Коллективные труды

 
Дальше      
 

Научные труды

Главное, что создает ученый - гуманитарий - это научный текст в виде книги, статьи, заметки или рецензии. 

Ученый может также выступать автором идеи, составителем и редактором коллективного труда или серийного издания. 

Отечественная тематика, т.е. изучение этнических и других...

Москва

Динамика этнического и конфессионального состава населения Москвы по данным предыдущих переписей

Первые статистические данные, характеризующие численность населения Москвы, относятся к середине XVII в. Согласно «Росписному списку» («Переписной книге города Москвы 1638 г.»), в столице России проживали около 200 тыс. чел.

К началу XVIII в. численность населения Москвы несколько сократилась и составила, судя по «ревизским сказкам», в 1710 г. около 160 тыс. чел., в 1725 г. – 140–150 тыс., в 1740 г. – 138,4 тыс., в 1776 г. – 161 тыс. чел.

О численности и конфессиональном составе населения Москвы в начале XIX в. можно судить по записям в церковных метрических книгах. Они, в частности, свидетельствуют о том, что накануне Отечественной войны 1812 г. в Москве проживали около 270 тыс. чел., а после ее окончания – немногим более 215 тыс. Известно также, что на каждые 100 жителей города приходилось 92 православных и, соответственно, 8 иноверцев.

Интенсивный миграционный приток в город в середине XIX столетия стал причиной значительного увеличения численности его жителей: в 1840 г. в Москве насчитывалось 349,1 тыс. чел., в 1856 г. – 368,8 тыс., в 1868 г. – 416,4 тыс. чел.

Проведение «однодневных переписей» в декабре 1871 г. и январе 1882 г. позволило получить более или менее точные сведения о населении Москвы в конце столетия: соответственно в названные годы в Москве было зафиксировано 601969 и 753469 чел. Данные этих переписей позволяют судить о конфессиональном и отчасти об этническом составе населения города. По вероисповеданию население Москвы распределялось в 1871 и 1882 гг. следующим образом: православные и единоверцы – 92,84 и 91,71%, протестанты – 2,05 и 2,28%, раскольники – 2,72 и 2,21%, иудеи – 0,88 и 2,00%, католики – 1,24 и 1,23%, магометане – 0,17 и 0,26%, армяне-григорианцы – 0,10 и 12%, остальные – 0,02%, не обозначены 0,17%. Об этническом составе населения можно в определенной мере судить по распространенности родного языка. В 1881 г. доля москвичей, говорящих на русском языке, составила 95,6%, а в 1882 г. – 94,5%; соответственно доля говорящих на польском – 0,60 и 0,60%, финском – 0,02 и 0,05%, латинском – 0,03 и 0,03%, литовском – 0,06 и 0,03%, еврейском – 0,94 и 1,61%, татарском – 0,15 и 0,24%, армянском – 0,10 и 0,12%, французском – 0,34 и 0,29%, немецком – 1,82 и 2,02%, английском – 0,12 и 0,10%, итальянском – 0,03 и 0,02%, скандинавском – 0,04 и 0,0%, голландском – 0,01 и 0,00%, на других европейских языках – 0,04 и 0,04%, на восточных языках – 0,05 и 0,03%, не ответили на этот вопрос 0,14% опрошенных.

Данные переписи 1882 г. зафиксировали очень значительный миграционный прирост населения города: 73,8% его тогдашних жителей родились за его пределами. Известно, что мигранты в основном были выходцами из Тульской, Калужской, Рязанской, Смоленской губерний. Жители уездов Московской губ., таких, как Подольский, Бронницкий, предпочитали селиться в Рогожской, Сущевской и Лефортовской частях Москвы, французы и немцы проживали на Тверской и Мясницкой.

Первая Всероссийская перепись населения, проведенная 28 января 1897 г., зафиксировала в Москве и ее пригородах 1 млн 426 тыс. чел., собственно в городской черте проживали около 1 млн чел. Москвичи с родным русским языком составляли 987 тыс. (95%). Наиболее заметными этнодиаспорными группами были немцы (около 18 тыс.), поляки (9 тыс.), евреи (около 5 тыс.), татары (4,3 тыс.).

Рост численности москвичей и в дальнейшем происходил за счет миграционного притока. В 1902 г. местных уроженцев в Москве насчитывалось 27,6%, а пришлых – 72,%. Материалы переписи 1912 г. показали, что около 85% жителей родились вне Москвы. Если в 1902 г. коренных москвичей было 27%, то в 1912 г. их стало меньше, примерно 21% от общего числа жителей города.

Первая всесоюзная перепись населения показала, что в 1926 г. население Москвы составило 2025947 чел., из них более половины (1117977 чел.) не являлись уроженцами Москвы. В 1926 г. русские в городе составляли 1772 тыс. чел. (87,4%), евреи – 131 тыс. (6,5%), татары – 171 тыс. и украинцы – 161 тыс. Сравнение национального состава Москвы, по данным переписей 1912 и 1926 гг., показывает, что доля русских в этот период уменьшилась на 7,8% (в 1912 г. – 95,3%), доля немцев сократилась на 0,9%, поляков – на 0,2%, зато увеличилась численность евреев (на 6,1%), украинцев (на 0,6%), татар, латышей, армян (на 0,3%).

Данные переписи населения 1939 г. вызывают серьезные сомнения с точки зрения корректности сбора и интерпретации статистической информации. С известной осторожностью можно утверждать, что в сравнении с данными 1926 г., доля русских среди москвичей не изменилась, незначительно сократилась доля евреев – с 6,5 до 6%, зато удельный вес украинцев повысился с 0,8 до 2,2%, татар – с 0,8 до 1,4%, армян – с 0,2 до 0,3%.

Перепись населения 1959 г. зафиксировала заметные изменения этнического состава населения в годы Отечественной войны: по сравнению с 1939 г., среди горожан повысился удельный вес русских (с 87,4 до 89,5%), снизился удельный вес евреев (с 6,0 до 4,1%), уменьшилась доля немцев, поляков, представителей народов Прибалтики, мордвы, азербайджанцев, грузин, но увеличилась доля татар (до 1,5%), а также украинцев и белорусов.

По данным переписи 1970 г., численность населения Москвы составила 7 млн. 194,3 тыс. человек, по переписи 1979 г. – 8142,2 тыс.

Всесоюзная перепись населения 1989 г. показала, что в Москве проживали 8 972,3 тыс. чел. За 1970–1989 гг. несколько выросла доля русского населения столицы (с 89,2 до 89,7%), украинцев (с 2,6 до 2,8%), татар (с 1,6 до 1,8%), белорусов, народов Кавказа, Средней Азии, мордвы, чувашей и др., но сократилась доля евреев (с 3,6 до 2%), представителей народов Прибалтики.

В абсолютных цифрах этнический состав населения города выглядел следующим образом (чел.): русские – 7 963 246, украинцы – 252 670, евреи – 174 728, татары – 157 376, белорусы – 73 005, армяне – 43 989, мордва – 30 916, азербайджанцы – 20 727, грузины – 19 608, чуваши – 18 358, узбеки – 9183, казахи – 8225, осетины – 7270, молдаване – 6997, поляки – 6920, башкиры – 5417, немцы – 4670, латыши – 3896, корейцы – 3693, греки – 3586, литовцы – 3243, ассирийцы – 3196, киргизы – 3044, таджики – 2893, болгары – 2641, удмурты – 2600, марийцы – 2490, лезгины – 2434, чеченцы – 2101, туркмены – 2093, эстонцы – 1801, аварцы – 1706, буряты – 1496, таты – 1292, абхазы – 1286, цыгане – 1284, кабардинцы – 1275, арабы – 1261, карелы – 1245, испанцы – 1219, коми – 1141, вьетнамцы – 1052, лакцы – 913, даргинцы – 891, венгры – 838, евреи горские – 776, якуты – 771, кумыки – 727, ингуши – 685, карачаевцы – 624, чехи – 605, кубинцы – 597, адыгейцы – 490, финны – 471, каракалпаки – 402, балкарцы – 399, черкесы – 374, китайцы – 372, гагаузы – 352, хакасы – 316, коми-пермяки – 307, монголы – 301, караимы – 283, румыны – 270, афганцы – 263, татары крымские – 239, итальянцы – 235, сербы – 227, представители народов Индии и Пакистана – 223, курды – 209, тувинцы – 195, словаки – 159, уйгуры – 159, абазины – 145, турки – 137, персы – 126, французы – 117. Численность прочих этнодисперсных групп (всего 42) не превышала 100 человек.

К сожалению, приведенные данные не позволяют судить о том, какую долю в той или иной этнодисперсной группе составляли коренные («прописанные») москвичи, а какую соответствующие иноэтничные (по отношению к этническому большинству) мигранты. Это во многом снижает гносеологический потенциал статистической информации и сужает базу сравнения с данными грядущей переписи.

Микроперепись 1994 г. не дает всей необходимой информации и вызывает серьезные сомнения в достоверности ее данных прежде всего по этническому составу населения. В частности, вызывает недоумение увеличение доли русских (по сравнению с 1989 г.) в населении Москвы с 89,7 до 90,5%. По данным микропереписи, доля татар увеличилась с 1,8 до 1,9%, армян с 0,5 до 0,7%, зато уменьшилась доля украинцев с 2,8 до 2,4%, белорусов – с 0,8 до 0,7% и евреев с 2 до 1,5%[1].

Актуальная ситуация в сфере статистического учета этнического состава населения столичного мегаполиса

Политические и социально-экономические катаклизмы, сотрясавшие постсоветское пространство в течение 12 лет, стали причиной небывалой миграционной активности населения. Москва стала центром притяжения законных и незаконных мигрантов, которые серьезно изменили этнокультурный и этноконфессиональный облик города.

К сожалению, московские власти не смогли должным образом организовать статистический учет прибывающих в город переселенцев. Ведомственная статистика оказалась фрагментарной, а попытки агрегации данных ведомственного учета – неэффективными.

Комитет по делам миграции Москвы вел учет только тех мигрантов, которые обращались к властям с просьбой о предоставлении статуса беженцев или вынужденных переселенцев, а также тех, кто пытался получить различные ссуды и субсидии. Таковых было меньшинство. Паспортные столы отслеживали только тех, кто приобретал в городе недвижимость или вступал в законный брак. При этом выяснить процент фиктивных браков и долю фиктивных имущественных сделок (покупка несуществующего или ветхого, непригодного для проживания жилья) оказалось невозможно. Особый режим регистрации в Москве оказался неэффективным в силу тотальной коррупции сотрудников правоохранительных органов и породил только массовые нарушения прав человека в отношении граждан России и иностранцев, по тем или иным причинам прибывшим в столицу. Фиксировать нелегальных экономических и криминальных мигрантов, а также транзитных мигрантов из стран СНГ и дальнего зарубежья оказалось невозможным в силу прозрачности границ России.

В силу этих и других причин субъект управления очень плохо осведомлен об объекте управления: фактически отсутствуют достоверные данные об этносоциальной, этнодемографической, этноконфессиональной структуре населения столичного мегаполиса. Как констатировал мэр Москвы Ю. Лужков, сегодня в этой сфере «царит полный хаос»[2].

За неимением лучшего чиновники, призванные оптимизировать этносоциальные процессы в городе, апеллируют к данным последней переписи населения. Однако совершенно очевидно, что численность целого ряда этнодиаспорных групп в Москве изменилась в несколько, а в ряде случаев, возможно, в десятки раз. Это относится прежде всего  к представителям закавказских (армянам, азербайджанцам, грузинам), центральноазиатских (таджикам, таджикским цыганам – люли, афганцам), южноазиатских (китайцам, корейцам) этнических групп. Трудно поддается описанию и численность гастрабайтеров с Украины и из Молдавии, работающих на стройках Москвы. Безусловно, последние 10 лет многократно возросла и численность мигрантов (в том числе – «маятниковых») из российских республик Северного Кавказа (в особенности чеченцев и представителей народов Дагестана).

По разным оценкам, в том числе по оценкам экспертов МВД, в 9-миллионной столице только нелегальных мигрантов проживает от 900 тыс. до 3 млн[3]. По официальной статистике МВД от 1996 г., отмечен резкий рост закавказской миграции в Москву – 17,1%. Из них 10,6%, т е. абсолютные лидеры, – армяне. Как правило, армяне, грузины и азербайджанцы прибывают в Москву не из российских регионов, а из своих стран. И до 85% из них – мужчины трудоспособного возраста.

По недавно опубликованным данным УВКБ ООН, этнических афганцев в Москве проживает около 50 тыс.[4]

Заместитель председателя Комитета по делам миграции правительства Москвы Б. Сергеев на мой вопрос о наиболее вероятной оценке числа нелегальных мигрантов, обосновавшихся в Москве, ответил: «Судите сами: московскими властями зарегистрировано где-то 900 тыс. мигрантов, а наказано за нарушение правил регистрационного учета уже 2 млн 200 тыс. И это только попавшие в статистику!»[5].

По данным ГУВД, в 2001 г. 18 100 чел. пополнили число жителей Москвы в связи с покупкой жилья. Покупателями квартир стали 5500 чел. из Московской обл., около 8000 чел. переселились из ругих регионов России, 644 чел. – из стран СНГ. Около 17 100 чел. (в 2,8 раза больше, чем в 2000 г.!) получили постоянную регистрацию в Москве в связи с заключением брака. 15 400 чел. получили в 2001 г. российское гражданство. Зарегистрированы по месту пребывания 932 800 чел., из них граждан СНГ – 576 800.

По словам В. Маленкова – начальника отдела паспортно-визового управления ГУВД Москвы, «за четыре месяца 2002 г. в столице зарегистрировано 180 000 граждан РФ, СНГ и иностранцев, прибывших в основном на заработки, и более 300 000 человек привлечено к административной ответственности за нарушение паспортно-визового режима»[6].

12 июля 2002 г. на пресс-конференции глава Комитета по делам миграции столичного правительства С. Смидович сообщил, что на начало этого года население Москвы составило 8 млн 530 чел., сократившись с 1991 г. на 457 тыс. чел. Учитывая, что территория Москвы составляет 1091 кв. км, плотность населения достигает 7,8 тыс. чел. на 1 кв. км. В то же время в результате «маятниковой» миграции постоянное «дневное население» города исчисляется в 11,5 млн чел. Таким образом, реальная плотность населения – 10,5 тыс. чел. на 1 кв. км. На данный момент, по словам С. Смидовича, в столице проживает около 800 тыс. чел., не имеющих никакой регистрации. В 2001 г. в столицу на постоянное место жительства прибыли почти 87 тыс. чел., а уехали 35 тыс. В итоге миграционный прирост мегаполиса составил всего 52 тыс. чел., что на 22% меньше, чем в 2000 г. По официальным данным, в настоящее время в Москве без регистрации проживают примерно 600–800 тыс. чел., около 100–150 тыс. из них – нелегалы из дальнего зарубежья (прежде всего из Афганистана, Африки и Юго-Восточной Азии), остальные – из стран СНГ и российских регионов. На конец прошлого года в Москве официально зарегистрированы 82 тыс. иностранных рабочих.

В 1997 г. было предпринято исследование, в ходе которого китайцев и вьетнамцев, обосновавшихся в Москве, попытались сосчитать по числу абонентов пейджинговых станций. В результате оказалось, что китайцев в Москве 30–40 тыс., вьетнамцев – 20–30 тыс.[7] По понятным причинам достоверность такого рода информации вызывает известные сомнения: пейджеры могут позволить себе совсем не многие выходцы из стран Юго-Восточной Азии.

Вероятно, грядущая перепись зафиксирует еще одно существенное изменение этносоциальной структуры мегаполиса: за последнее десятилетие из Москвы уехало очень много евреев[8], причем, как правило, это представители творческой, гуманитарной или технической интеллигенции.

Вакуум достоверной информации порождает слухи и мифы о «нашествии». Пожалуй, самый компетентный сотрудник Комитета по связям с общественными организациями правительства Москвы Э. Коман справедливо отмечает: «В течение многих лет в СМИ запускаются некие цифры, касающиеся количества нерусских в Москве. Огромные цифры… Эти цифры взяты с потолка и не имеют отношения к действительности»[9]. Нет сомнения в том, что подобная информация провоцирует рост ксенофобии и служит питательной средой для всякого рода экстремистских групп.

Практически не изучена этническая топография столичного мегаполиса. Не вполне понятно, насколько вообще правомерно говорить о локализации этнодисперсных групп на территории города. Один из наиболее авторитетных экспертов, директор Института этнологии и антропологии РАН В. Тишков полагает, что в Москве «едва ли будут этнические кварталы или что-то типа негритянских гетто» и прогнозирует, что «смешанное проживание в городе будет сохраняться»[10].

Вместе с тем на уровне обыденного сознания формируются представления о том, что в городе появились районы компактного проживания представителей целого ряда этнических групп. Эти представления находят отражение в столичной прессе и, вероятно, имеют под собой какие-то основания. Считается, что на юго-западе Москвы преимущественно расселяются армяне, в Измайлово селятся азербайджанцы, в Марьиной Роще – грузины, в Очаково и в районе метро «Автозаводская» много китайцев, а в районах метро «Савеловская», «Домодедовская», «Планерная» – выходцев из Юго-Восточной Азии. Таджики селятся в ближайшем Подмосковье в дачных поселках, где им удается найти работу[11]. Таджикские цыгане – люли – селятся таборами вокруг Московской кольцевой автодороги.

Административные усилия московских властей по подготовке переписи населения

Московская мэрия чрезвычайно заинтересована в успехе предстоящей переписи населения и, надо отдать ей должное, заблаговременно начала серьезную организационную подготовку переписной кампании. Первой акцией задуманного плана подготовительных мероприятий стала пробная перепись жителей района Преображенское. Как заявил заместитель мэра Москвы, председатель Комиссии по проведению Всероссийской переписи населения 2002 г. в Москве А. Петров, «проведение нынешней переписи мы начали готовить 2 года назад, когда было принято Постановление Правительства города о пробной переписи населения в районе "Преображенское" Восточного административного округа. С учетом проблем, с которыми мы столкнулись в 2000 г., мы будем строить свою работу сегодня»[12]. Действительно, в октябре 2000 г. в районе «Преображенское» провели пробную перепись. Удалось переписать 81,2% жителей, категорически отказались сообщать какие-либо сведения о себе около 10% жителей[13]. Более 7 тыс. жителей района не стали контактировать с переписчиками. Число лиц, переписанных одним переписчиком, колебалось от 163 до 459 чел. Около 75% переписчиков опросили не более 370 человек. Важен в данном случае был не корректный статистический материал, а опыт работы переписчиков, которые столкнулись с рядом серьезных проблем. Именно тогда стало ясно, что в условиях криминального бума москвичи не торопятся открывать двери своих домов переписчикам, и для успеха будущей переписи необходимо расширить арсенал методов сбора информации. Была апробирована новая форма получения сведений от респондентов на стационарных участках и по телефону.

Главной проблемой, с которой столкнулись в Преображенском, оказалась проблема информационной неподготовленности населения к участию в переписи и как следствие этого – опасения людей относительно вреда, который может принести им участие в переписи. Сказался постперестроечный синдром недоверия властям. Были выявлены и организационно-технические сложности работы переписчиков: проблема подбора помещений для размещения переписных кадров, трудности с комплектованием и обучением кадров переписчиков (большинство из первоначально подобранных переписчиков отказались от работы прежде всего из-за низкой оплаты труда)[14].

Нужно отметить, что по впечатлениям рядовых участников пробной переписи, «наиболее дисциплинированными в плане ответов оказались гастарбайтеры, торговцы-южане… напротив, наибольшую осторожность проявляли москвичи. Самыми неудобными оказались вопросы, касающиеся имущества… А вот насчет национальности отвечали охотно»[15].

Своеобразной «прелюдией к переписи населения» назвал процедуру обмена старых паспортов на новые мэр города Ю. Лужков на специальном заседании правительства Москвы, состоявшемся в конце января 2002 г. По мнению мэра, замена документов, а также перепись граждан РФ «позволят получить хоть какую-то ясность о численности и структуре населения Москвы»[16]. Заметим по этому поводу, что статистические данные, полученные в ходе замены паспортов, могут оказаться куда более достоверными, нежели результаты переписи в столице. Очевидно, что паспортные столы к концу кампании будут располагать весьма полной информацией о количественном составе постоянного населения мегаполиса. Что же касается нелегальных мигрантов, то и перепись не даст статистической информации, которая могла бы интерпретироваться как безусловно достоверная. Это обстоятельство ставит под сомнение целесообразность такого дорогого и трудоемкого проекта, как перепись. Впрочем, в контексте этнологической проблематики данные паспортных столов теперь окажутся малоинтересными – информации об этнической идентичности владельцев новых паспортов не будет.

По настоящему активная работа по подготовке переписи началась в Москве весной 2002 г.

19 марта Ю. Лужков подписал Постановление «Об информационном обеспечении проведения в городе Москве Всероссийской переписи населения 2002 года». В соответствии с данным постановлением утвержден План информационно-разъяснительной кампании, посвя­щенной проведению Всероссийской переписи населения 2002 г. в г. Москве. Важнейшим элементом этого плана стало создание Информационного центра (далее – ИЦ) по подготовке и проведению Всероссийской переписи населения 2002 г. в столице. Его основная задача – проведение информационной кампании, распространение среди жителей Москвы пропагандистских материалов о целях переписи, необходимости участия в ней и гарантиях конфиденциальности полученной в результате переписи информации. Функционирование центра запланировано на период с марта по декабрь 2002 г. Его штат насчитывает 15 сотрудников. ИЦ является своеобразным инфор­мационным штабом города по проекту «Перепись», куда стекается вся последняя информация, касающаяся подготовительных мероприятий. Центр снабжает информацией заинтересованные целевые аудитории, а также средства массовой информации. Усилиями сотрудников ИЦ создана и поддерживается специальная страничка в сети Интернет на сайте московского правительства. ИЦ призван наладить активное сотрудничество мэрии со средствами массовой информации, регулярно проводить пресс-конференции, брифинги, круглые столы по проблемам переписи, реализовывать специальные проекты, способствующие максимально эффективному проведению переписи населения в Москве[17].

Среди названных специальных проектов, подготовленных для работы с отдельными группами населения, в ИЦ реализуется проект «Национальные диаспоры и религиозные центры». Он призван привлечь к информационно-пропагандистской работе руководителей национально-культурных центров и религиозных деятелей[18]. Директор ИЦ М. Семиохин на пресс-конференции, посвященной созданию центра, заявил: «Свою задачу мы видим в том, чтобы накануне предстоящей переписи снять страхи у той части российского общества, которая по разным причинам находится в столице России на нелегальном положении – в качестве беженцев, бомжей или транзитных проезжающих – и не заинтересована в контактах с любыми государственными структурами»[19].

В апреле в Москве началась широкомасштабная информационно-рекламная компания, посвященная переписи населения. Решение о проведении компании городские власти приняли с целью привлечь к участию в переписи как можно больше москвичей. Рекламу переписи разместили на дисплеях в крупнейших супермаркетах Москвы, на крупных рекламных щитах и транспарантах-перетяжках, позже такая реклама должна была появиться на городском пассажирском транспорте, на остановочных павильонах, на станциях метро, а также на вагонах поездов «подземки». В почтовые ящики москвичам было решено разносить специальные тематические брошюрки.

Рекламная компания была инициирована и в подведомственных московскому правительству СМИ: на канале ТВЦ, а также на кабельном телевидении запущены рекламные ролики, посвященные переписи. Осенью была подготовлена серия тематических передач, которые вышли на каналах ТВЦ и РТР. Среди районных и окружных газет в августе–сентябре проведился конкурс на лучшую публикацию по теме переписи. ИЦ подготовил к изданию и в апреле опубликовал первый выпуск специального бюллетеня «Московская перепись». Очередные  его выпуски вышли в свет в июне–сентябре[20].

18 апреля состоялась встреча представителей правительства Москвы, Мосгоркомстата и ИЦ с главными редакторами московских окружных и районных СМИ. Встреча была организована ИЦ при поддержке ЗАО «Агентство "Имиджленд – паблик рилейшнз"». Участники семинара обсуждали проблемы подготовки к проведению предстоящей переписи населения в городе и участия московских окружных и районных СМИ в информационно-пропагандистской кампании. Влиятельные чиновники правительства Москвы (начальник управления по связям с органами законодательной и исполнительной власти правительства Москвы К. Данилин, заместитель председателя Московского городского комитета государственной статистики Н. Ларионова, начальник информационно-методического отдела Комитета территориальных органов исполнительной власти и развития местного самоуправления правительства Москвы Г. Борятинская, координатор информационно-разъяснительной кампании, посвященной проведению Всероссийской переписи 2002 г. в городе Москве, генеральный директор агентства «Имиджленд» В. Моисеева, руководитель ИЦ М. Семиохин) убеждали главных редакторов региональной прессы в необходимости организации широкомасштабной пропагандистской акции, направленной на преодоление различных фобий, связанных с грядущей переписью, у жителей столицы[21].

Чуть позже – 25 апреля – состоялся городской семинар глав районных управ Москвы на тему «Об организации подготовки и проведения Всероссийской переписи населения в 2002 г. Вопросы методологии, финансового обеспечения». Семинар вел заместитель мэра Москвы в правительстве Москвы, председатель Комиссии по проведению Всероссийской переписи населения 2002 г. в г. Москве А. Петров. А. Акимов – председатель Московского городского комитета государственной статистики – выступил с докладом «Основные методологические и организационные положения Всероссийской переписи населения 2002 г.», С. Васюков – глава управы района «Преображенское» – говорил об опыте организации и проведения пробной переписи населения в его районе, Н. Ларионова доложила о ходе выполнения подготовительных мероприятий к проведению переписи населения, основных этапах ее осуществления[22].

22 мая в здании Правительства Москвы состоялась пресс-конфе­ренция «О проведении в городе Москве Всероссийской переписи населения 2002 г.». На вопросы представителей средств массовой информации отвечали А. Петров и специалисты Мосгоркомстата. А. Петров рассказывал журналистам об опыте пробной переписи в октябре 2000 г. в районе «Преображенское». По его словам, главная проблема, которую помогла выявить пробная перепись, – это неподготовленность населения к участию в переписной кампании. Москвичи боялись открывать двери переписчикам. А. Петров убеждал журналистов в том, что в ходе переписи в Преображенском не было выявлено ни одного факта, когда бы под личностью переписчика в квартиру проник мошенник. Он акцентировал внимание и на том факте, что при пробной переписи населения была апробирована новая для России форма получения сведений от респондентов – на стационарных участках.

В тот же день, 22 мая, посетители сайта www.mosinform.ru смогли принять участие в первой интерактивной пресс-конференции по вопросам переписи населения Москвы, которую провел А. Петров[23].

С 20 июня началась плановая рекламная акция переписи с использованием общественного транспорта столицы. С этого времени по улицам Москвы ездили троллейбусы и автобусы со слоганами, посвященными переписи, на бортах. (Пример такого рода рекламы: «Впиши себя в историю города!») В акции задействованы машины почти всех автобусных и троллейбусных парков Москвы[24].

В июне Государственный комитет Российской Федерации по статистике (Госкомстат России) начал обучение переписного персонала. В тренинге, который прошел в Москве 24–28 июня и 1–5 июля, приняли участие заместители руководителей территориальных органов статистики и начальники отделов переписи населения и демографической статистики. Мосгоркомстат на этом мероприятии представляли заместитель председателя Ф. Фархутдинова и начальник отдела переписи населения и демографической статистики И. Щербакова. Этот тренинг был первым этапом многоступенчатой подготовки переписного персонала. На следующих этапах сотрудники Мосгоркомстата обучали начальников окружных отделов статистики, уполномоченных по вопросам переписи в районах, заведующих переписными участками и их помощников, которые в свою очередь занимались подготовкой инструкторов-контролеров. Заключительной стадией подготовки переписного персонала в Москве стало обучение собственно переписчиков.

Проведение переписных мероприятий потребовало привлечения огромных финансовых ресурсов. Несмотря на то что перепись как акция федерального масштаба – финансируется из Федерального бюджета московская Мэрия взяла на себя значительную долю ее материального обеспечения: 379,7 млн руб. заложено на ее проведение в бюджете города. Предполагается, что эти средства частично будут компенсированы из федерального бюджета по итогам переписной кампании, по фактическим затратам, которые понесет город[25]. Кроме того, правительство Москвы на своем заседании 25 июня приняло дополнения к распоряжению от 19 апреля 2002 г., касающемуся финансирования переписи населения в Москве. Согласно новому распоряжению, префекты административных округов могут финансировать подготовку, проведение и обработку результатов переписи через районные управы Москвы. В свою очередь главы управ отныне обязаны предоставлять ежеквартальные отчеты об использовании выделенных средств[26].

10 июля в пресс-центре «Мир новостей» заместители председателя Мосгоркомстата Н. Ларионова и Ф. Фархутдинова провели пресс-конференцию «Ситуация с переписью в Москве». На ней вновь освещались организационные, методологические и информационные аспекты предстоящей переписи. Н. Ларионова констатировала, что «Правительство Москвы придает очень важное значение переписи и все вопросы, касающиеся ее организации, решаются компетентно и оперативно», и призвала журналистов более широко и взвешенно освещать ход подготовки к Всероссийской переписи населения.

В тот же день, 10 июля, в Москве состоялся круглый стол на тему «Перепись населения – сфера интересов социально ответственного бизнеса», организованный Фондом социального партнерства. На нем присутствовали как представители власти, так и бизнесмены, в том числе руководители негосударственных пенсионных фондов. Председатель Государственного комитета РФ по статистике В. Соколин обратил внимание присутствующих на тот аспект проведения переписи, который до этого времени практически не обсуждался, – на участии в переписной кампании деловых структур. По его словам, «на Западе бизнес-организации берут на себя весомую часть финансирования переписной кампании, так как понимают, что объективный социально-экономический портрет населения играет ключевую роль для ведения бизнеса». Участвовавшие в круглом столе бизнесмены не только выразили готовность оказывать всемерное содействие подготовке и проведению переписи, но и критиковали правительство, за то, что оно изначально не планировало проводить перепись в партнерстве с бизнесом. Бизнесмены выступили с инициативой создания организации, объединяющей деловые структуры в рамках поддержки переписной кампании, и обратились к Фонду социального партнерства с предложением взять на себя работу по организации сотрудничества бизнеса и госструктур, разработке конкретных программ такого сотрудничества.

В июле были выполнены первоочередные задачи организации переписного процесса. Укомплектован состав уполномоченных по вопросам переписи (104 чел.). Подобраны заведующие переписными участками (658 чел.). Изготовлены схематические карты районов, завершена работа по подбору помещений. Выделено 5268 помещений для работы всех структур, наведен порядок в адресном хозяйстве столицы[27].

С 22 июля ИЦ организовал работу справочного телефонного канала «Москвичам о переписи 2002», предполагая обеспечить москвичей достоверной и полной информацией о проведении переписи населения в столице. Операторы работали с 9 до 21 часа, а в ночное время можно было прослушать сообщение автоинформатора, дающее «базовую» информацией о переписи. Все операторы прошли подготовку в Мосгоркомстате и готовы были ответить практически на любой вопрос. Если же у оператора возникали затруднения с ответом, ему следовало проконсультироваться со специалистом Мосгоркомстата и затем перезвонить задавшему вопрос. 6 августа А. Петров посетил call-центр «Горячие линии», на базе которого организована «горячая линия» «Москвичам о переписи 2002», и заявил, что она является одним из важнейших инструментов информирования жителей Москвы о предстоящей переписи.

В середине августа я беседовал с сотрудниками «горячей линии» и выяснил, что большинство поступающих вопросов можно дифференцировать по пяти основаниям: это вопросы о целях переписи, содержании переписных листов, адресах переписных участков, возможности поработать переписчиком и безопасности переписи. Максимальное количество звонков в день в августе не превышало 250, в сентябре произошло некоторое повышение интереса москвичей к переписи.

В информационной справке, подготовленной сотрудниками «горячей линии» в конце августа, сообщалось, что «наиболее частыми были вопросы, касающиеся правил проведения переписи и содержания переписных листов, а также справки по местам организации пунктов переписи в микрораонах Москвы». Большинство позвонивших москвичей (78%) относятся к переписи позитивно, 13% – нейтрально, 9% – негативно. Чаще всего звонили женщины (72% всех звонков), большинство позвонивших – люди старше 46 лет[28].

Просмотрев рубрику «Вопросы-ответы» на сайте Информационного центра, я обнаружил только один вопрос, имевший явный этнический контекст: «Меня зовут Романом Стояновым. По имени вроде бы сразу ясно, что по национальности я – болгарин. Однако на родине предков я никогда не был. Да и на языке их, как и все болгары из моего родного гагаузского села Чадыр-Лунга на юге Молдавии, не свяжу и двух слов. В семье у нас всегда говорили только по-русски. Никогда не задумывался, почему же во всех анкетах неизменно пишу: "болгарин"». Ответ Р. Стоянову был дан достаточно квалифицированный: «Во всем цивилизованном мире свою национальность человек определяет сам. Слово nationality, встречающееся в заграничных паспортах, следует переводить на русский не как "национальность", а как "гражданство"».

По инициативе мэрии 19 августа был организован масштабный медиа-тур «Готовность административных округов к предстоящей переписи на примере ЦАО и ВАО». Программа пресс-тура включала в себя встречу журналистов с заместителем Мэра Москвы А. Петровым и другими влиятельными чиновниками, ответственными (в рамках своей компетенции) за проведение переписи в столице, а также посещение Центрального и Восточного административных округов, call-центра «Горячие линии», на базе которого открыта «горячая линия» «Москвичам о переписи–2002». Во время медиа-тура представителям СМИ была предоставлена возможность ознакомиться с ходом подготовки к Всероссийской переписи населения на местах на примере округов Москвы («офисного» – Центрального и «спального/промышленного» – Восточного), познакомиться с инспекторами-контролерами и переписчиками, а также понаблюдать, как работают операторы «горячей линии» «Москвичам о переписи–2002».

Процедура предстоящей переписи в Москве

В столице с учетом установленных Госкомстатом РФ средних норм нагрузки на переписной персонал было организовано 658 переписных, 4616 инструкторских и 20 778 счетных участков. В каждом районе Москвы, в зависимости от численности населения, созданы от 4–5 до 10–12 переписных участков. Они в свою очередь делились на инструкторские участки, а в составе последних выделялись счетные участки – территории, подлежащие опросу одним переписчиком[29].

По решению Госкомстата РФ, для Москвы были снижены нормы нагрузки на переписные участки (с 9 до 7 счетных участков на одного инструктора-контролера). По расчетам Госкомстата РФ, в Москве должно было быть организовано 1039 стационарных участков. Однако уже накануне переписи специалисты Мосгоркомстата заявляли, что этого количества переписных участков будет недостаточно.

Пробная перепись населения в районе «Преображенское» и результаты изучения общественного мнения, а также предложения, поступившие на пейджер мэра Москвы, показывали, что москвичи предпочитают новую форму опроса: на стационарном участке, а не по месту жительства, как это было прежде. В связи с этим работу переписных участков организовали таким образом, чтобы люди могли быстро пройти процедуру переписи и не стоять в очередях. Для переписных и инструкторских участков были выделены помещения не менее 25 кв. м и не менее 20 кв. м соответственно. Кроме того, переписные участки организовали в местах массового скопления людей: на рынках, вокзалах, в аэропортах и т. д. Для этого на каждом инструкторском участке был сформирован штат стационарных переписчиков – всего по Москве 3 577 чел.

При составлении плана проведения Всероссийской переписи 2002 г. в Москве были также учтены границы общественных пунктов охраны порядка, что позволило осуществлять более тесное и эффективное взаимодействие переписного персонала с органами МВД. Для того чтобы москвичи могли отличить настоящих переписчиков от лжепереписчиков, все переписчики получили специальное удостоверение с высокой степенью защиты, которое они наряду с собственным паспортом обязаны предъявлять перед тем, как войти в квартиру. Кроме того, переписчикам выдали специальный нагрудный знак с символикой переписи 2002 г. и специальный портфель. В квартиры граждан, вызывающих недоверие у правоохранительных органов, переписчики приходили в сопровождении участкового милиционера, который должен был обеспечивать безопасность процедуры переписи[30].

Для того, чтобы обеспечить безопасность горожан, к переписи решено было привлекать старших по подъезду. Они сопровождали переписчиков во время переписи в своем подъезде. Впрочем, если все эти меры казались жителям столицы неубедительными, от участия в переписи они могли отказаться, поскольку в федеральном законе № 8–Ф3, подписанном президентом РФ в январе 2002 г., указано, что перепись – дело абсолютно добровольное, хоть и является «общественной обязанностью человека и гражданина». А. Петров неоднократно подчеркивал, что к москвичам, отказавшимся от участия в переписи, «никаких репрессивных мер со стороны городских властей применяться не будет»[31].

Обход квартир совершался трижды. Сначала, за 3–4 дня до переписи, переписчики совершали предварительный обход. Переписчики показывали паспорта и удостоверения с фотографиями. В ходе первого посещения они не заполняли никаких документов, а лишь выясняли у респондентов, в какое время дня во время проведения переписи их удобно посетить, а также сколько человек живет в данной квартире, вручали листовку с адресом и телефоном переписного пункта. Любой москвич, позвонив по телефону, мог проверить личность переписчика. Второй обход переписчики совершали во время переписи, когда и заполняли переписные бланки со слов респондентов. Через четыре дня – третий обход, контрольный: переписчики посещали квартиры, в которых во время предыдущих обходов им не открыли двери.

Не вполне ясен был вопрос о возможности пройти перепись по телефону. Как заявил на одной из пресс-конференций А. Петров, «по телефону перепись, так же, как и по Интернету, проводиться не будет. Только с глазу на глаз – или на квартире, или на переписном участке»[32]. Впрочем, в другом интервью говорилось, что «перепись по телефону будет проводиться лишь в исключительных случаях, когда на этом будут настаивать граждане»[33].

Для работы в качестве переписчиков правительство Москвы привлекало студентов и преподавателей вузов. Благодаря сотрудничеству с Союзом ректоров удалось заключить договоры с 45 вузами Москвы. Наиболее активно участвовали в переписной кампании Технический университет им. Баумана, Московский энергетический институт, Институт путей сообщения. Уже к концу июля было подобрано 26297 переписчиков. С ними были заключены контракты, хотя следует отметить, что оплата труда переписчиков оказалась весьма скромной – около 1500 руб.[34] Интересно, что в Зеленограде иначе формировали штат переписчиков: префект округа счел, что привлечение к переписи студентов может оказаться неэффективным. Как сказал А. Смирнов, «мы пошли по другому пути, чем в Москве. Мы не делаем ставку на студентов, а пытаемся привлечь тех, кого люди знают и кого готовы пустить в дом: учителей, участковых врачей, старших по подъезду»[35]. Нужно отметить, что этот принцип комплектования переписчиков оказался более продуктивным.

Алгоритм обработки эмпирической информации будет выглядеть следующим образом. Переписные бланки, заполненные переписчиками со слов респондентов из переписных участков, будут доставлены в Мосгоркомстат, где нарративная информация подвергнется кодировке, после чего они будут отправлены в Государственный межрегиональный центр – вычислительный центр Госкомстата (ГМЦ). ГМЦ сканирует закодированные бланки и перенесет обезличенную информацию на магнитные носители. В таком виде информация будет храниться в Госкомстате. Переписные бланки после сканирования уничтожат. Только после такой процедуры «обезличивания» информация станет доступной. Она будет подвернута статистической обработке, сведена в таблицы и опубликована. Окончательные данные публикуются через полгода после проведения переписи. Предварительные данные, например, общую численность населения с разбивкой по районам, предполагается опубликовать сразу по окончании переписи[36].

Участие этнокультурных общественных организаций в предстоящей переписи

Осознание серьезных трудностей, связанных с выяснением числа легальных и нелегальных мигрантов, а фактически с выяснением численности тех или иных этнокультурных общностей в постсоветской России, побудили федеральные, а затем и московские власти обратиться за помощью к формальным лидерам российских и московских национально-культурных автономий и иным лидерам этнокультурных ассоциаций с просьбой о содействии в организации переписи членов соответствующих этнодисперсных групп в России и в столичном мегаполисе.

16 апреля 2002 г., выступая на круглом столе «Взаимодействие государственных структур с национально-культурными объединениями в рамках подготовки и проведения Всероссийской переписи населения 2002 года», зам. председателя Госкомстата России С. Колесников заявил, что «Всероссийская перепись населения 2002 г. является единственной возможностью определить национальный состав России». По его словам, только в Москве проживают представители более 120 народов. Узнать их численность и социальный состав можно только в ходе переписи, так как в настоящее время графа «национальность» отсутствует даже в паспорте. В этой связи С. Колесников выразил уверенность, что для ее успешного проведения необходимо взаимодействие государственных структур со всеми национально-куль­турными объединениями, которых в РФ насчитывается около 1,5 тыс. По его словам, «в ближайшие 10 лет данные переписи о численности национальных диаспор будут учитываться при осуществлении национальной и региональной политики, в том числе в сфере миграции». С. Колесников констатировал тот факт, что «в связи с открытием границ, с одной стороны, возросла эмиграция из России, а с другой, иммиграция, в том числе нелегальная, в Россию, особенно из слабо развитых стран. Многие иммигранты используют Россию как перева­лочный пункт для дальнейшей эмиграции на Запад. Эти явления оказывают большое влияние на экономику страны, на межнациональные отношения в обществе. Для решения возникающих проблем нужна точная статистика, которую может дать только перепись. Статистические данные необходимы также для предотвращения разжигания национальной розни и решения всего комплекса возникающих социально-экономических проблем»[37].

Позже, 24 мая 2002 г., министр РФ В. Зорин, курирующий вопросы национальной политики в Правительстве РФ, заявил в интервью корреспонденту РИА «Новости», что «национально-культурные автономии России окажут большую помощь в ходе проведения Всероссийской переписи населения». Такое решение было принято на заседании консультативного совета национально-культурных автономий при правительстве РФ, прошедшем в этот день в Москве. Как сообщил В. Зорин, представители национально-культурных автономий определили меры по оказанию поддержки государственным органам власти при проведении переписи. Так, в частности, представители автономий будут рекомендованы органам статистики в качестве переписчиков. Кроме того, представители автономий готовы участвовать в пропаганде переписи населения в региональных и местных средствах массовой информации. Помимо помощи в качестве переписчиков представители национально-культурных автономий готовы помочь Госкомстату уточнять формулировки по знанию родного языка и иных языков[38].

В соответствии с этими установками федеральной власти правительство Москвы также инициировало процесс вовлечения лидеров этнокультурных ассоциаций в кампанию по информационной подготовке переписи.

28 мая в Московском доме национальностей был организован круглый стол на тему «Перепись 2002 г.: проблемы сохранения этнического многообразия города Москвы». Главной целью проведения этого мероприятия стал поиск практически реализуемых форм сотрудничества между устроителями переписи и национально-культурными автономиями. Московские власти исходили при этом из идеи о том, что от позиции лидеров московских национально-культурных автономий многом зависит позиция объединяемых этими автономиями москвичей. (Насколько правомерна такая позиция будет сказано ниже.) В этом мероприятии принимали участие Н. Ларионова, начальник отдела паспортно-визового управления ГУВД Москвы В. Маленков и, разумеется, руководители этнокультурных общественных организаций Москвы[39].

На очередном заседании Московского межнационального консультативного совета (ММКС), состоявшегося 28 июня, среди прочих рассматривалась и проблема предстоящей переписи. Власти вновь убеждали лидеров «национальных» общественных организаций в необ­ходимости пропаганды этого мероприятия среди представителей этнодиаспорных групп Москвы, а этнические активисты убеждали чиновников, что сделают все от них зависящее. Примечательно, что руководитель отдела по работе с национальными объединениями Госкомстата России А. Манучерян, призывая членов ММКС всячески содействовать переписной кампании, сознался, что «практически никакой другой возможности как-то привлечь нелегальных мигрантов к переписи просто не существует»[40].

Мероприятие это носило вполне дежурный характер, а из всего сказанного наиболее значимой, на наш взгляд, была фраза Б. Сергеева: «Мы буквально на днях разрабатываем предложения по переписи мигрантов, незаконно находящихся на территории города… Но когда, вы же сами понимаете, начнется сам процесс переписи, то эти люди "показываться" не будут…»[41].

3 июля в кинотеатре «Аврора» Общероссийская общественная организация «Землячество азербайджанцев России» провела собрание азербайджанцев, проживающих в Юго-западном административном округе Москвы. На собрании рассматривался вопрос об участии азербайджанцев в предстоящей переписи населения. Московские власти представляли Б. Сергеев и начальник отдела Комитета общественных и межрегиональных связей правительства Москвы О. Маргалитадзе. Лейтмотивом выступления последнего стала мысль об особом значении переписи для национально-культурных автономий Москвы: «…для каждой национальной общины предстоящая перепись – это возможность показать государству многочисленность своей общины, масштабы существующих у нее проблем, возможность и актуальность их решения… Государству необходимо наличие объективных статистических данных для принятия законов, учитывающих социальные, экономические, национально-культурные интересы всех этнических групп населения, в том числе азербайджанской общины России»[42].

7 июля на праздновании татарского праздника Сабантуй в Измайловском парке распространялись листовки, в которых президент татарской национально-культурной автономии Москвы Р. Акчурин призвал московских татар активно участвовать в переписи населения. В его воззвании также звучала мысль о том, что участие татар в переписи важно и полезно в первую очередь для самих татар: «Только на основании данных переписи мы сможем организовать в Москве то, чего у нас нет сейчас, – национальные школы, театр, свои радио- и телеканалы, а, может быть, и татарский университет. Словом, все то, что поможет сохранить нам древнюю и уникальную культуру, над которой в последнее время нависла реальная угроза исчезновения. Ведь, чего греха таить, половина московских татар не знает родного языка… Чем больше нас будет зафиксировано в итогах переписи, тем спокойнее мы будем чувствовать себя в нашем городе. Во имя Аллаха покажем, что мы, татары, – большая единая семья»[43].

Несколько позже на сайте Информационного центра было опубликовано интервью с Р. Акчуриным. Среди прочих вопросов ему задали вопрос о том, какой процент татар примет участие в переписи. Ответ был достаточно пессимистичным: «Все зависит от продуктивности информационно-разъяснительной работы среди населения, которую мы с помощью Вашего центра проводим уже сейчас. К сожалению, можно сказать, что сто процентов населения охватить не удастся. Это связано с тем, что мы, увы, не знаем мест компактного проживания татар в Москве, мы не знаем, где они работают. Вся надежда на социально активную часть населения, которая примет участие в переписи». Подобный пессимизм имеет, на наш взгляд, известный тактический смысл: в случае, если численность татар окажется в результате переписи не столь высокой, какой хотелось бы лидерам национально-культурной автономии, она всегда может быть подвергнута сомнению. Разумеется, заинтересованность в максимальном «этническом представительстве» в населении столицы у татар, как и у представителей иных этнодисперсных групп, вполне очевидна и была вербализована Р. Акчуриным следующим образом: «Мы надеемся получить от правительства больше средств на развитие татарского языка. В последнее время усилилась тенденция отмирания языка, что, несомненно, повлечет за собой и отмирание самой нации». Отвечая на вопрос о численности татар в Москве, Р. Акчурин сообщил, что «сегодня, по данным Татарской национально-культурной автономии, в столице проживает порядка шестисот–семисот тысяч татар».

В интервью было также сказано, что два месяца назад, т. е. в июне 2002 г., состоялся совет Татарской национально культурной автономии, на котором были определены основные задачи и направления информационно-разъяснительной работы среди татарской диаспоры. Одним из основных направлений была признана информационная кампания в национальной прессе. Две татарские московские газеты («Наши соотечественники» и «Татарские новости») периодически публикуют материалы о ходе подготовки к Всероссийской переписи населения 2002 г. Планируется также выпустить буклет на русском и татарском языках, посвященный предстоящему общероссийскому мероприятию.

Изучение общественного мнения москвичей по поводу предстоящей переписи

Совершенно очевидно, что корректность результатов переписи будет прямо зависеть от готовности москвичей в ней участвовать. Исходя из этого соображения, московские власти стремятся уже накануне переписи получить достоверную информацию о настроении горожан. Весной–летом 2002 г. были проведены социологические исследования, призванные выяснить континуум взглядов проживающих в столице россиян по поводу целесообразности личного участия каждого в этой всероссийской кампании.

По данным ВЦИОМ, от 15–25% москвичей традиционно уклонялись от участия в предыдущих переписях населения[44]. Согласно прогнозу социологов, эта закономерность должна была проявиться и в предстоящей переписи населения, хотя предполагалось, что доля «отказников» из числа постоянных жителей столицы будет несколько ниже.

17 апреля Интерфакс опубликовал данные социологического опроса (его проведила «Группа компаний monitoring.ru») 600 взрослых москвичей, проживающих во всех административных округах столицы. По данным этого исследования, 73% москвичей при проведении в октябре переписи населения не откажутся в ней участвовать и пустят к себе в дом переписчиков, 22% жителей столицы сказали, что не сделают этого, а 5% еще не решили, как поступят. Среди тех москвичей, которые заявили о готовности пустить к себе «счетчиков», подавляющее число – 96% – были намерены сообщить достоверные данные о себе и своих близких. Впрочем, нашлись среди респондентов и такие (2%), кто не собирался говорить о себе всю правду. Столько же (2%) жителей российской столицы в то время еще не решили, сказать во время переписи правду или скрыть некоторые данные о себе[45].

Несколько иные данные были получены в ходе опроса, проведенного по заказу ИЦ Независимым исследовательским центром РОМИР в июне. Всего опросили 500 респондентов старше 18 лет. Результаты исследования показали, что москвичи были хорошо осведомлены о предстоящем мероприятии. Так, 91,7% опрошенных точно знали о том, что в октябре состоится Всероссийская перепись населения. Не слышали о переписи только 6,3% респондентов. 77,9% жителей столицы продемонстрировали готовность принять участие в переписи населения. Заявили о своем отказе от участия в переписи всего 8,3% опрошенных, не определились тогда в данном вопросе 13,8% москвичей. 43,5% москвичей, намеревавшихся принять участие в переписи, сказали, что предпочли бы принять переписчика у себя дома, а 36,7% опрошенных выразили намерение посетить специальные переписные участки. Что касается содержания переписных листов, то только 4% респондентов заявили о том, что хорошо знают, какие вопросы будут им заданы при проведении переписи населения. 29,0% опрошенных имели об этих вопросах примерное представление, большинство же москвичей (65,7%) признались, что им незнакомы вопросы переписной анкеты.

По мнению 59,4% участников опроса, основная цель проведения Всероссийской переписи населения заключается в том, что «государство хочет знать, сколько в России людей и другие данные о населении для решения наиболее важных проблем». 15,5% опрошенных полагали, что в ходе переписи государство хочет собрать больше информации о людях, проживающих нелегально, без прописки и регистрации, уклоняющихся от налогов и т. д., чтобы потом с ними было удобнее бороться. 10,9% москвичей считали, что проведение переписи – пустая трата денег и способ нажиться. И лишь 5,0% респондентов заявили, что перепись нужна для поднятия международного авторитета России, так как другие развитые страны проводят подобные мероприятия успешно и регулярно. По мнению большинства москвичей (58,7%), подробной и точной информации о населении России нет сейчас ни у одного ведомства, поэтому для получения такой информации необходимо проведение переписи. Несогласие с этим тезисом высказали 18,2% опрошенных[46].

На пресс-конференции, организованной правительством Москвы 10 июля в пресс-центре «Мир новостей», были оглашены данные еще двух социологических опросов, проведенных в Западном округе и в Зеленограде. Так, 85% жителей Западного округа и 86% жителей Зеленограда знали о предстоящей переписи, а 82,3% и 95,1% соответственно изъявляли готовность принять в ней участие.

Данные социологических опросов позволили накануне переписи выявить, по крайней мере две тенденции. Во-первых, чем выше уровень дохода москвичей, тем меньше у них было желания принимать участие в переписи[47]. Во-вторых, старшее поколение лучше представляло себе задачи переписи, чем молодежь, и демонстрировало бóль­шую готовность в ней участвовать. Открыть дверь переписчику готова была в основном молодежь, в то время как многие лица зрелого и преклонного возраста предпочитали посетить специальный переписной пункт. Представители старшего поколения полагали, что если государство заинтересовано в переписи, значит, это действительно нужно. Молодежь же формулировала цель переписи довольно абстрактно: «Чтобы всем жилось лучше»[48].

СМИ о переписи в Москве

Московские власти придавали большое значение пропаганде переписи населения через московские региональные СМИ, справедливо полагая, что успех кампании во многом будет зависеть от информированности москвичей о ее целях и процедуре. Главный акцент в пропагандистских акциях делался на двух моментах: во-первых, москвичам разъясняли, что полученные данные будут деперсонифицированы и не станут доступны различным контролирующим организациям (прежде всего для налоговой инспекции), во-вторых, объясняли полезность достоверной статистической информации для нужд управления и, соответственно, для самих жителей столицы. В контексте этнической проблематики лейтмотивом пропагандистской и разъяснительной работы являлась мысль о том, что достоверные сведения о численности этнодисперсных групп позволят более полно учитывать их этнокультурные интересы в управленческой практике. Мигрантов убеждали в том, что участие в переписи не будет представлять для них никакой опасности вне зависимости от степени легальности их пребывания в столице.

Этот информационный континуум воспроизводился в различных версиях на многочисленных пресс-конференциях, брифингах, круглых столах и прочих мероприятиях с участием прессы. Соответственно подавляющее большинство публикаций воспроизводило названные идеи либо в форме интервью с высокопоставленными чиновниками правительства Москвы, либо в форме репортажа в авторском изложении. В московской региональной прессе были опубликованы десятки статей с подробным описанием процедуры предстоящей переписи и информацией об организационных усилиях московских властей. Как правило, публикуемая в прессе информация, носила позитивный характер и вполне лояльна по отношению к правительству Москвы.

Вместе с тем за месяцы, предшествовавшие переписи, появилось довольно много публикаций, в которых авторы подвергали сомнению готовность граждан искренне отвечать на вопросы переписного листа. Подобный скепсис прежде всего вызывала перспектива ответов на вопросы об основных источниках доходов. («Многие вопросы переписного листа продолжают вызывать у населения сомнения: кому и зачем понадобилась такая информация? У них все ходы записаны? По-прежнему остаются опасения, попадут ли данные переписи к налоговикам»[49]. «Причиной (нежелания участвовать в переписи. – В. Ф.) служит нежелание предоставлять переписчикам некоторые сведения, в частности, об уровне заработной платы, боязнь открывать дверь незнакомым людям и целый ряд других факторов»[50]. «Наверняка не все честно ответят на вопрос об источниках средств к существованию, хотя потребуется только назвать источники (зарплата, сбережения, сдача квартиры внаем), а не говорить конкретные суммы»[51].)

Сомнение у ряда публицистов вызывала и способность властей в условиях тотальной коррупции обеспечить конфеденциальность персонифицированной информации. («Все полученные в ходе переписи сведения будут использованы для создания единого федерального информационного ресурса, доступ к которому будет сильно ограничен. Правительство берет на себя обязанность гарантировать закрытость этих сведений, кому совать в них нос не положено. Каким именно образом оно будет это гарантировать – из закона не очень понятно»[52]. «Разумеется, закон о переписи гарантирует конфиденциальность, только мало кто в России верит в действенность законов»[53].)

В некоторых публикациях обывателю внушалась мысль о том, что перепись непременно будет использована криминальными элементами для проникновения в их квартиры. («Надо полагать, мечта любого грабителя – найти список неоткровенных граждан с указанием точного адреса и времени пребывания на работе»[54]. «Власти стараются рассеять подозрения населения по поводу того, насколько безопасно откровенничать во время переписи. Информация предназначена только для статистических исследований и не попадет в налоговую полицию, военкоматы, милицию или к бандитам. Хотя, как вы знаете, сегодня можно купить базу данных практически любого ведомства»[55].)

В ряде случаев журналисты весьма вольно интерпретировали данные социологических опросов и без указания реальных распределений ответов на вопрос о готовности москвичей участвовать в переписи населения давали понять читателю, что доля респондентов, негативно настроенных по отношению к этой акции, достаточно велика. («Как показали проведенные в Москве социологические опросы, многие москвичи негативно относятся к переписи и не хотят участвовать в ней»[56].)

Отражение этнического и миграционного аспектов переписной кампании в прессе чаще всего было окрашено в тревожные тона. («На первый взгляд ничего особенного не происходит: доля русских в Первопрестольной по-прежнему составляет 89–90%, а численность населения увеличивается не за счет естественного прироста, а благодаря миграции. Причем, как признал в кулуарах высокопоставленный чиновник московского правительства, миграция стала "практически малоуправляемой"»[57]; «Но время, когда миграция внесла существенное оживление в экономику, сменяет другое – когда миграция усиливает конкуренцию на рынках труда и жилья. А значит, если не знать нового этнического лица города, то межэтнические вспышки, подобные погромам на рынках в Царицыне и Ясеневе, будут и впредь застигать общество врасплох»[58]. «Причем темпы освоения ими (мигрантами. – В. Ф.) столицы таковы, что ученые заговорили об изменении этнического лица города»[59].) Серьезные сомнения вызывала и сама возможность получить статистические данные, характеризующие миграционные процессы в Москве. («Очевидно, что "нелегалы", если им до сих пор успешно удавалось обходить вопрос с регистрацией, побоятся участвовать в переписи, тем более обещают, что в места, где переписчикам может угрожать опасность, те будут ходить с милицией. Не разбегутся ли нелегалы при одном упоминании милиции?»[60]; «По итогам "круглого стола" стало очевидно, что этническое многообразие столицы сохранится, но сосчитать гостей столицы переписчики не смогут»[61].)

Характерны были для публикаций, посвященных миграционным процессам в столице, и ксенофобические ноты. («Кстати, сто лет назад Москва была менее славянским городом, чем сейчас. В начале XX века в ней проживало 26% нерусского населения! Но ни у кого не было сомнения, что она являлась русским городом»[62].

К сожалению, фиксация в переписных листах этнической принадлежности в соответствии с самоидентификацией индивидов вызывала чаще всего недоумение и явное осуждение даже у журналистов, пишущих об этнической проблематике. («Пожалуй, самая крупная проблема, которая проявится в ходе переписи, – проблема самоидентификации. Если человек захочет, чтобы его записали как корейца, так и будет»[63]; «Среди вопросов переписных листов журналистов больше всего развеселил вопрос о национальной принадлежности, которую теперь можно выбирать по самоопределению»[64].) Впрочем, в прессе встречался и разумный подход к перспективе фиксации «национальности» человека в соответствии с его этнокультурной самоидентификацией. («"Неполиткорректный" вопрос о национальности остался, но в гораздо более либеральной формулировке – по самоопределению опрашиваемого. Это означает вот что. В 1989 году переписчик спрашивал вас о национальности, вы отвечали, например, "кряшен", "мокша", "сету", а то и "казак", а он смотрел в справочное пособие – в список народов и национальностей, подготовленный авторитетным Институтом этнографии АН СССР и поправлял вас: такой национальности нет, выбирайте из тех, что есть. Национальность – понятие зачастую, как это ни странно, неуловимое, тесно связанное с вероисповеданием, сословием или территорией. Сегодня списка АН СССР и даже Российской академии наук в обороте нет, смело называйтесь тем, кем себя ощущаете. Для уточнения можно называться, к примеру, "русский-казак" или "эстонец-сету". Национальный автопортрет России, полученный на переписи–2002 "по самоопределению опрашиваемых", конечно, может дать немало парадоксов и путаницы. Но нет сомнения, что наши ученые, разумеется, в нем с удовольствием разберутся»[65].)

Надежды московских властей получить достоверную информацию об этническом составе населения города чаще всего оценивались как утопичные. («Сейчас неизвестно даже, сколько национальностей представлено в столице… Не уточнен список национальностей, с которыми москвичи будут себя идентифицировать в будущей переписи, и даже само понятие народа не определено… Нельзя ждать, что после переписи картина станет четче… Скорее всего, мы получим "фотографию", не отражающую ситуации с реальными национальными проблемами в Москве»[66]. «Нужно иметь в виду, что никакая перепись не сможет дать абсолютно точных сведений о численности населения…»[67].)

Основные проблемы и трудности переписи в Москве

Москва – уникальный субъект Российской Федерации, и проблемы, возникающие в связи с предстоящей переписью населения, имманентны для столичного мегаполиса. Ни один другой регион страны не подвергается такому мощному иноэтничному (по отношению к этническому большинству) миграционному давлению и, соответственно, нигде более активно не происходит этническая миксация населения. Ситуация серьезно осложняется тем, что всевозможные административные меры московских властей, направленные на ограничение миграционного притока, выводят в разряд «нелегалов» едва ли не бóльшую часть мигрантов, прибывающих как из других регионов Российской Федерации (в особенности, выходцев из кавказских республик), так и приезжающих из сопредельных государств. Сопоставимость численности мигрантов (не заинтересованных в участии в переписи) с численностью постоянных жителей Москвы и Подмосковья изначально ставила под сомнение корректность результатов переписи населения в столичном мегаполисе.

Проблема учета нелегальных мигрантов в ходе переписной кампании серьезно осложнялась в силу целого ряда обстоятельств.

Во-первых, значительная часть выходцев из сопредельных государств (в особенности из Белоруссии, Молдавии, а также с Украины) используются как дешевая неквалифицированная рабочая сила многочисленными строительными и производственными московскими организациями, не имеющими квоты и соответствующей лицензии на использование иностранной рабочей силы. Угроза штрафных санкций, несомненно, побудит руководство таких организаций к сокрытию «своих» нелегалов, несмотря на обещания московских властей не репрессировать ни фирмы, ни их сотрудников. Ведь обещание может быть нарушено если не сразу после переписи, то вскоре после ее завершения. Тем более, что в опрос в «криминогенных зонах» столицы будет проходить с участием милиции, которая таким образом выявит все точки расселения нелегалов. Н. Ларионова в одном из своих интервью, рассказывая об опыте пробной переписи в Преображенском, признала: «На одном из рынков, где мы пытались провести перепись, директор отказалась нам помогать, поэтому там не удалось переписать ни одного человека». Ответственный секретарь московской комиссии по переписи 2002 г. вынуждена была констатировать: «Все будет зависеть от того, как к нам отнесется руководство нелегалов, дающих им право у себя работать. Мы очень рассчитываем на помощь этих людей»[68].

Во-вторых, значительная часть нелегальных мигрантов занята в теневом бизнесе или является членами преступных группировок и «крыш», организованных по этническому или клановому признаку. Рассчитывать на готовность этих людей искренне ответить на вопросы переписного листа, было, по крайней мере, наивно.

В-третьих, опыт общения мигрантов с коррумпированными представителями власти (в особенности с сотрудниками правоохранительных органов) скорее всего побуждал их уклониться от сотрудничества просто из духа противоречия, сколько бы официальная пропаганда не декларировала полезность переписи для самих мигрантов.

Расчет столичных властей на помощь московских национально-культурных автономий и иных этнокультурных общественных организаций вряд ли оправдает себя. Дело в том, что в этнокультурных ассоциациях участвуют, в подавляющем большинстве коренные москвичи – представители творческой и гуманитарной интеллигенции. Эти люди имеют самое смутное представление о численности соответствующих этнодисперсных групп, их реальных лидерах, местах компактного проживания их соотечественников в Москве и пр. Реального влияния на «нелегалов» лидеры этнокультурного движения не имеют. Последние, конечно же, могли обещать свою помощь и содействие, стремясь повысить собственную значимость в глазах властей предержащих и надеясь на возможные дивиденды от сотрудничества при проведении переписи. Однако результативность такого сотрудничества была очень низкой.

В связи с этим корректность и, соответственно, полезность предстоящей переписи населения в Москве следует оценивать дифференцированно применительно к различным группам населения.

Прежде всего можно надеяться на то, что в ходе переписи будут получены качественные данные, характеризующие постоянных жителей столичного мегаполиса. Данные социологических опросов и серьезные административные усилия московских властей дают для этого все основания. Такая информация будет, безусловно, полезна, так как иной возможности выяснить этнический (а в случае расчета парных распределений данных «национальность» и «источник дохода») и этносоциальный состав населения Москвы просто нет. Применительно к этой группе населения использование результатов переписи в управленческой практике будет разумным и оправданным.

Известное доверие вызывают и статистические данные, описывающие присутствие в Москве представителей целого ряда этнокультурных общностей. Это относится прежде всего к тем этнодисперсным группам столицы, численность которых изначально невелика и не имела серьезных причин значительно измениться за минувшие 10–12 лет (это большинство этнических общностей, представленных в переписи 1989 г.). Этими данными можно успешно оперировать в управленческой практике для того, чтобы по возможности полно обеспечить свободу выбора форм реализации этнокультурной идентичности представителям тех или иных этнодисперсных групп.

Наконец, никакого доверия не вызывают данные переписи, характеризующие численность представителей тех этнических общностей, миграционная активность которых в последние годы была особенно заметной. Это относится главным образом к выходцам из стран Закавказья и переселенцам из российских республик Северного Кавказа, а также к мигрантам из Центральной и Юго-Восточной Азии и Китая. Весьма сомнительной будет информация о присутствии в столичном мегаполисе украинцев, белорусов и молдаван.

Использование данных переписи по этим этническим группам (как и учет в управленческой практике данных переписи об общей численности населения Москвы и Московской обл.) было бы серьезной ошибкой.

На мой стандартный вопрос о том, что преимущественно в интересах управления: знать, что достоверной информации нет, или пользоваться статистическими данными, корректность которых не может быть проверена, влиятельные московские чиновники, ответственные за проведение переписи в мегаполисе, реагировали весьма предсказуемо. Вице-мэр А. Петров, когда я задал ему этот вопрос на одной из многочисленных пресс-конференций в Мэрии, сделал вид, что не понял его смысла, и ответил, что в интересах управления предпочтительно пользоваться достоверной информацией.

Заместитель председателя Комитета по делам миграции правительства Москвы Б. Сергеев высказался в том же духе: «Для управленца очень важно знать, сколько людей живет в городе сегодня, сколько будет завтра, через год. Это понятно, это связано с принятием решений по развитию, ко всем, что имеет отношение к обслуживанию человека. И неверная статистика – это путь к неверному решению. Поэтому я считаю, что необходима пусть частично достоверная, пусть оценочная, но приближающаяся к положительной информация. Хотя бы так»[69].

Однако были и вполне категоричные (и, на наш взгляд, в большей степени соответствующие реальной ситуации) ответы на вопрос о достоверности результатов переписи.

Префект Зеленоградского округа А. Смирнов весьма категорично заявил, что «достоверной информации о миграционном притоке населения нет и скорее всего не будет... В смысле учета мигрантов перепись, повторю, достоверной информации не даст»[70].

На мой вопрос о том, не будут ли ожидаемые данные по количеству нелегальных мигрантов в столице мистификацией, начальник Управления по делам миграции ГУВД Москвы А. Батуркин ответил достаточно однозначно: «Полной!».

Очевидно, что для выявления тенденций изменения численности представителей целого ряда этнических общностей потребуется соотнесение результатов переписи населения с данными специальным образом организованных экспертных исследований.


ПРИЛОЖЕНИЕ

Интервью автора с префектом Зеленоградского округа Москвы А. Смирновым

В. Филиппов. Есть основания думать, что предстоящая перепись населения не даст адекватной информации об этническом составе населения столичного мегаполиса: слишком велико число нелегальных этнических мигрантов, обосновавшихся в городе за последние 10 лет. Как Вы думаете, имеет ли смысл проводить столь дорогостоящее мероприятие, если результаты его заведомо не будут внушать доверия?

А. Смирнов. Перепись все равно надо проводить, какими бы ни были ее результаты. Ясно, что статистические данные не будут такими достоверными, как в советские времена, когда население страны было более «закреплено» на постоянном месте жительства институтом прописки. Тем не менее подсчет населения по местам проживания, по условиям существования и пр. будет произведен. Конечно, некоторые категории населения учтены не будут, но это неизбежные издержки такой масштабной кампании, как всероссийская перепись.

В. Ф. Зеленоград – весьма специфический округ в составе Москвы. Я имею в виду социальный (куда более «продвинутый», чем в других районах столицы) и этнический (куда более однородный) состав населения города. В чем будет состоять специфика переписи в Зеленограде?

А. С. В силу компактности города мониторинг состава населения мы проводим регулярно. У нас и без переписи почти все посчитано.

Трудно переоценить в этом контексте наш эксперимент по введению турникетов в наземном транспорте. Им пользуется 90% населения. Благодаря им мы можем проследить, каков социальный состав населения (целый ряд льготных категорий получает проездные билеты бесплатно, и сведения о них заносятся в компьютер), маршруты передвижения людей – кто где живет, кто где работает. Еще один источник сведений о населении – система оплаты коммунальных услуг. У нас создана единая база данных по всему населению города, в которой есть информация о каждом человеке: пол, возраст, занимаемая жилплощадь...

С другой стороны, и у нас есть все же целый ряд вопросов, на которые пока нет ответов. Прояснить ситуацию, надеюсь, позволит перепись.

Например, рынок труда. По моим оценкам, около 40 тыс. человек из города (180 тыс. – трудоспособное население, 80 тыс. рабочих мест в городе) ездят на работу или учебу в Москву. Если эта цифра верна, то от нее надо отталкиваться при создании транспортной инфраструктуры – будь то монорельс, дополнительные электропоезда или автобусы. Для того чтобы принять решение, нужно все же точно знать, сколько человек ездит в Москву ежедневно: а вдруг их не 40, а только 15–20 тыс.?

Перепись может быть полезной и с точки зрения выяснения социального состава города. Есть точка зрения, что Зеленоград – город научно-технической интеллигенции. У меня есть в этом серьезное сомнение. За последние годы многое изменилось, особенно со строительством второй очереди города.

В. Ф. Насколько значительно в Зеленограде число нелегальных мигрантов? Как Вы оцениваете ситуацию с привлечением иностранной рабочей силы? Известен ли этнический состав населения?

А. С. Москва в этом отношении передовой субъект РФ: Московской думой принят закон о квотировании иностранной рабочей силы. Раз или два в неделю я получаю информацию из Комитета по миграции, что на том или ином предприятии нарушен режим квотирования. На эту информацию мы обязаны реагировать, и во время проверок ситуация становится более или менее ясной. Думаю, что в этом отношении перепись ничего принципиально нового нам не даст – расхождение может быть в десяток–два десятка человек. У нас помимо тех, кто абсолютно не учтен (рыночных торговцев), большинство иностранных рабочих занято в строительстве. Я знаю все предприятия, на которых эти люди работают. Знаю и где селятся приезжие. Даже невооруженным глазом видно, например, что в моем доме и четырех соседних домах за последнее время появилось много семей азербайджанцев.

Что же касается всей Москвы, то здесь ситуация иная. Достоверной информации о миграционном притоке населения нет и скорее всего не будет. Думаю, что работодатели, у которых есть нелегальные работники, «посоветуют» им на октябрь месяц просто уехать из Москвы. Вот увидите, насколько меньше в октябре будет в Москве народу. В смысле учета мигрантов перепись, повторю, достоверной информации не даст. Но все равно проводить ее надо.

В. Ф. По каким этнодисперсным группам населения Вы прогнозируете наиболее существенные деформации данных?

А. С. Вьетнамцы, китайцы, на мой взгляд, менее склонны уклоняться от регистрации по сравнению с гражданами СНГ. Думаю, та же тенденция даст о себе знать и в ходе переписи.

В. Ф. Многие ответственные работники правительства Москвы возлагают большие надежды на помощь лидеров национально-культурных автономий и иных этнокультурных организаций столицы. Насколько оправданы такого рода надежды?

А. С. Обращаться за содействием в проведении переписи к лидерам национальных общественных организаций не имеет никакого смысла. Они – коренные москвичи и не имеют никакого влияния на соответствующие этнические группы мигрантов. Они просто не знают этих людей, как и мигранты по большей части ничего не слышали о московских этнокультурных организациях. Как может лидер азербайджанской национально-культурной автономии влиять на рыночных торговцев? Это иллюзия.

В. Ф. Как выглядит этносоциальная стратификация населения в Зеленограде? Существует ли своего рода «этническое разделение труда»?

А. С. На рынке – азербайджанцы, причем это, как правило, нанятые торговцы. Собственно говоря, там нет азербайджанского бизнеса. Есть посредник, который принимает товар из Азербайджана и организует его продажу. При этом на работу он нанимает своих родственников, знакомых и пр. Организованной мафиозной структуры у них там нет.

Вот сведения о том, что чеченцы контролируют Ленинградскую трассу, похоже, достоверны. Во всяком случае, все кафе, которые там есть, принадлежат им.

В. Ф. Правительство Москвы будет оперировать результатами переписи в управленческой практике как безусловно достоверными.

А. С. Лужков рассчитывает на эффект переписи, он уверен, что получит полную информацию, поскольку не посвящен в детали.

С другой стороны, мне кажется, что данные переписи возбудят интерес к их анализу, они шокируют мэра и правительство своей бесполезностью, или предсказуемостью, либо, наоборот, полной неожиданностью. Я жду некоторой революции в системе управления по результатам переписи. Сейчас практика управления не строится на анализе ситуации, и это снижает эффективность управления.

В. Ф. Кто в Зеленограде будет работать в качестве переписчиков?

А. С. Мы пошли по другому пути, чем в Москве. Мы не делаем ставку на студентов, а пытаемся привлечь тех, кого люди знают и кого готовы пустить в дом: учителей, участковых врачей, старших по подъезду.

Москва, префектура Зеленоградского округа.

9 августа 2002 г.

Интервью автора с заместителем председателя комитета по делам миграции правительства Москвы Б. Сергеевым

В. Филиппов. Возможно ли в ходе переписи в Москве составить более или менее корректную картину этносоциальной стратификации населения Москвы?

Б. Сергеев. Очевидно, что наибольшие трудности в контексте выявления подлинного этнического состава населения Москвы связаны с присутствием в городе очень большого числа мигрантов. Прогнозируя возможность участия в переписи этой группы населения Москвы, надо исходить из того или иного статуса мигрантов. Если речь идет о «вынужденных переселенцах», то здесь прогноз благоприятный: они где-то зарегистрированы, где-то живут, работают. Эту группу можно будет, конечно, зафиксировать. Что касается лиц, незаконно находящихся на территории Москвы (это люди, которые не имеют правового статуса, документов на право трудовой деятельности), то здесь перспектива куда менее радужная…

Недавно на одном совещании в Горкомстате речь зашла о том, как найти механизм привлечения нелегалов к участию в переписи и вывести их на откровенный разговор. Предполагается, что переписчики дадут подписку (гарантию) о неразглашении сведений о своих респондентах, а фамилию, имя и отчество будут спрашивать только для того, чтобы не опросить человека повторно (эти данные фиксируются на отрывном талоне и будут уничтожены после проведения переписи). Но здесь встает вопрос доверия к власти, и я боюсь, что отсутствие такого доверия сильно затруднит проведение переписи среди этой категории граждан.

В. Ф. Печальный опыт общения нелегалов с правохранительными органами даст о себе знать?

Б. С. Да, нелегалы всего боятся, особенно милиции, а та их при любой возможности обирает. Человеческий фактор, так сказать. Руководители МВД так и говорят: «Ну, поймите, у них (милиционеров) зарплата 3 тыс., а им семью кормить надо». И просят сделать зарплату сотрудника милиции 13–14 тыс. рублей. Кто-то проводил исследование и посчитал, что в среднем каждый милиционер добирает в месяц около 10 тыс. рублей. То есть как раз ту сумму, которую ему не доплачивает государство. Это социальная проблема, которая выливается на незаконную миграцию.

В. Ф. Как Вы думаете, перепись даст большую погрешность в оценке численности нелегалов в Москве?

Б. С. Судите сами: московскими властями зарегистрировано где-то 900 тыс. мигрантов, а наказано за нарушение правил регистрационного учета уже 2 млн 200 тыс. И это только попавшие в статистику! А сколько не попало! Так что, какие цифры здесь заслуживают доверия, никто не скажет.

В. Ф. Можно ли рассчитывать на помощь руководителей крупных московских организаций, использующих труд нелегальных мигрантов?

Б. С. Что Вы! Работодатели, которые набирают нелегалов на работу, они же с ними «черным налом» расплачиваются, который не попадает под налогообложение. Наши структуры их ловят, штрафуют. Причем штрафы были очень значительные. А с 1 июля сего года ввели новые штрафные тарифы, в 100 раз ниже прежних. Теперь для недобросовестных работодателей штраф заплатить не составляет никакого труда. Вот такая ситуация! И наказанные работодатели, конечно, своим нелегальным работникам говорят: «за забор – ни-ни», а девочкам вообще только тапочки дают зимой, я не шучу. Живут в вагончиках по 15 человек, в ужасных условиях…

В. Ф. Рычаги давления на таких работодателей есть?

Б. С. После введения нового Кодекса административных правонарушений, в котором снижены штрафы, нет.

В. Ф. Значит, ждать помощи от работодателей не приходится?

Б. С. Наоборот, они своих работников предупреждают: «Вы ребята смотрите, а то вас всех перепишут, посадят в поезда и увезут». И эти угрозы, шантаж, конечно, сильно действуют…

В. Ф. В связи с этим провокационный вопрос: в интересах управления миграционными и этническими процессами что лучше – располагать статистикой, которая не внушает никакого доверия, или, наоборот, знать, что ничего не знаешь?

Б. С. Третий вариант. Для управленца очень важно знать, сколько людей живет в городе сегодня, сколько будет завтра, через год. Это понятно, это связано с принятием решений по развитию, со всем, что имеет отношение к обслуживанию человека. И неверная статистика – это путь к неверному решению. Поэтому я считаю, что необходима пусть частично достоверная, пусть оценочная, но приближающаяся к положительной информация. Хотя бы так.

В. Ф. Будут ли предприниматься попытки скорректировать результаты переписи, принять какой-то коэффициент достоверности по отдельным, в том числе – этническим, группам населения?

Б. С. Очевидно, да. В дальнейшем информацию можно будет корректировать. Ведь специалисты по статистике могут определить, сколько людей находится в городе. Косвенные данные могут быть самыми разнообразными: это и количество съеденного хлеба (его все едят), и количество выпитого молока (это уже в меньшей степени, не все пьют), и нагрузка на транспорт. Вот пример: если в позапрошлом году услугами общественного транспорта пользовались 8 млн пассажиров в день, то в этом году – уже 9 млн, а численность населения Москвы, казалось бы, стабильна.

В. Ф. Кстати, гастарбайтеров чаще всего возят на каких-нибудь раздолбанных «пазиках». Они не пользуются общественным транспортом.

Б. С. И это тоже есть, верно. Но, как правило, это те фирмы, которые достаточно богаты, чтобы себе это позволить. Я сам наблюдаю, как из гостиницы «Салют» ранней весной гурьбой идут к метро какие-то люди, все одинаково одетые: черные кожаные куртки и вязаные шапочки. Это, видимо, турки.

В. Ф. А турки тоже нелегалы?

Б. С. Чаще всего «легалы». Они работают в Москве уже много лет, в устоявшихся фирмах и стараются делать это легально.

В. Ф. Насколько эффективной может быть помощь национально-культурных организаций в организации опроса представителей этнодиаспорных групп, если учесть, что они в основном представляют уже укоренившихся или коренных москвичей?

Б. С. Они как заинтересованные в дружбе с властью, конечно, будут стараться всеми силами решить эту проблему, но насколько реальной может быть эта помощь – это вопрос.

На совещании (недели две назад) с представителями общественных этнокультурных организаций мы просили их оказать содействие в проведении этой переписи. Я недавно встречался с азербайджанцами в Ясенево и тоже в своем пламенном выступлении призывал помочь, говорил о том, что Москва задыхается от отсутствия достоверной информации, что мы даже приблизительно не знаем, сколько представителей различных этнических общностей проживает в Москве. Будет ли толк?

В. Ф. Может быть эффективнее использовать не лидеров этнокультурных организаций-эффемеридов, а религиозных лидеров?

Б. С. Я сильно сомневаюсь, что религиозные лидеры на это пойдут, они же от себя таким образом отвратят паству…

В. Ф. Я имею в виду не информирование властей, а пропаганду полезности переписи в проповедях?

Б. С. А, на пропаганду! Ну, это нет проблем. Это все уже задействовано. Президент России уже выступал со специальным обращением к руководителям всех представленных в стране конфессий.

В. Ф. Как скоро Вы надеетесь воспользоваться результатами переписи в практической деятельности?

Б. С. В октябре получим эту массу переписных листов, но сколько времени уйдет на их обработку, вот вопрос. Это процесс длительный, наверное. Говорят, что окончательные результаты будут только через два года.

Москва, Комитет по миграции правительства Москвы.

24 июля 2002 г.

Интервью автора с заместителем председателя московского городского комитета статистики Н Ларионовой

В. Филиппов. В настоящее время в Москве заканчивается процедура обмена паспортов, и соответственно в недалеком будущем ГУВД будет располагать достаточно полной статистической информацией о постоянных жителях столицы. А вот наличная информация по мигрантам – как легальным, так и нелегальным – далека от совершенства и, вероятно, надеждам на то, что перепись прояснит ситуацию, не суждено оправдаться.

Как Вы думаете, можно ли сейчас прогнозировать степень ошибки данных переписи по различным группам мигрантов в столичном мегаполисе?

Н. Ларионова. К сожалению, мы сейчас находимся в своеобразном «информационном» вакууме относительно числа незарегистрированных мигрантов, проживающих (постоянно или временно) на территории Москвы и Московской обл. Экспертами называются различные цифры: от нескольких тысяч до нескольких миллионов. И я думаю, ни один ученый не возьмется прогнозировать, степень возможной ошибки переписных данных по этой категории респондентов.

В. Ф. В связи с этим, как Вы думаете, можно ли постфактум провести экспертное исследование, которое позволило бы смоделировать степень возможной ошибки по отдельным, скажем, этническим группам мигрантов?

Н. Л. Я думаю, это будет сделано. Итоговые данные будут, конечно, сопоставлены с данными регистрационного учета.

Но нужно иметь в виду то обстоятельство, что у нас перепись впервые проводится на добровольных началах, раньше мы должны были никого не пропустить, а граждане обязаны были участвовать в переписи. Сейчас мы никого заставить дать о себе сведения не можем.

Вся надежда на информационно-разъяснительную кампанию. Организовывая переписные участки на вокзале, на рынках, мы можем только приглашать желающих переписаться. Это, конечно, проблема!

Вся информационная работа сейчас нацелена на то, чтобы люди поняли – это интересно, перепись поможет выявить группы проблем, которые нужно решать. Если эти люди нужны городу как рабочая сила, то мы должны подумать об их жилье, об их проблемах, об их устройстве.

В. Ф. Известно, что в Москве есть ряд строительных фирм, которые широко привлекают труд мигрантов, в том числе и незаконных. Предпринимались ли попытки со стороны организаторов переписи воздействовать на эти фирмы с целью склонить их к сотрудничеству?

Н. Л. Нет, вряд ли мы сможем что-то сделать с руководителями таких фирм… Если даже через выборку мы попадем на нелегала, снимающего квартиру, это вовсе не значит, что он сообщит наименование предприятия, где он работает.

Невелика в этом смысле надежда и на профсоюзы: там, где используется труд нелегалов, там, скорее всего, нет профсоюзов. Поэтому дойти до нелегалов очень сложно! Нет заинтересованности хозяев этих предприятий.

Вот с руководителями национальных общин такая работа уже проводится. Был организован специальный круглый стол, куда были приглашены активисты этнокультурных организаций и национально-культурных автономий Москвы. Разработана целая программа работы с ними.

В. Ф. Вы упомянули этнокультурные ассоциации, с которыми сотрудничает Информационный центр. Но ведь лидеры этих ассоциаций в основном уже коренные москвичи, это, как правило, творческая и гуманитарная интеллигенция, очень слабо связанная с нелегальными экономическими и криминальными иноэтничными мигрантами. Они, конечно, готовы помочь, но вряд ли они могут помочь переписчикам. Например, азербайджанское землячество вряд ли поможет переписать «своих» нелегалов, работающих на оптовых рынках Москвы?

Н. Л. Они как раз склонны к тому, чтобы оказать нам помощь и через своих лидеров выйти на соответствующие этнические группы мигрантов. Они сами в этом заинтересованы. Что же касается тех нелегалов, которые работают у нас на рынках, мы будем просить руководителей рынков все-таки переписать всех своих работников.

В. Ф. Уже есть предварительные договоренности с ними?

Н. Л. Нет, пока мы их не собирали, но сделаем это обязательно. Попытаемся убедить их в том, что они сами заинтересованы в достоверной информации о столичном рынке труда. Им необходимо объяснить, что никаких карательных мер по отношению к ним и их работникам применяться не будет, что информация о персоналиях, полученная в ходе переписи, никуда сообщаться не будет. Сейчас, к слову, мы готовим специальные листовки, которые будут распространяться на рынках и на вокзалах.

В. Ф. А как решить, например, проблему с таджиками, которые живут в подмосковных дачных поселках и заняты там же на строительстве частных дач? Как быть с таджикскими цыганами, живущими вдоль кольцевой дорогой таборами?

Н. Л. Здесь важно, чтобы областная милиция примерно знала своих «подопечных» и дала нам списки мест, где локализуются такие группы.

В. Р. А МВД располагает такой информацией?

Н. Л. Да, места концентрации нелегальных этнических мигрантов они нам дают.

Москва, Городской комитет по статистике.

31 июля 2002 г.



[1] При подготовке этого раздела использована информация, представленная в материале «Москва многонациональная» //Сайт Информационного центра по подготовке и проведению Всероссийской переписи населения 2002 г. в Москве //http.www.mosperepis.ru (далее – Сайт…).

[2] ИНТЕРФАКС. Выпуск «Москва». 2002. 29 янв.

[3] Фоменко Е. Москва останется непосчитанной. Как переписать гостей столицы, никто не знает //Коммерсантъ (Москва). 2002. 29 мая.

[4] Эта цифра была названа в передаче «Мигрант-ру», показанной по Первому каналу телевидения 15 сентября 2002 г.

[5] Интервью автора с заместителем председателя Комитета по делам миграции правительства Москвы Б. Сергеевым //Фонотека автора.

[6] Коман Э., Маленков В, Семиохин М.. Недостоверная статистика дает повод для экстремизма //Известия (Москва). 2002. 18 июня.

[7] Емельяненко В. Столица России не знает своего настоящего лица //Известия (Москва). 2002. 18 июня.

[8] «В столице давно нет коренных москвичей?» Интервью с С. Красноуховым //Аргументы и факты. 2002. 10 июня.

[9] Коман Э., Маленков В., Семиохин М. Недостоверная статистика дает повод для экстремизма //Известия (Москва). 2002. 18 июня.

[10] Тишков В. Через 10–15 лет город будут населять другие москвичи //Известия (Москва). 2002. 18 июня.

[11] См.: «В столице давно нет коренных москвичей?»; Емельяненко В. Москва разыгрывает этническую карту //Известия (Москва). 2002. 18 июня.

[12] Интервью с заместителем Мэра Москвы в правительстве Москвы, председателем Комиссии по проведению Всероссийской переписи населения 2002 г. в Москве А. Петровым //Сайт…

[13] Еремеева А. Во время переписи населения в Москве //Независимая газета. 2002. 24 мая.

[14] Итоги пробной переписи населения в Москве //Бюлл. «Московская перепись». 2002. № 1–2. С. 10.

[15] Жуков В. Московская перепись: опыт //Бюлл. «Московская перепись». 2002. № 1–2. С. 11.

[16] ИНТЕРФАКС. Выпуск «Москва». 2002. 29 янв.

[17] Сайт…

[18] Там же.

[19] Коман Э., Маленков В, Семиохин М. Недостоверная статистика дает повод для экстремизма //Известия (Москва). 2002. 18 июня.

[20] РИА-НОВОСТИ. Выпуск «Москва». 2002. 27 марта.

[21] Сайт…

[22] Там же.

[23] Там же.

[24] Там же.

[25] Интервью с А. Петровым //Сайт…

[26] Сайт…

[27] Интервью с А. Петровым //Сайт…

[28] Горячая линия «Москвичам о переписи 2002 г.». Информационная справка //Архив автора.

[29] Интервью с Н. Ларионовой, заместителем председателя Мосгоркомстата, ответственным секретарем Комиссии по проведению Всероссийской переписи населения 2002 г. в г. Москве //Сайт…

[30] Потапченк  В. Заполните анкету //Тверская 13. 2002. 28 мая.

[31] Мельникова И. Ничего личного //Итоги. 2002. 28 мая.

[32] Интервью с А. Петровым //Сайт…

[33] Емельяненко В. Перепись будет анонимной //Известия. 2002. 23 мая.

[34] Интервью с А. Петровым //Сайт…

[35] Интервью автора с префектом Зеленоградского округа Москвы А. Смирновым //Фонотека автора.

[36] Сайт…

[37] Щербачева О. Только перепись определит национальный состав России //РИА-Новости (Москва). 2002. 16 апр.

[38] Заседание Консультативного совета национально-культурных автономий России //РИА-Новости (Москва). 2002. 24 мая.

[39] Московская перепись: новости //Бюлл. «Московская перепись». 2002. № 3. Июнь. С. 2.

[40] Стенограмма заседания Московского межнационального консультативного совета. 28 июня 2002 г. //Архив автора.

[41] Там же.

[42] Сайт…

[43] Обращение Р. Акчурина к татарам Москвы //Архив автора.

[44] Мельникова И. Указ. соч.

[45] Москвичи дадут достоверные данные //Новые известия (Москва). 2002. 17 апр.

[46] Москвичи о переписи населения. Пресс-релиз //Сайт…

[47] Ты мне – я тебе //Московская правда. 2002. 20 июня.

[48] Сайт…

[49] Ты мне – я тебе.

[50] Якута Е. В Москве рекламная компания переписи //РИА-Новости (Москва). 2002. 27 марта.

[51] Не уплывет ли база данных //Аргументы и факты. 2002. 14 мая.

[52] Озерова М. Двенадцать лет без права переписи //Московский комсомолец. 2001. 16 окт.

[53] Ты мне – я тебе.

[54] Соколова М. Желающих быть посчитанными не так уж и много //Известия. 2002, 18 апр.

[55] Не уплывет ли база данных //Аргументы и факты. 2002. 14 мая.

[56] Якута Е. Указ. соч.

[57] Столица России не знает своего настоящего лица //Известия (Москва). 2002. 18 июня.

[58] Там же.

[59] Там же.

[60] Ты мне – я тебе.

[61] Фоменко Е. Указ. соч.

[62] «В столице давно нет коренных москвичей?»

[63] Обухова Е. Москва этническая //Московские новости. 2002. 18 апр.

[64] Маянцева А. Москвичей попросят назвать номер супруга //Комсомольская правда. 2002. 15 мая.

[65] В октябре пройдет всероссийская перепись населения //Версты. 2002. 27 июля.

[66] Обухова Е. Указ. соч.

[67] Ежедневные новости. Подмосковье. 2002. 21 марта.

[68] Фоменко Е. Указ. соч.

[69] Интервью автора с Б. Сергеевым.

[70] Интервью автора с А. Смирновым.