Коллективные труды

 
Дальше      
 

Научные труды

Главное, что создает ученый - гуманитарий - это научный текст в виде книги, статьи, заметки или рецензии. 

Ученый может также выступать автором идеи, составителем и редактором коллективного труда или серийного издания. 

Отечественная тематика, т.е. изучение этнических и других...

Республика Коми

Введение

Демографические, этнические и этнополитические процессы в Республике Коми в последнее десятилетие XX и в начале XXI в. развивались противоречиво, но общий их вектор свидетельствует о демографическом кризисе, депопуляции и деэтнизации (применительно к титульному этносу). Именно исходя из анализа данных процессов можно прогнозировать результаты предстоящей переписи населения в РК и предполагать, как будут развиваться демографические и этнические процессы на территории Республики Коми в обозримой перспективе.

Демографическая ситуация

Наиболее очевидным явлением в демографическом развитии республики стало существенное снижение численности населения. По статистическим оценкам, численность постоянного населения РК на 1 января 2002 г. составила 1115 тыс. чел. По сравнению с соответствующей датой предыдущего года оно сократилось на 0,8%, а за последние 10 лет – на 11%. В 1990 г. численность населения республики достигла наивысшего уровня и составляла 1265 тыс. чел.

Произошли заметные изменения и в половозрастной структуре населения. Снижение рождаемости в последние годы обусловило сокращение численности населения моложе трудоспособного возраста (0–15 лет). В целом по республике детей и подростков по сравнению с 1991 г. стало меньше на 35%, в том числе в городской местности – на 37%, а в сельской – на 29%1.

Миграционный отток за пределы республики (с 1987 г.), а также превышение смертности над рождаемостью (с 1993 г.) привели к депопуляции, начавшейся с 1991 г.

По прогнозам статистиков, за 2000–2015 гг. численность населения республики, предположительно, уменьшится на 149,8 тыс. чел., или на 13%. Темпы ее снижения будут замедляться в течение всего прогнозного периода: в 2000–2002 гг. они составят 1,1% в среднем за год, в 2003–2004 гг. – 1,0%, в 2005–2006 гг. – 0,9%, в 2007–2015 гг. – 0,8%. Численность городского населения сократится на 118,3 тыс. чел. (на 14%), численность сельского – на 31,5 тыс. чел. (на 11%). За период с 2000 по 2015 гг. снижение численности населения будет на 59% обусловлено миграционным оттоком и на 41% – естественной убылью2.

Наряду с изменениями численности населения меняется и соотношение полов: если в 1991 г. доля мужчин в общей численности населения составляла 50,5%, то к началу 2001 г. – 49,8%, а число мужчин, приходящихся на 1000 женщин, уменьшилось соответственно с 1021 до 992 человек. За период с 1991 г. по 2000 г. численность женщин сократилась на 9%, мужчин – на 12%. В возрастной группе 50 лет и старше женщин на 48% больше, чем мужчин.

С 1990 г. уровень рождаемости в Республике Коми неуклонно сокращался. В 2000 г. родилось всего на 1098 детей больше, чем в 1897 г. С 1988 г. суммарный коэффициент рождаемости не обеспечивает простого воспроизводства населения: он составлял 2,03 в 1988 г. и 1,34 в 2000 г.3 За последние 30 лет самый высокий уровень рождаемости был отмечен в 1985 г. – 19,2 рождений на 1000 населения. В 2001 г. данный показатель составил 9,2, что было выше уровня двух предыдущих лет, но ниже уровня докризисного 1990 г. (13,4)!

Начиная с 1996 г., впервые за многие годы уровень рождаемости в сельской местности стал ниже, чем в городе. Между тем, именно село обеспечивало прежде основной прирост численности населения за счет более высокого уровня рождаемости. При этом половина всех коми живет на селе, где доля представителей титульного этноса составляет чуть более 50%. Характерно, что если в 1994 г. число родившихся детей у женщин коми было выше, чем у русских, на 22%, то в 1990 г. – всего на 2%. Таким образом, воспроизводственный потенциал коми оказался под угрозой, ибо в городе ассимиляционные процессы среди коми протекали очень интенсивно.

За период между первой всеобщей переписью населения Российской Империи 1897 г. и последней переписью населения СССР 1989 г. численность коми выросла на 224%4. Такого прироста численности не было больше ни у одного финно-угорского народа России. Теперь же прирост прекратится, и в ближайшие годы следует ожидать сокращения численности этноса. По всей видимости, не будет возрастать и доля коми в общей численности населения республики. Если в 1939 г. она равнялась 72,5%, то, согласно результатам переписи 1989 г., она сократилась до 23%, а по данным микропереписи 1994 г. вновь увеличилась до 26,3%5, что было достигнуто главным образом за счет резко выросшего миграционного оттока населения, прежде всего из северных городов – Инты, Воркуты, Усинска.

Реструктуризация угольной и нефтегазовой отраслей, проводившаяся в 90-е годы, привела к существенному сокращению объемов производства, закрытию ряда шахт и других производств. В результате число городских поселений в РК сократилось с 55 в 1989 г. до 41 в 2002 г. Ряд городских поселков был ликвидирован, и этот процесс продолжается. В настоящий момент из северных городов необходимо переселить порядка 150 тыс. чел.6 Причем, как полагают эксперты, из Воркуты надо выселить примерно половину ее нынешних жителей, а из Инты – 80%. Местные бюджеты этих городов не выдерживают бремя социальных расходов, и эти города, по существу, уже давно являются банкротами. Программы переселения северян не выполняются и не финансируются в необходимом объеме, тем не менее, отток населения из республики устойчиво превышает приток внешних переселенцев (см. Приложение).

Неизбежно ведет к сокращению численности населения и малодетность. Подсчитано, что простому воспроизводству населения соответствует следующее соотношение семей: бездетных – 4%, однодетных – 10%, двудетных – 35%, трехдетных – 35%, четырехдетных – 14%, семей с пятью или более детьми – 2%. Структура детности в республике не соответствует даже простому воспроизводству населения. Например, в самом южном районе республики – Прилузском – в 1990 г. было 1200 многодетных семей, а в 2002 г. их осталось только 333, численность пенсионеров превысила число детей не только в возрасте до 14, но и до 18 лет.

Основными показателями, определяющими формирование семьи и уровень рождаемости, являются показатели брачности и разводимости. Здесь ситуация также неблагоприятна: в 2000 г. на 100 браков приходилось 80 разводов7. В 2000 г. 38,5% детей родились вне официально зарегистрированного брака (в сельской местности – 47,6%), в 2001 г. – 39%. Наиболее высокий удельный вес рождений вне брака в 2000 г. зарегистрирован в сельских Корткеросском, Усть-Куломском (по 57%), Троицко-Печорском (46%), Усть-Вымском, Ижемском (по 42%) районах и в Сыктывкаре, т. е. там, где высока доля коми. Государственный комитет статистики РК в июле–августе 2001 г. провел исследование по изучению репродуктивного поведения женщин во всех муниципальных образованиях республики. На момент опроса фактическое число детей составляло в среднем 1,33, в том числе у городских женщин – 1,23, сельских – 1,66. Репродуктивные планы опрошенных характеризовались следующими данными: среди женщин, имеющих двух детей, 93% не планировали рождение третьего, 5% имевших одного ребенка не были намерены рожать второго. Каждая десятая бездетная женщина не собиралась обзаводиться детьми. Данные исследования свидетельствуют об увеличении доли женщин, ориентированных на однодетную семью. Репродуктивное поведение большинства женщин направлено на сознательное ограничение числа детей в семье8.

В 2001 г. естественная убыль населения составила 3,3% (2000 г. – 3,2%). В январе–феврале 2002 г. в городской местности число умерших превысило число родившихся на 24%, в сельской – в 2,2 раза9. Коэффициент смертности в 2001 г. составлял 15,0 умерших на 1000 населения). Такого высокого уровня смертности не наблюдалось с 40-х годов XX века.

Понятно, что высокий уровень смертности обусловлен как состоянием здоровья населения, так и социально-экономическими факторами. Состояние здоровья, по данным медицинской статистики, существенно ухудшилось. Особенно это касается сельской местности, где сократилось количество фельдшерско-акушерских пунктов, а имеющиеся медицинские учреждения крайне плохо обеспечены медперсоналом. Влияет на состояние здоровья и высокий уровень бедности: 25% населения сегодня имеет доходы ниже официально установленного прожиточного минимума, причем заработная плата работников сельского хозяйства втрое ниже заработной платы горожан (средняя заработная плата в РК существенно выше, чем в большинстве других субъектов федерации).

Усугубляющее воздействие на демографические процессы оказывает отрицательное сальдо внешней миграции, но, учитывая, что миграционные потоки зависят от экономического развития РК, трудно прогнозировать их характер в ближайшем будущем. Официальные власти республики делают попытки изменить демографическую ситуацию к лучшему. В недавно принятой экономической программе правительства РК в главе «Социальная политика» есть раздел, посвященный демографии. В нем указано, что в среднесрочной перспективе планируется принятие дополнительных гарантий в рамках республиканского законодательства с целью стимулирования молодых семей к деторождению. Предполагается осуществить комплекс профилактических мер, направленных на снижение смертности, а также экономических и социальных мероприятий, способствующих закреплению трудоспособного населения на местах  постоянного проживания. Помимо этого, в разделе выражена мысль о том, что выезжающих из районов Крайнего Севера целесообразно расселять в центральных и южных районах Коми10. Тем не менее, учитывая сложное финансовое положение республики, дефицит бюджета, вряд ли можно надеяться, что найдется достаточно средств для проведения эффективной демографической политики. Следовательно, в ближайшие годы преодолеть демографический кризис не удастся.

Этноязыковая ситуация в регионе

Этноязыковая ситуация в Коми характеризуется в последнее десятилетие расширением сфер функционирования коми языка, повышением его статуса и престижа, а также некоторыми переменами в языковом поведении населения.

В 1992 г. в республике был принят закон «О государственных языках», согласно которому статус государственного получили русский и коми языки. Позднее была принята государственная программа реализации данного закона, дальнейшего развития коми языка и расширения его сфер влияния. При министерстве образования была создана термино-орфографическая комиссия, призванная ускорить работу по нормированию коми языка и осуществляющая контроль использования коми лексики в официальной практике. Все нормативные акты, принимаемые республиканскими законодателями, сегодня в обязательном порядке переводятся на коми язык, Глава республики на инаугурации обязан произносить клятву на обоих государственных языках, названия улиц и всех официальных учреждений республики, равно как и предприятий всех сфер деятельности, приводятся на русском и коми языках. За последние годы существенно возросло время радио- и телевещания на коми языке, появились новые общереспубликанские издания – это прежде всего детская газета «Йолога» и журнал «Би Кинь». Вместе с тем, только три районные газеты сегодня издаются на коми языке, хотя тематические страницы регулярно появляются и в ряде других газет. Но тиражи комиязычных изданий крайне невелики, они не пользуются большой популярностью у населения, что, впрочем, характерно и для всех других регионов России, где проживает финно-угорское население. Языковеды обращают внимание на то, что в последние годы тиражи комиязычных изданий продолжают неуклонно сокращаться, снижается время телетрансляций на коми языке и количество постановок спектаклей. Например, в марте 1996 г. тираж литературно-художественного журнала «Войвыв кодзув» («Северная звезда») составил 1745 экз., в июне 2001 г. он был уже 1186 экз., тогда как в середине 1970-х гг. он достигал 7000 (!) экз. Сократилось количество издаваемых книг на коми языке, а также всей продукции Коми книжного издательства, которая из-за приватизации системы книготорговли вообще исчезла из сельских районов. С середины 90 годов настоящий кризис охватил комиязычные программы на телевидении. Время вещания на коми языке не превышало в 1992 г. 24,8%, в 1995 г. 27,4%, в 1999 г. 25%… В репертуаре театра оперы и балета нет ни одного спектакля на коми языке, театр драмы имени В. Савина резко сократил количество комиязычных спектаклей. Если в 1995 г. их доля составляла 20,6%, то в 1999 г. – всего лишь 8%. И это в столице республики, где около 30% населения по национальности коми11. Некоторые журналисты, ссылаясь на республиканский закон о государственных языках и указывая на равенство коми и русского языка, призывают не менее половины времени радио и телевещания отводить передачам на коми языке12. Но это очевидное упрощение ситуации, ибо дело не во времени телевещания и не в тиражах изданий на национальных языках – дело в спросе на такую информацию, а повысить спрос можно только за счет повышения качества изданий, качества радио- и телепрограмм, что можно обеспечить лишь при наличии достаточного числа хорошо подготовленных и талантливых журналистов (а также постановщиков, продюссеров, актеров, менеджеров и специалистов многих других творческих профессий). Есть объективные причины того, что СМИ на национальных языках не в состоянии конкурировать с русскоязычными средствами массовой информации, но в значительной мере  это связано с качеством журналистских кадров. При этом в Коми ведется целенаправленная работа по формированию и поддержке этих кадров: введены именные стипендии для коми студентов, которые обучаются журналистике; журналистам, работающим на коми языке, доплачивают 25% к должностному окладу, оказывается государственная поддержка национальным средствам информации.

В последние годы выпущен ряд учебников и учебных пособий на коми языке для средних школ, последовательно расширяется преподавание коми языка в системе школьного образования, поскольку закон «О государственных языках» предусматривает в перспективе сделать коми язык обязательным предметом для всех школ республики. Отношение населения к преподаванию коми языка в целом достаточно лояльное, о чем свидетельствуют и результаты массовых опросов. Так, по данным исследования 1997 г. «Этнополитические воззрения молодежи. Формирование и функционирование», в ходе которого было опрошено 840 учащихся различных учебных заведений г. Сыктывкара в возрасте 16–17 лет, на вопрос «Согласны ли Вы с тем, чтобы коми язык преподавался во всех школах коми, в том числе в русских, в качестве обязательного предмета» 13,6% респондентов дали ответ «безусловно согласен», а 25,7% – «скорее согласен». Однако если среди коми респондентов 22,5% безусловно согласны с идеей обязательного преподавания коми языка в школах, то среди русских таковых только 6,7%; 36,6% коми респондентов «скорее согласны» с названной идеей и лишь 17,7% русских респондентов придерживаются того же мнения. Более того, примерно четверть коми респондентов отрицают необходимость обязательного обучения школьников языку титульного этноса, а 16,3% затруднялись с ответом на этот вопрос. Министерство по делам национальностей РК в течение 2002 г. проводило в различных районах республики семинары, на которых обсуждались проблемы преподавания коми языка в школах и проводилась своеобразная пропагандистская кампания с целью убедить специалистов и общественность в необходимости обучения языку титульного этноса всех школьников Коми.

Попытки расширения сферы влияния коми языка далеко не всегда находят понимание у иноязычного большинства населения. Имели место даже попытки обращения в Конституционный суд РК с целью добиться отмены обязательного обучения школьников коми языку. 14 мая сего года суд рассмотрел на открытом судебном заседании дело о проверке законности преподавания коми языка в школах республики. С жалобой о «принудительном обучении» коми языку в школе ее сына обратилась жительница города Емвы Людмила Колтырина. Здесь во всех школах учащиеся три часа в неделю изучали коми язык и литературу, и введение этих предметов в школьную программу было воспринято родителями учащихся неоднозначно. Конституционный суд постановил, что обязательное изучение коми языка как предмета в школах республики не противоречит Конституции РК и является законным13. Вместе с тем, надо отметить, что качество преподавания коми языка и литературы остается крайне низким и, по всей вероятности, еще долгое время будет оставаться таким, поскольку само отношение к данному предмету довольно прохладное. В городских общеобразовательных школах даже учащиеся коми говорят только по-русски, ибо большинство из них либо совсем не владеет, либо очень слабо владеет коми языком, престиж которого по-прежнему невысок. Исключением являются очень немногочисленные специализированные коми классы. Правда, учащиеся колледжей и училищ, особенно педагогических, где готовят учителей для начальных школ, в том числе учителей коми языка, и где много молодежи из сельской местности, говорят на коми языке и в своей социальной среде. Но даже там, где организовано обучение коми языку и литературе, нет возможности полноценно осуществлять учебный процесс: нет или не хватает учебников, учебных пособий, книг для чтения. В текущем году Коми книжное издательство подготовило 6 учебников и учебных пособий по коми языку и литературе на коми языке, но к началу учебного года смогло оплатить издание только двух учебников, на издание остальных государственные средства так и не были выделены.

Согласно данным микропереписи населения 1994 г., дома, в семье 611 человек из каждой 1000 коми разговаривают на русском языке14. А по данным общереспубликанского опроса «Межнациональные отношения в Республике Коми», проведенного нами в 1998 г. в сотрудничестве Центром социологических исследований МГУ им. М. В. Ломо­носова и университетом г. Утрехта (Нидерланды), 72,5% молодых людей в возрасте 18–29 лет говорят с членами семьи только на русском (в целом таковых 52,7%). В этой же возрастной группе с друзьями разговаривают на русском 82,4% коми респондентов (в целом – 56,7%), с коллегами по работе или учебе – 90,2% (в целом – 73,7%). Очевидно, что и ныне русский язык продолжает доминировать во всех общественных сферах, и его функциональные возможности вне конкуренции. Подтверждением тому, что характер функционирования коми языка мало изменился со времени предыдущей переписи населения, является не столько восприятие печатных комиязычных СМИ, сколько просмотр телепередач, транслируемых на языке титульного этноса республики. Согласно данным уже упомянутого опроса 1997 г., чуть более 4% учащихся коми заявили, что смотрят их «часто» и «очень часто», 24,5% смотрят их «иногда», а среди коми, которые учатся в городских общеобразовательных школах, эти показатели вдвое ниже. Основная масса молодых людей вообще не смотрит телепрограммы на коми языке, которые готовит телерадиокомпания «Коми гор» (впрочем, и большинство русскоязычных программ компании не пользуются популярностью). Это является следствием как не очень высокого качества самих передач, так и качества языка трансляций, которое многих коми не удовлетворяет. С одной стороны, данное обстоятельство объясняется тем, что литературный язык заметно отличается от диалектных форм (в коми языке 10 основных диалектов), которые все еще сохраняются в живом разговорном языке, а с другой – форсированием искусственного конструирования современного литературного коми языка. В немалой мере вызвано это  тем, что термино-орфографическая комиссия и некоторые коми языковеды опираются в своей деятельности не на внутреннюю логику развития языка, а исходят из необходимости замещения многочисленных заимствований коми терминами. Действительно, коми язык весьма насыщен русизмами (массово проникать в коми язык они начали в ХУ11 веке), но это объясняется как историческими причинами, так и характером межэтнического взаимодействия в регионе. Без заимствований никакой язык не может существовать, и искусственные словообразования будут только губить его. Не случайно некоторые специалисты-филологи определили деятельность термино-орфографической комиссии как попытку создать «комический» язык.

Не менее пагубными для языка и для оптимизации межэтнического взаимодействия в республике являются попытки принудить овладевать коми языком все более широкие круги иноэтического населения РК. На апрельской сессии Государственного Совета республики Председатель исполкома съезда Коми народа и депутат Госдумы РФ В. Марков выступил с инициативой принятия закона, который обязывал бы всех государственных чиновников занимать свои посты лишь при условии знания коми языка15. Для сельских коми районов в такой норме есть определенная логика (хотя практически все коми сегодня двуязычны), но для городов, и особенно для северных городов, где доля коми ничтожна, это требование выглядит абсурдным. Тем не менее, благодаря усилиям спикера коми парламента Е. Борисова, этот закон был поставлен на голосование и в первом чтении был принят. Однако, разобравшись в ситуации, депутаты потребовали повторного голосования, а прокурор республики В. Ковалевский выразил свой протест по поводу предложенного законопроекта. Очевидно, что на ближайших сессиях русскоязычное большинство депутатского корпуса отвергнет данный законопроект, тем более что он противоречит Конституции РФ.

Процессы глобализации, всемерное развитие информационных технологий также создают неблагоприятную среду для развития коми языка и расширения его представительства в сферах общественного бытия. Молодое поколение, все более приобщающееся к компьютерам, интернету и диалогу культур, отчетливо понимает, что для него существенно более важно знание английского языка, чем коми, и выдержать двойную конкуренцию (с русским и английским языками) «коми кыв» вряд ли сможет.

При всех сложностях и проблемах развития коми языка, стоит отметить, что языковое поведение коми изменилось. Прежде сельские коми, особенно молодежь, приезжая в город, нередко стеснялись в публичных местах разговаривать на родном языке. Теперь же на улице постоянно слышатся разговоры на коми языке. Тем не менее, чаще все же общаются на родном языке люди старшего поколения или недавние выходцы их сельской местности, т. е. смена поколений и смена социальной среды чаще всего ведут и к изменению языка общения. Переход с одного языка на другой, в данном случае на русский, имеет своим следствием, как правило, и смену этнической идентичности. Данное явление является типичным для коми, и прежде всего – для горожан.

Особенности этнической идентификации коми

Коми на протяжении многих столетий тесно взаимодействовали с русскими, и их традиционная культура испытала на себе мощное русское влияние. В XX в. титульный этнос за несколько десятилетий из доминирующего большинства превратился в национальное меньшинство и из сугубо сельского этноса – в наполовину городской. Сегодня некоторые западные ученые, занимающиеся изучением языка, литературных традиций коми и их культуры, называют коми самым «европейским» из всех финно-угорских народов России. Впрочем, в свое время выходец из Коми и основатель факультета социологии Гарвардского университета Питирим Сорокин в своей автобиографической работе «Long Jorney» («Долгий путь»), характеризуя коми народ, тоже писал: «По грамотности они занимали третье место среди многочисленных народностей России (после обрусевших немцев и евреев)... Их жизненный уровень был выше, чем у остальных народов, населяющих Россию»16. Высокий уровень жизни, которого коми достигли к началу XX в., и высокая степень образованности населения способствовали тому, что в результате стремительной индустриализации, резкого изменения социальной структуры этноса и коренным образом изменившейся этнической ситуации коми не превратились в социальных аутсайдеров (как это очевидно происходит с удмуртами17). Среди коми сегодня немало предпринимателей, руководителей предприятий, банкиров и крупных чиновников. Да и сам нынешний Глава РК В. Торлопов – коми. Доля лиц с высшим образованием у коми почти вдвое выше, чем, например, среди коми-пермяков, согласно данным переписи 1989 года.

Тем не менее, русские для значительной части коми являются своеобразной референтной группой, на культурные стандарты которой они ориентируются. Такому положению дел способствуют как длительные исторические контакты между коми и русскими, так и то, что в массовом сознании представителей обоих народов, согласно данным наших исследований, сформировались в целом близкие по структуре и позитивные образы «типичного русского» и «типичного коми»18. Тем не менее, исследования психологов показывают, что для коми, прежде всего для молодежи, характерен «комплекс этнической неполноценности», а русским в отношении к представителям титульного этноса свойственен фаворитизм19. Не случайно опрос учащейся молодежи 1997 г. показал, что примерно четверть учащихся городских школ, у которых оба родителя коми, заявляют, что считают себя русскими. Учителя школ в столице республики во время проведения опроса заявляли, что школьники из коми семей стесняются называть себя коми. На рубеже 80–90-х годов в период активизации «национальных» движений в различных регионах России, в том числе и в Коми, в настроениях части коми молодежи произошли некоторые изменения, она более активно стала идентифицировать себя с титульным этносом республики. Но затем вновь среди коми начались процессы обратного порядка, и сегодня, по мнению исследователя этих процессов Л. Поповой, ассимиляция в РК достигла очень больших масштабов, существенно больших, чем отражает официальная статистика20. Вновь усиливающееся стремление коми молодежи идентифицировать себя с русскими связано, на наш взгляд, еще и с тем, что этноним «русский» с прилагаемыми к нему социальными определениями приобрел в обществе значение маркера, подчеркивающего достижение индивидом жизненного успеха и отражающим качественное его отличие от остальной массы россиян: «новые русские», «еврорусские».

Конечно, существенную роль в процессах реидентификации играет межэтническая брачность. Коми, как и представители других этнических групп республики, чаще вступают в межнациональные браки, чем в однонациональные. Примерно в половине всех заключаемых в республике браков партнеры принадлежат к разным национальностям, а 377 семей из каждой 1000 в РК – межнациональные. Естественно, что в таких семьях характер этнической идентификации у детей очень сложен, и нередко они обладают двойной и тройной идентичностью, поэтому определить их этническую принадлежность весьма затруднительно. Тем не менее, большинство детей в этнически смешанных семьях относит себя к русским. Такой характер этнической идентификации не позволяет ожидать, что данные предстоящей переписи населения покажут рост доли коми в населении республики.

Подготовка к переписи и проблемы с ее проведением

В апреле под руководством Главы РК В. Торлопова прошло совещание с привлечением всех ведомств, на котором рассматривались проблемы подготовки к переписи населения на территории Коми. Но сама подготовка к этому важному мероприятию началась намного раньше. Еще 4 апреля 2000 г. был издан Указ Главы РК № 142 «Об организации Всероссийской переписи населения 2002 г. на территории Республики Коми», который предписывал республиканским и местным органам власти организовать работу по подготовке к переписи. Указом Главы РК от 29 апреля 2002 г. № 173 в предыдущей документ внесены некоторые изменения и уточнения. Утвержден состав Республиканской комиссии по проведению Всероссийской переписи населения на территории Республики Коми. Председателем комиссии является сам Глава РК В. Торлопов, его заместитель – первый зам. Главы РК В. Скоробогатова, которой поручено следить за исполнением указа, секретарь – В. Кутенов, заместитель председателя Госкомстата республики. В состав комиссии входят еще 9 представителей различных ведомств21.

Свою роль в проведении переписи призваны сыграть национальные организации республики. С этой целью 25 июня 2002 г. в Министерстве по делам национальностей было проведено совещание Консультативного комитета по делам национально-культурных автономий, где было признано необходимым, чтобы последние оказали посильную помощь в качественном проведении полевого этапа переписи.

Сама подготовка к переписи в Коми проходит довольно активно, но не без проблем. В интервью газете «Трибуна» председатель Госкомстата РК В. Сквозников отметил, что только на аренду и охрану помещений для переписных и инструкторских участков, транспорт, оплату услуг связи республике потребуется около 11 млн руб. Для успешного проведения кампании на территории городов и районов планируется открыть 2680 счетных участков, 73 переписных и 582 инструкторских. Но многие из этих участков требуют дополнительного оснащения, поскольку под них отводятся школы, РЭУ, опорные пункты милиции и другие помещения, где нередко даже нет телефонов, а установка одного телефона обходится в 6–7 тыс. руб. Средства же предполагается выделять только на оплату телефонных разговоров, а вопрос об установке телефонных аппаратов на переписных участках даже не стоял перед организаторами переписи. Как было заявлено чиновниками горадминистрации 2 сентября сего года, только в Сыктывкаре для телефонизации всех переписных участков требуется 160 тыс. руб. Эти средства в городском бюджете не были предусмотрены, и их необходимо изыскать за счет урезания ряда статей бюджета. Уже в июне предполагалось частичное (на 50%) авансирование переписной кампании из федеральных средств. Кроме того, по линии Госкомстата РФ на оплату переписного персонала выделяется 9,4 млн руб. и 437 тыс. руб. – на командировочные расходы. Но, по словам В. Сквозникова, потребность в средствах на эти цели у республики больше, и поэтому перед Госкомстатом России поставлен вопрос об увеличении ассигнований22. Если дополнительные средства все-таки не поступят, республике придется самой изыскивать их.  А поскольку сегодня 61% доходов, собираемых на ее территории, уходят в федеральный бюджет, и поскольку есть проблемы с погашением прежних финансовых обязательств властей, нет гарантии, что необходимые средства будут изысканы. По состоянию на 8 августа ситуация оставалась сложной: из федерального бюджета на подготовку к проведению переписи в республику не поступило ни рубля. Сама же республика выделила 1 млн руб., который пока находится в резерве. Более того, финансовые проблемы поставили в повестку дня вопрос о сокращении числа переписчиков. За переписную кампанию каждый из них, как предполагается, должен получить 700 руб., Специалисты считают, что сумму оплаты нужно увеличить как минимум вдвое, но где изыскать для этого средства – никто не знает. Низкий уровень оплаты труда переписчиков ставит под сомнение и будущее качество их работы.

Особое беспокойство вызывает необходимость проведения досрочной переписи в труднодоступных населенных пунктах. Здесь перепись должна начаться на месяц раньше официально установленного срока. Таких пунктов в республике 60, и расположены они главным образом в Усть-Цилемском и Троицко-Печорском районах, т. е. на Нижней и Верхней Печоре и в предгорьях Приполярного Урала. Некоторое количество таких населенных пунктов есть также в Усинском, Ижемском и Интинском районах. Сюда переписчики будут добираться главным образом на лодках, и сделать это можно будет только в сентябре, поскольку в октябре на северных реках уже начнется ледостав. Однако денег для организации досрочной переписи в местных бюджетах пока не хватает, и вся надежда остается на финансовую помощь федерального центра.

Для проведения полевого этапа переписи органам статистики РК необходимо нанять более 4 тысяч человек. Главным образом будут привлекаться студенты, безработные, стоящие на учете в центрах занятости, и пенсионеры. В августе 40 уполномоченных по переписной кампании в городах и районах Коми и руководителей групп статистики прошли обучение в Сыктывкаре, где семинары проводили специалисты Госкомстата республики, прошедшие подготовку в Москве. Эти уполномоченные, в свою очередь, должны были подготовить переписчиков в районах и городах.

Штат переписчиков во многих районах и городах был в основном набран еще летом, а кое-где сформирован и необходимый резерв. Впрочем, работа с переписчиками включает не только их профессиональную подготовку, но и своеобразную проверку их «благонадежности» с тем, чтобы последние не дискредитировали саму переписную кампанию и не смогли воспользоваться сведениями, которые им удастся добыть в процессе работы. Так, в столице Коми из 705 переписчиков, как оказалось, 30 человек имели административные нарушения, а 12 человек были причастны к уголовным делам (в основном это кражи и мошенничество). Окончательно кандидатуры счетчиков должны быть утверждены в сентябре23.

Помимо финансовых проблем, есть еще ряд организационных, связанных с организацией опроса некоторых социальных групп населения. Во-первых, неизбежно возникнут проблемы с учетом люмпенизированных групп, и особенно тех, кто не имеет постоянного места жительства, а ночует в подъездах жилых домов, коллекторах теплотрасс и т. д.

Во-вторых, сложности возникнут с переписью оленеводческого населения, которое в начале октября кочует еще довольно далеко от центральных усадеб своих хозяйств. Оленеводов предполагается начать переписывать в первую очередь – в начале сентября. Недавно электронные средства массовой информации республики, сообщая о подготовке к переписи, отметили, что оленеводам на время переписи рекомендовано перекочевать со своими стадами как можно ближе к населенным пунктам, в которых находятся центральные усадьбы хозяйств, к которым они принадлежат. Но это практически невозможно, ибо нарушает исторически укоренившиеся схемы перекочевок. Те же источники отметили, что в случае, если оленеводческие бригады окажутся в недосягаемости для переписчиков, последние будут пользоваться для заполнения анкет похозяйственными книгами. Однако качество заполнения этих книг оставляет желать лучшего, так как информация о домохозяйствах там часто устаревшая и неточная. Надеяться же на то, что к оленеводческим бригадам будут организованы вертолетные рейсы, тоже не приходится. Ныне вертолеты хозяйства нанимают дважды в год: когда вывозят в тундру детей после завершения учебного года и когда возвращают их со стойбищ в конце августа или в начале сентября. Причем каждый раз деньги на эти цели местные администрации и хозяйства находят с большим трудом.

В-третьих, как показывают полевые этапы целого ряда последних опросов населения, в Коми велика доля лиц, избегающих какого-либо общения с официальными лицами (к таковым они относят и интервьюеров), которые собирают сведения об их личной жизни, имуществе, доходах, а значит, и доля отказов от общения с переписчиками должна быть также довольно высокой. Как решить эту проблему и как получить неискаженные данные об «отказниках»? На наш взгляд, пока эта проблема не только не решена, но и всерьез не прорабатывается. В своем интервью телерадиокомпании «Коми гор» 8 августа сего года заместитель Главы РК В. Скоробогатова, которая курирует проведение переписи в Коми, заявила, что наибольшие опасения вызывает проблема проведения переписной кампании в городах, и пока не более половины городских жителей готовы принять в ней непосредственное участие. Кроме того, в северных городах, скорее всего, возникнут сложности, связанные с тем, что здесь прописано много людей, которые на самом деле живут за пределами республики. А прописаны они здесь, поскольку надеются таким образом получить от государства квартиры в средней полосе России за счет программ переселения северян.

Существует и проблема учета многочисленных гастарбайтеров. Дело в том, что в Коми работает огромное количество рабочих из других регионов России и из-за рубежа: это рабочие из Кировской области, Чувашии, Республики Марий Эл, Украины, Белоруссии и многих других регионов некогда единой страны. По последним оценкам, гастарбайтеры, которые в основном работают вахтовым методом, составляют около 40% рабочей силы республики. При этом официально зарегистрированы только 3,5 тыс. чел.24

Наконец, нам представляется, что до конца не решена одна частная, но очень существенная проблема, которая может серьезно повлиять на итоговые данные. Это проблема фиксации лиц с двойной и тройной этнической идентичностью или лиц, вообще отвергающих этническую идентификацию. В данном случае хочется выразить солидарность с позицией, которая была высказана С. Чешко при обсуждении проблем предстоящей переписи25.

Заключение

Очевидно, что итоги переписной кампании 2002 г. покажут заметные изменения в социально-демографическом составе населения Республики Коми. Прежде всего это касается сокращения численности населения и изменений в его половозрастной структуре. В этническом плане вряд ли будут отмечены какие-то существенные сдвиги: доля представителей титульного этноса не должна сколько-нибудь заметно возрасти, несмотря на значительные масштабы миграции за пределы республики (что характерно, прежде всего, для других этнических групп), не увеличится и доля лиц, признающих родным языком коми. В этническом плане наиболее существенных сдвигов следует ожидать, скорее всего, ко времени следующей всеобщей переписи.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Таблица. Миграционные потоки, чел.*

1990 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

миграция – всего

прибыло

66 165

38 338

34 743

31 647

27 696

22 332

20 845

18 826

выбыло

69 002

50 429

42 923

42 655

38 308

34 449

27 630

24 100

* Составлено на основе данных текущей статистики.



1 Доклад о положении женщин в Республике Коми в 2001 году. Сыктывкар, 2002. С. 3.

2 О некоторых тенденциях развития демографических процессов в Республике Коми до 2016 года. Прогнозный доклад. Сыктывкар, 2001. С. 4.

3 Доклад о положении женщин в Республике Коми за 2001 г. Сыктывкар, 2002. С. 7.

4 Котов О. В., Рогачев М. Б., Шабаев Ю. П. Современные коми. Екатеринбург, 1996.С. 86.

5 Финно-угорские регионы России. Стат. сб. Сыктывкар, 1999. С. 9.

6 Республика. 2002. 6 июня.

7 Республика. 2001. 25 окт.

8 Доклад о положении женщин в Республике Коми за 2001 г. Сыктывкар, 2002. С. 8.

9 Стефановский бульвар. 2002. 1 июня.

10 Экономическая программа Правительства Республики Коми на 2001–2005 годы. Сыктывкар, 2001.С. 60–61.

11 Цыпанов Е. А. Коми язык: путь к государственному //Республика Коми – 80 лет. Очерки, посвященные 80-летию государственности Республики Коми в составе Российской Федерации. Сыктывкар, 2001. С. 190–191.

12 Напалков Д. Гашко, сер нин //Коми му. 1996. 16 марта

13 Молодежь севера. 2002. 23 мая.

14 Финно-угорские регионы России. Стат. сб. Сыктывкар, 1999. С. 9.

15 Московский комсомолец в Коми. 2002. 25 апр.

16 Сорокин Питирим Долгий путь. Сыктывкар, 1991. С. 10–11.

17 Куликов К. И. проблемы адаптации восточно-финских народов к условиям реформ 1990-х годов //Урал в прошлом и настоящем. Материалы науч. конф. Ч. 1. Екатеринбург, 1998. С. 449–451.

18 Котов О. В., Рогачев М. Б., Шабаев Ю. П. Современные коми. Екатеринбург, 1996. С. 110–112.

19 Бызова В. М. Психология этнических различий: проблемы менталитета, отношений, понимания. Автореф. дисс. докт. психол. наук. СПб. 1996.

20 Попова Л. А. К вопросу об этнической идентификации //Северные регионы России: социально-экономические, демографические и этнические процессы. Сыктывкар, 2000. С. 148.

21 Республика. 2002. 4 июня.

22 Трибуна. 2002. 14 июня.

23 Панорама столицы. 2002. 15 авг.

24 Трибуна. 2002. 16 авг.

25 Чешко С. В. Перепись населения: кого считать и как считать? //Этнограф. обозрение. 2000. № 4. С. 82–90.