Коллективные труды

 
Дальше      
 

Научные труды

Главное, что создает ученый - гуманитарий - это научный текст в виде книги, статьи, заметки или рецензии. 

Ученый может также выступать автором идеи, составителем и редактором коллективного труда или серийного издания. 

Отечественная тематика, т.е. изучение этнических и других...

Республика Марий Эл

Этнодемографическая ситуация в канун предстоящей переписи

Квинтэссенция основных итогов Всесоюзной переписи населения на территории бывшей Марийской АССР отражена в ряде статистических сборников[1] и специальных публикациях[2], в которых особое внимание уделено характеристике национального состава населения в соответствии с той языковой и этнической идентификацией, которая была предопределена инструментарием и процедурой опроса.

В бывшей Марийской АССР при общей численности постоянного населения республики, по переписи 1989 г., в 749,3 тыс. чел. насчитывалось 43,3% (324,4 тыс.) марийцев, 47,5% (356 тыс.) русских, 5,9% (43,9 тыс.) татар, 1,2% (9 тыс.) чувашей, 0,5% (2,5 тыс.) удмуртов. Эти пять народов составляли 98,2% населения республики. Хотя они проживают в республике повсеместно, расселение этнических групп: татар, чувашей и удмуртов тоже имеет определенную территориальную локализацию (в соответствии с давним сельским расселением). Наглядно о расселении этнических групп в республике свидетельствует табл. 1 (см. Приложение).

Основная масса проживающих в республике татар (60%) сосредоточена в Параньгинском, Мари-Турекском и Моркинском районах, где имеется значительное количество татарских поселений, и в г. Волжске, т. е. в приграничных районах с Татарстаном. Более четверти татар республики проживает в г. Йошкар-Оле. В Звениговском р-не имеется несколько чувашских поселений, в которых проживают 35% чувашей, учтенных в республике. Tpeть чувашей проживает в городах Йошкар-Оле и Волжске. Поселения с удмуртским населением встречаются в Мари-Турекском р-не, на территории которого проживает 72% всех удмуртов респyблики.

Из других народов, населяющих Республику Марий Эл, более представительны в количественном отношении украинцы (5,3 тыс. чел.), мордва (1,7 тыс.) и белорусы (1,4 тыс.). Их приток в республику начался в 1930–1940-е годы в процессе ее индустриализации. Украинцы и белорусы переселялись также в годы Отечественной войны в связи с эвакуацией промышленных предприятий и населения с временно оккупированных Германией территорий. Значительная часть мордвы, украинцев, белорусов и представителей других народов мигрировала в республику в 1960–1980-е годы, характеризовавшейся массовыми передвижениями и подвижностью населения страны.

В сравнении с Всесоюзной переписью 1979 г., при определении национальной принадлежности в процедуре проведения переписи 1989 г. обнаружился ряд новшеств, среди которых особо важным является стремление учесть множественность этнического самосознания. Применительно к Марийской республике это проявилось в попытке выявить численность представителей двух основных субэтносов марийского народа: луговых и горных марийцев, а также географической группы восточных марийцев. По официальным данным Госкомстата республики, по переписи 1989 г., численность луговых марийцев составила 281 408 чел., горных – 44 296 и восточных – 215 чел.

В динамике естественного движения населения в республике за последние годы проявлялись те же тенденции, что и в целом по России, т. е. сокращение рождаемости и увеличение смертности. В стадию устойчивой депопуляции республика вступила в 1993 г. (см. Приложение, табл. 2).

Убыль населения за счет последовательного ежегодного снижения рождаемости выражена в более явной форме у русского населения, чем среди марийцев. Кроме количественного сравнения об этом наглядно можно судить по времени перехода с естественной прибыли населения на убыль, который произошел у русских в конце 1991 г., в то время как для динамики прироста рождаемости марийского населения переломным стал 1994 г.[3] На динамику общей численности населения оказало довольно заметное влияние высокое сальдо миграции в начале 1990-х годов (см. Приложение, табл. 3). В связи с этим депопуляция и смена вектора развития здесь дала о себе знать на несколько лет позже, т. е. в 1996 г. В динамике как общей убыли населения, так и по всем основным причинам смертности (естественной, убийств, самоубийств, отравлений и т. д.) пиковым стал 1994 г.

Несмотря на то что ежегодный миграционный прирост в республике, особенно за последние годы, в сущности составляет небольшую величину, а в 2001 г. отток населения оказался даже больше притока, сама миграция представляет собой здесь достаточно важный фактор, определяющий общую демографическую ситуацию и динамику численности населения, так как масштабы прибыли и убыли населения на целый порядок выше показателей миграционного прироста и самым серьезным образом влияют на происходящие в Марий Эл социально-экономические процессы. Официальные данные Госкомстата республики наглядно свидетельствует о неуклонном снижении числа, как прибывших, так убывших – от 30 и более тысяч в 1990 г. до 14 тыс. чел. в 2001 г.

Бόльшая часть (в пределах от 80 до 90%) миграционного обмена за различные годы приходится на Российскую Федерацию, включая внутриреспубликанскую миграцию, составляющую, в свою очередь, основную долю (в абсолютных показателях порядка 10–12 тыс. чел. в год) среди всех видов перемещений населения.

При незначительных масштабах эмиграции в страны дальнего зарубежья достаточно весомую долю занимает международный миграционный обмен с государствами бывшего Советского Союза. Наибольшее число лиц, прибывших из стран ближнего зарубежья, составили мигранты из Украины, Казахстана, Узбекистана и далее по мере убывания из других бывших республик, включая закавказские и прибалтийские, в основном в соответствии с численностью их населения. При этом и бόльшая часть международной эмиграции приходится на эти же страны.

Положительное сальдо миграции со странами ближнего зарубежья выражено более заметно, по сравнению с миграционным обменом с другими регионами Российской Федерации. Особенно ярко это проявилось в начале и середине 1990-х годов и связано с возвращением на родину и оттоком населения из «горячих точек» или в связи с ухудшением положения русскоязычного населения в этих странах.

Республика Марий Эл не была включена в число российских регионов для специального размещения на ее территории беженцев и вынужденных переселенцев и в связи с этим масштабы миграций, формально связанных с этой причиной, сравнительно невелики. Наибольшее количество лиц, получивших официальный статус беженцев и вынужденных переселенцев в органах Федеральной миграционной службы Республики, было зафиксировано в 1995 г. и насчитывало 671 чел., среди которых было всего 57 россиян (55 чел. из Чечни и 2 – из Ингушетии)[4]. В то же время общий поток мигрантов из стран бывшего СССР был в 2–2,5 раза больше числа официально зарегистрированных беженцев и, вероятно, также связан с названной причиной.

В половозрастной структуре населения после переписи 1989 г. происходило изменение в сторону дальнейшего уменьшения доли мужского населения из-за с возрастания смертности, общий показатель которой с 1989 по 2001 г. увеличился с 10 до 15 чел. на 1000 чел. населения. Преобладание женщин в структуре населения, особенно среди лиц старшего возраста, связано с меньшей продолжительность жизни мужского населения, и в определенной мере в эти годы продолжали сказываться последствия войны. Налицо также и снижение в 1990-е годы средней продолжительности жизни, особенно среди мужчин, из-за ухудшения социально-экономического положения в республике.

Как и в ряде многих автономных образований Российской Федерации, в Республике Марий Эл представители титульной (марийской) национальности преобладают среди сельского населения. В составе сельчан, по переписи 1989 г., марийцы составляют 70,1%, русские – 22,7, татары – 4,7, чуваши – 0,9% и т. д. А в общей численности марийского населения республики сельчане и горожане составляют соответственно 63,2 и 36,8%. Для сравнения отметим, что в 1959 году городское марийское население составляло лишь 7,4% от общей численности марийцев республики.

Преобладание у марийцев сельского населения сказывается на уровне их образования и социальной структуре. У них ниже доля лиц с высшим и средним образованием, а также специалистов, занятых в промышленности, особенно инженерно-технических работников. Основная масса марийцев занята в сельском хозяйстве, строительстве, сфере услуг (связь, торговля, общественное питание, бытовое обслуживание), отраслях, где меньше потребность в высококвалифициро­ванных специалистах.

Характер изменений в национальном составе республики после Всесоюзной переписи 1989 г. вызывает большой интерес, хотя выявление динамики этих изменений представляет очень непростую задачу. Ввиду отсутствия значительной практической надобности для характеристики тех или иных отраслей экономики и социальной сферы в национальном разрезе текущая статистика не уделяла большого внимания градации населения  по этому признаку, хотя и располагала возможностью использования для подобных целей паспортных данных и самоидентификации людей по этнической принадлежности при заполнении различных анкет. Эта возможность практически исчезла совсем после отмены, в соответствии с федеральным законодательством, пятой графы в российском паспорте.

Попытки со стороны некоторых лидеров, активистов марийского национального движения и представителей творческой интеллигенции противостоять отмене записи национальности в паспорте выглядели в большей мере популистскими, не были последовательными и оказались безуспешными. И несмотря на то, что процедура замены паспортов в республике по времени очень затянулась и значительная часть людей даже до сих пор имеет возможность и даже продолжает пользоваться старыми паспортами, фиксация национальной принадлежности граждан в документах официального производства реально прекратилась.

В этой связи для выявления динамики национального состава после переписи 1989 г. несомненную ценность представляют данные микропереписи 1994 г., которая на территории республики проводилась с 14 по 23 февраля с охватом 5% постоянно проживающего населения. В ходе этого обследования было опрошено 37,7 тыс. человек, в том числе 23,5 тыс. в городской и 14,2 тыс. чел. в сельской местности. Ответ на вопрос о национальной принадлежности записывался, как и при переписи 1989 г., со слов опрашиваемых, национальность детей определялась родителями. В ходе обследования в поле зрения переписчиков попали представители более 30 национальностей.

Согласно результатам микропереписи, в период с 1989 по 1994 г. произошли уменьшение доли марийцев с 43,3 до 40,2%, и, соответственно, увеличение доли русских с 47,5 до 49,1%, а также татар – с 5,9 до 7,8% (см. Приложение, табл. 4).

О динамике естественного и миграционного прироста за эти же годы в этническом разрезе, по данным текущей статистики, свидетельствует табл. 5 (см. Приложение).

Таким образом, при взаимном погашении друг друга двух основных факторов, повлиявших на изменение численности населения, т. е. при более высоком у марийцев, в сравнении с русскими, естественном приросте населения и, наоборот, большей интенсивности у русских, по сравнению с марийцами, миграционного прироста, заметных изменений в соотношении марийского и русского населения в этот промежуток времени не должно было произойти. Миграционный прирост у русских оказался на 4,2 тыс. чел. больше, чем у марийцев, но превышение естественного прироста среди марийского населения, в сравнении с русскими, на 11,6 тыс. чел. перекрыло эту цифру и должно было дать даже небольшое, порядка 1%, увеличение за счет разницы в 7,4 тыс. чел., а не уменьшение доли марийцев. Представляется очевидным, что довольно заметная часть марийского населения, особенно в городской местности, вместо принадлежности к своему этносу причислила себя к представителям русской национальности и эта тенденция сохранилась и даже усилилась к моменту предстоящей переписи текущего года.

Если говорить о роли миграционных процессов в целом, то следует иметь в виду, что на изменение состава населения по этнической принадлежности, которая определяется на основе самоидентификации личности, принципиальным образом сказывается не столько величина миграционного прироста, сколько масштабы миграции и качественный состав самих мигрантов. Нулевое сальдо миграции при огромном количестве прибывших, в точности равном аналогичному количеству выбывших, сказывается на социально-экономических изменениях совершенно иначе, чем полное отсутствие миграций, несмотря на то, что в обоих случаях мы имеем дело с одним и тем же цифровым показателем.

С большой долей уверенности можно утверждать, что лица, прибывшие или вернувшиеся в республику из других регионов и зарегистрированные, в соответствии с паспортными данными, как марийцы, значительно более маргинальны, чем местное марийское население и гораздо чаще идентифицируют себя с русскими. Предположение (оно, правда, требует некоторой эмпирической проверки и специальных социологических исследований) о том, что в ходе миграционного обмена марийского населения, проживающего в республике, с другими регионами происходит смена национальной идентичности и своеобразная русификация, представляется вполне обоснованным. Лидеры марийского национального движения неоднократно высказывали тревогу, что в поисках лучших условий жизни из республики вынуждена уезжать, в частности, наиболее квалифицированная сельская марийская молодежь, которая после окончания вузов и средних специальных учебных специальных учебных заведений не может найти достойного применения и обустроиться у себя на родине, например, из-за жилищных условий и других причин. В свою очередь поток мигрантов – лиц марийской национальности из Средней Азии, Казахстана и других республик бывшего СССР – представляют вернувшиеся на родину местные уроженцы, преимущественно лица старшего возраста, для детей которых при незнании марийского языка и даже их самих более привычна по условиям той этнической среды, в которой они недавно проживали, российская идентичность, ассоциирующаяся в большей мере с принадлежностью к русским.

Явная диспропорция между резким ростом доли татар в 1994 г., в сравнении с переписью 1989 г., значительно превышающем естественный и миграционный прирост, если выборка и результаты микропереписи являются репрезентативными и достоверными, скорее всего говорит о возросшем национальном самосознании татар.

Языковая ситуация и этническая политика

Как показали результаты Всесоюзной переписи населения 1989 г., в бывшем Советском Союзе свободно владели русским языком 68,8% марийцев, в Марийской АССР – 75,3%. Доля марийцев, считающих родным русский язык, к моменту последней переписи 1989 г. неуклонно повышалась, что происходило одновременно за счет уменьшения числа лиц, для которых родным языком оставался марийский (см. Приложение, табл. 6).

Учитывая эту тенденцию, на первый взгляд, несложно дать возможную вероятностную оценку сегодняшнего уровня знаний марийского языка, если не принимать во внимание то обстоятельство, что начало 1990-х годов характеризовалось ростом национального самосознания не только среди титульных наций бывшего СССР, но и многих российских народов, не исключая и марийцев. В этой связи небезынтересна ссылка в одном из официальных выступлений бывшего в то время госсекретарем Республики Марий Эл Н. Гаврилова, что один из социологических опросов, проведенных в мае 1999 г., показал рост числа марийцев, считавших родным марийский язык. Этот показатель, как он отметил, «…являясь самым высоким среди финно-угорских народов, вырос за 10 лет с 80 до 85%, в то время как накануне он имел устойчивую и, казалось, необратимую тенденцию к снижению»[5].

Подобную оптимистическую оценку, судя по всему, подтверждают данные социологического исследования, проведенного в январе–феврале 1994 г. по репрезентативной выборке отделом социологии Марийского научно-исследовательского института языка, литературы и истории по изучению состояния межнациональных отношений в республике, в ходе которого было опрошено 1170 чел., жителей городов и ряда населенных пунктов в самых разных районах республики. Исследование показало, что 88,9% луговых и 95,2% горных марийцев назвали в качестве родного марийский язык. При этом 10,9% луговых и 1,0% горномарийцев родным назвали русский язык[6].

Тем не менее все резолюции и другие итоговые документы, принимавшиеся на съездах марийского народа по вопросам языка, выступления лидеров  национального движения и результаты социологических исследований по этой проблеме гораздо больше внимания обращали на общую тревожную динамику, связанную с использованием марийского языка; неуклонное сокращение численности его носителей; ослабление межпоколенной трансмиссии, дальнейшее ограничение сферы функционирования родного языка; уменьшение тиража национальных газет, книг, самой читательской аудитории, для которой предназначена эта издательская продукция, и т. д. При этом особое внимание, в частности, акцентировалось на необходимости организации соответствующей системы образования, гарантирующей обучение родному языку, ссылаясь на разногласия по вопросу о необходимости изучения марийского языка русскоязычным населением. Так, по данным одного из последних социологических опросов, проведенных Марийским НИИ, на вопрос «Есть ли необходимость в преподавании марийского языка во всех школах Республики Марий Эл?» положительно ответили 62,1% марийцев и только 19,4% русских. На вопрос «Необходимо ли для русскоязычного населения Республики Марий Эл владение марийским (государственным) языком?» отрицательно ответили 18,4% марийцев и 60,8% русских[7].

Русский язык преобладает почти повсеместно, имеет более высокий общественный статус и престиж. Марийский, как и языки других этнических меньшинств, распространен в сельской местности и в незначительной мере используется в СМИ, в сфере культуры и образования.

По данным Министерства образования республики, начальное образование (3–4 го­да) дается на следующих языках: русском (22 635 учащихся), марийском луговом (5194), марийском горном (1122), татарском (362). Начальное, как и дошкольное, образование на родном, не русском, языке практикуется только в сельских населенных пунктах. В городах же и крупных населенных пунктах начальное образование осуществляется на русском языке. Таким образом, система начального образования на родном языке не охватывает всех детей с родным, не русским, языком (с функционально первым, не русским, языком). Среднее образование на марийском языке в республике отсутствует. Обучение марийской филологии и педагогическим дисциплинам в средних специальных и высших образовательных учреждениях частично ведется на марийском языке.

Преподавание родного языка как отдельного предмета для нерусских детей также ведется в основном в сельских школах, обычно имеющих статус национальной школы. В 2001 г. марийский язык как родной изучался в 226 школах (24 399 учащихся), татарский – в 12 (2020), удмуртский – в 3 (158), чувашский – в 2 школах (15). Количество часов на изучение родного, не русского, языка в зависимости от типа учебной программы и года обучения варьирует от 3 до 6 час. в неделю (от 8 до 24% учебного времени). Нерусские дети, обучающиеся в остальных 172 школах, не имеют возможности изучать родной язык по соответствующей программе, хотя во многих случаях в этих школах марийцы могли бы изучать марийский язык по программе преподавания государственного языка, т. е. как иностранный.

Всего по программе преподавания государственного языка марийский язык преподается в 181 школе. По ней марийский язык изучают немарийские дети, а также марийцы, не имеющие возможности изучать марийский в качестве родного, либо русскоговорящие марийцы (не владеющие марийским языком). Всего в 2001/2002 учебном году марийский язык как государственный и как родной изучали 37,1% от общего числа учащихся. В 2000/2001 учебном году этот показатель составлял 60,3%.

Уменьшение количества изучающих марийский язык в Республике Марий Эл произошло после предоставления школам, в соответствии с законодательством об образовании, права свободного принятия решения о выборе учебной программы (в том числе об изучении марийского языка).

В связи со сложившей в республике языковой практикой несомненный интерес представляет проводившаяся в последние 10 лет в Марий Эл языковая и национальная политика.

Началом нового этапа в развитии республики, с которым связаны не только надежды и успехи, но и разочарования в решении этнических проблем, следует считать принятие на ХIХ Всесоюзной партконференции в 1988 г. резолюции «О межнациональных отношениях».

Обсуждение этой резолюции на открытых партийных собраниях, особенно в учреждениях, творческих союзах и организациях, по роду деятельности связанных с образованием и культурой, не прошло бесследно. Марийским обкомом КПСС совместно с Советом министров республики в целях реализации основных положений этого документа были утверждены соответствующие мероприятия.

В высшем законодательном и представительном органе – Верховном Совете республики (11-й созыв) была образована постоянная комиссия по межнациональным вопросам, действовавшая под сходным, хотя и несколько видоизмененным названием и в последующих созывах парламента (12-й созыв Верховного Совета, 1-й и 2-й созывы Государственного Собрания республики). В составе сегодняшнего, избранного на 4 года осенью 2000 г. Государственного Собрания 3-го созыва действует постоянная комиссия по местному самоуправлению, национальной политике и межпарламентскому сотрудничеству.

По инициативе и при участии этих депутатских комиссий в Марий Эл в разное время были приняты и утверждены государственная символика (гимн, герб и флаг) республики, законы «О языках в Республике Марий Эл»[8], «Об образовании»[9], «О культуре»[10], Государственная программа развития образования республики, рассчитанная на 1995–2000 гг., важнейшей составной частью которой являлся национально-региональный компонент в обучении и воспитании[11].

Правовая основа этноязыковой политики к настоящему моменту предусмотрена прежде всего в Конституции Республики Марий Эл, в соответствии с которой, как уже упоминалось, государственными языками являются марийский (горный, луговой) и русский языки.

Расплывчатость формулировки «марийский (горный, луговой)» является компромиссным итогом до сих пор не завершившегося научного спора в среде местных филологов, получившего в начале и середине 1990-х годов политическую окраску, считать ли языки горных и луговых мари отдельными диалектами, вариантами, говорами, наречиями одного и того же (марийского) языка или совершенно самостоятельными языками. Марийский народ подразделяется на две основные этнографические группы: горных и луговых марийцев, каждая из которых использует свою литературную норму, т. е. горномарийский язык и собственно марийский язык, носителями которого являются представители луговых мари, а также связанная с ними генетическим родством географическая группа восточных марийцев, проживающих в Башкирии, Татарстане, Удмуртии, Пермской, Свердловской и других областях.

Горные марийцы расселены очень компактно и проживают в основном в границах Горномарийского административного района, т е. преимущественно на правом берегу Волги, и вместе с небольшой частью ее представителей на левобережье (Килемарский район) носители этой нормы марийского языка составляют, по переписи 1989 г., примерно седьмую часть марийского населения, проживающего в пределах республики. Представители этой группы достаточно твердо идентифицируют себя в национальном самосознании с этнонимом «кырык (горный) мари». Луговые марийцы («олык мари»), явно преобладая по численности, и, будучи разбросанными на значительной по площади левобережной части Волги (в связи с этим они имеют местные особенности в культуре и языке), не лишены множественной самоидентичности. Зная, но не акцентируя большого внимания на своей принадлежности к луговой части марийского населения, они чаще олицетворяют себя просто как «мари» и достаточно хорошо осознают также и свою локальную принадлежность. Существование двух самостоятельных литературных норм связано с заметными расхождениями в лексике, отчасти грамматике и даже фонетике и свидетельствует об определенных трудностях взаимопонимания при разговорном общении между горными и луговыми марийцами. Из-за этого, как показывают этносоциологические исследования, проведенные в 1984 г. Институтом этнографии АН СССР (ныне – Институт этнологии и антропологии РАН) под руководством проф. В. В. Пименова[12], представители данных групп в проективной ситуации в шести случаях из десяти предпочли бы разговаривать на русском языке.

При разработке соответствующей статьи Конституции и проекта закона о языках, которая проходила не без участия марийских филологов, выявились две принципиально противоположные позиции: ограничиться в основополагающих документах двумя языками – марийским и русским, на чем настаивало большинство филологов и национальных политических лидеров, так или иначе относящихся к представителям луговых мари; сторонники другой точки зрения, которые были в меньшинстве, предлагали придать горномарийскому языку статус государственного наряду с основным марийским, редакционно записав последний как лугово- или лугомарийский.

Разрешению спора при принятии Конституции способствовала спорная, допускающая множественные толкования, но вполне приемлемая и уже существовавшая редакция пятого пункта принятой 22 октября 1990 г. Декларации о государственном суверенитете Марийской ССР[13] (отменена 10 ноября 2000 г. в ходе приведения в соответствие республиканского законодательства федеральным нормативно-правовым актам)[14]. Она гласила, что «в Марийской ССР равноправно функционируют марийский (луговой, горный) и русский языки в качестве государственных языков и обеспечивается сохранение и развитие языков других национальностей, проживающих на ее территории».

К числу других республиканских нормативно-правовых актов, содержащих пункты, положения, статьи и т. д., связанные с решением этноязыковых вопросов, необходимо отнести упомянутые выше законы «Об образовании», «О культуре», «О языках в Республике Марий Эл», которые по большому счету являются аналогами соответствующих федеральных законодательных документов.

Решение вопросов в сфере образования и культуры, важнейшей составной частью который является и язык, на практике могло ограничиться применением федерального законодательства, и необходимость принятия упомянутых законов на региональном уровне разработчиками обосновывалась именно важностью учета национальной специфики, в связи с чем в республиканском законе об образовании был усилен языковой аспект (право обучения на родном языке) и роль национально-регионального компонента в государственно-образо­вательном стандарте (ст. 7, 12, 28 и др.).

Принятый в октябре 1995 г. закон «О языках в Республике Марий Эл» повторил редакцию ст. 15 республиканской Конституции и также называл государственными языками марийский (горный, луговой) и марийский языки. В связи с приведением в соответствие регионального законодательства федеральному республиканский закон «Об образовании» был отменен с подписанием президентом республики 9 апреля 2002 г. закона «О регулировании отношений в сфере образования на территории Республики Марий Эл»[15]. После принятия в 2001 г. закона «О внесении изменений и дополнений в закон Республики Марий Эл "О языках в Республике Марий Эл"» его старая редакция существенно изменилась.

По своему содержанию принятый в 1995 г. закон о языках, равно как и его последняя редакция, был и остается декларативным, допуская неоднозначное толкование ряда статей, связанных с правом пользования в той или иной ситуации «одним из государственных языков Республики Марий Эл», которое на практике дает преимущества русскому языку, лишая какого-либо стимула к расширению сфер функционирования марийского языка. Закон увидел свет прежде всего благодаря весомой доле марийцев (14 из 30) в депутатском составе Государственного Собрания  Республики Марий Эл 1-го созыва, которое его принимало. Попытка его принятия на 3 года ранее, т. е. в 1992 г., оказалась безуспешной. Камнем преткновения были ст. 11 и 14 законопроекта. Согласно ст. 11, все образовательные учреждения обязывались вести изучение государственных языков, которыми согласно Декларации о суверенитете республики, признавались марийские (горный и луговой) и русский. В соответствии со ст. 14 проекта, должностные лица – работники учреждений государственной власти и государственного управления – «должны владеть государственными языками Республики Марий Эл в объеме, необходимом для исполнения ими служебных обязанностей». Большинство депутатов, три четверти из которых не принадлежали к титульной национальности, не согласились с предлагаемой редакцией. Поэтому на сессии он не рассматривался, несмотря на то что накануне он публиковался в периодической печати и широко обсуждался на страницах прессы.

Отмена в 2001 г. республиканских законов о языках и об образовании и сопутствовавшая ей юридическая процедура оказались довольно болезненными[16] и ассоциировались со складывавшейся и практически еще продолжающейся в республике конфликтной ситуацией на национальной почве, к которой добавились и проблемы обучения марийскому языку, хотя в действительности суть и природа некоторых осложнений во взаимоотношениях нового президента республики Л. Маркелова с лидерами марийского национального движения связана с борьбой местных элит за доступ к власти[17].

Перечень нормативно-правовых актов, касающихся этноязыковой политики, вероятно, следует завершить утвержденной указом президента Республики Марий Эл от 13 декабря 1997 г. Концепции государственной национальной политики в Республике Марий Эл[18]. Данный документ, созданный по аналогии с соответствующей российской концепцией, еще более декларативен, чем упомянутый закон о языках, и был принят в большей степени из идеологических соображений.

Главнейшие события национальной жизни республики 1990-х годов так или иначе связаны с деятельностью официальных государственных органов, в частности Министерства культуры республики, название которого, в соответствии с указом президента Республики Марий Эл от 18 октября 1996 г., дополнилось словами «и по делам национальностей», что явилось компромиссным, хотя половинчатым и явно популистским его решением перед предстоящими выборами, которые были намечены на 22 декабря того же года в ответ на неоднократные требования активистов и сторонников марийского национального движения «Марий ушем» образовать республиканский «Госкомнац». Новый президент Республики Марий Эл В. Кислицын своим указом от 6 августа 1999 г. упразднил отдел по делам национальностей в составе упомянутого ведомства, возвратив ему прежнее название – Министерство культуры, и образовал сектор по межнациональным делам в структуре аппарата госсекретаря республики. После указа третьего президента Республики Марий Эл Л. Маркелова от 18 января 2001 г. «О структуре управления в Республике Марий Эл» название Министерства культуры дополнилось словами «и межнациональных отношений».

До 1996 г. специального подразделения, ответственного за реализацию национальной политики, в структуре исполнительной власти республики не существовало. До избрания первого президента республики (декабрь 1991 г.) и формирования нового органа исполнительной власти – Правительства Марийской ССР эта сфера находилась под кураторством заместителя председателя Совета министров, ответственного за решение социальных вопросов, включая образование и культуру. С упразднением Совета Министров республики после учреждения президентской власти национальная проблематика перешла и постоянно находилась в ведении и под кураторством аппарата госсекретаря республики, независимо от того, что в составе Министерства культуры существовал специальный отдел по национальным вопросам.

С 1997 г. в республиканском бюджете фигурирует строка по финансированию так называемых программ межнациональных отношений, реализуемая через местное Министерство культуры. Все крупнейшие мероприятия этнокультурной направленности с 1997 г. финансируются по данной статье расходов. В 2002 г. на эти цели, в соответствии с законом о республиканском бюджете, выделено 920 тыс. руб.[19]

По инициативе и в соответствии с планом Министерства культуры и по делам национальностей республики, а также по планам научно-исследовательских работ местных научных коллективов в 1997–2002 гг. проведено множество различных мероприятий: семинаров, конференций, совещаний, посвященных проблемам сохранения языка и культуры марийского народа[20], проживающих в республике русских[21], татар[22], чувашей[23], удмуртов[24]. Особый акцент в работе министерства делается на проведение праздников, фестивалей и других массовых и зрелищных мероприятий.

Пробуждение и рост национального самосознания марийцев в конце 1980-х – начале 1990-х годов привели к формированию национального движения и образованию ряда общественных объединений по этническому признаку. В апреле 1990 г. в г. Йошкар-Оле на учредительном съезде, куда съехались представители всех регионов компактного проживания марийцев, в том числе из Татарии, Башкирии, Свердловской, Горьковской, Кировской и других областей, оформилось движение – организация «Марий ушем» (Союз народа мари) и был принят его устав[25]. Эта организация ратует за возрождение и развитие языка и культуры марийского населения, культурно-этническую консолидацию рассредоточенного по разным регионам марийского народа, укрепление его национального самосознания. Впоследствии более радикально настроенные члены этой организации откололись от «Марий ушем» и основали свою организацию «Кугезе мланде» («Земля предков»), деятельность которой в марте 1995 г. по решению правоохранительных органов прекратилась[26].

Несмотря на привычные обвинения в амбициозности, популизме и национализме, общественное объединение «Марий ушем» до сих пор остается весомой и влиятельной в республике политической силой. По инициативе этой организации были проведены третий-шестой съезды марийского народа. На каждом из них принимались соответствующие  резолюции, непосредственно касавшиеся вопросов развития марийского языка[27].

Актуальная в контексте предстоящей Всероссийской переписи населения тема этноязыковой идентификации в Марий Эл представляет особый интерес в связи с начавшимся обсуждением среди работников образования и науки республики международного проекта «Многоязычие как ключ к развитию и интеграции (применение эффективных методов многоязычного образования в республике Марий Эл)». Стимулом и решающим поводом к подготовке этого проекта явилось проведение в Йошкар-Оле в июне 2001 г. международного семинара «Современные модели преподавания и использования языков в школьном образовании в условиях полиэтнического региона» («Mo­dern models of teaching and usage of languages in school education in polyethnic regions»).

Семинар посетили известные специалисты дву/многоязычного образования из Эстонии, Канады, Финляндии, Дании, ЮАР, ряда регионов России, более 70 учителей и работников образования из Республики Марий Эл. Этот представительный форум получил положительную оценку, и в дальнейшем по инициативе республиканской общественной организации «Марий туныктышо» («Марийский учитель») при поддержке Министерства культуры и межнациональных отношений, Министерства образования и Марийского института образования в республике началась разработка соответствующего проекта, первоначальный текст которого тиражирован для широкого круга специалистов и готовится к обсуждению.

Наряду с основными партнерами – участниками реализации проекта, т. е. названными министерствами, образовательными и научными учреждениями республики, предполагаются потенциальные партнеры: Финское общество учителей родного языка, Совещательная комиссия по реализации Финляндской программы поддержки финно-угорских народов России, Общество М. А. Кастрена (Финляндия), Эстонский центр языкового погружения, Программа родственных народов Министерства образования Эстонии.

Главная идея проекта – решение языковых и культурных проблем в обществе, прежде всего через развитие качественного многоязычного образования. Особый акцент в методике преподавания при этом делается на международный опыт использования современных методов погружения, способствующих экономии времени и ресурсов.

Подготовка к Всероссийской переписи населения

В Йошкар-Оле появились мошенники, «работающие» под переписчиков. Такую необычную новость услышали в июне 2002 г. жители Марий Эл по республиканскому телерадиовещанию, которое еще раз напомнило им о предстоящем важном событии текущего года – Всероссийской переписи населения. С данным известием к населению обратился республиканский Госкомитет по статистике, предупреждая об опасности попасть в руки шарлатанов. Дело в том, что в нескольких районах республики были зафиксированы факты мошенничества: в дома граждан наведывались люди, представлявшиеся переписчиками, с просьбой заполнить анкету якобы с целью проведения переписи населения. Получив все необходимые сведения, мошенники также требовали заплатить за заполнение анкеты. Руководство Госкомстата Марий Эл еще раз напомнило о сроках переписи и пояснило, что у каждого переписчика будет специальное удостоверение, форму которого обнародуют позднее. Пока же все, кто пытается собрать сведения о жизни жителей республики под видом переписи, – не иначе как мошенники.

Криминальный характер происшедшего не был единственным поводом для разъяснений процедуры опроса населения. В органах исполнительной власти республики и кабинетах местного Госкомстата по вопросам подготовки к переписи целенаправленная работа ведется уже с давних пор. В частности, 5 февраля 2000 г. постановлением правительства республики было утверждено Положение государственной комиссии по проведению Всероссийской переписи населения 2002 г. Утвержденный тем же документом состав Государственной комиссии в количестве 23 человек, состоявший в то время из команды сподвижников экс-президента В. Кислицына, к настоящему времени сильно изменился. В настоящее время возглавляет ее заместитель главы правительства республики министр культуры и межнациональных отношений М. Васютин.

Заслуживает упоминания также проведение республиканским Госкомстатом открытого конкурса на изготовление картографического материала для подготовки и проведения переписи. Для приема заявок конкурс был открыт с 25 августа по 9 октября 2000 г. По условиям его проведения участники должны были до 1 июля 2001 г. изготовить схематические планы и карты для их проверки на реальной местности при составлении списков домов в городской и сельской местности. Завершившийся досрочно тендер выиграло местное подразделение института «Волговятгипрозем», по профилю своей производственной деятельности имеющее большой опыт изготовления картографического материала и обладающее лицензией на деятельность подобного рода.

Начало информационно-разъяснительной кампании по предстоящей Всероссийской переписи населения под общим названием «За год до переписи» было положено в середине октября 2001 г. Для этой цели на web-странице Госкомстата Республики Марий Эл была создана рубрика «Перепись населения 2002 года», где размещена информация о ходе подготовки к переписи. Кроме того, в Госкомстате Республики Марий Эл состоялся «День открытых дверей» с приглашением средств массовой информации республики. На пресс-конференции присутствовало руководство и специалисты комитета. Главными темами для разъяснения и обсуждения были: значение переписи для социально-экономического развития страны, республики; программа переписи; информация о ходе подготовительных работ к проведению переписи на территории республики; деятельность Государственной комиссии по подготовке и проведению Всероссийской переписи населения 2002 г. по Республике Марий Эл; вопросы финансирования; организация информационного обеспечения периода подготовки и проведения переписи населения, планомерная работа со средствами массовой информации. В период проведения информационно-разъяснительной кампании как в республиканской, так и в местной, районной печати и на радио планировалось публиковать интервью глав администраций городов, районов, председателей комиссий по переписи населения, уполномоченных по переписи. Предполагалось, что информационно-разъяс­нительная кампания позволит дать населению конкретное представление о значимости проведения переписи с общественно-полити­ческой и социально-экономической точек зрения.

В начале марта 2002 г. республиканские СМИ проинформировали о состоявшемся заседании упомянутой выше Государственной комиссии. Речь на заседании шла о том, что в республике будет задействовано около 3 тыс. чел. переписного персонала. Составлены организационные планы проведения переписи в районах и городах, осуществляется информационно-разъяснительная работа. В Йошкар-Оле устраняются недостатки в адресном хозяйстве, устанавливаются номерные знаки домов, наименования улиц. При этом были упомянуты трудности финансового обеспечения и затрагивался вопрос о необходимости выделения на проведение Всероссийской переписи населения дополнительных бюджетных средств.

К концу марта – началу апреля 200 г. года Госкомстатом Республики Марий Эл завершена разработка Организационного плана по проведению Всероссийской переписи в республике. В этом документе определено количество переписных, инструкторских, счетных участков, потребность во временных переписных работниках по республике в целом и по каждому району и городу в частности. Составлена программа информационно-разъяснительной работы среди населения. Средние нормы нагрузки на переписчиков при переписном районировании по республике составляют 425 чел. в городских и 325 чел. – в сельских поселениях. При комплектовании инструкторских участков максимальная нагрузка на инструктора-контролера в городской местности – 2,5 тыс. чел., в сельской – 2 тыс. чел.

Следующий этап – выделение помещений для размещения переписных и инструкторских участков, стационарных участков, а также помещений для работы уполномоченных по переписи и их заместителей в районах и городах и обеспечение их средствами связи. Число временных переписных работников, как уже указывалось, должно составить более 3 тыс. чел. (с учетом работников в учреждениях социального обслуживания и учреждениях для временного пребывания населения и пунктах скопления пассажиров). Для этой работы будут привлекаться преподаватели и студенты учебных заведений, пенсионеры, работники предприятий, социальных служб и общественных организаций, сельских поселковых администраций, временно не работающие и участники переписи 1989 г. С этими же целями уже заключены договоры с высшими и некоторыми средними учебными заведениями, а также с рядом организаций.

17 мая 2002 г. в рамках подготовки к Всероссийской переписи прошел единый день информирования населения, на котором выступили руководители министерств и ведомств республики.

В числе последних важнейших событий – презентация переписного листа, который будет использоваться во время проведения переписи населения. Презентация открылась 13 июня пресс-конференцией, которую провел для республиканских СМИ заместитель главы правительства Республики Марий Эл М. Васютин. Представители Государственного комитета по статистике ознакомили журналистов с бланками переписного листа, нюансами его заполнения.

Было отмечено, что переписью планируется охватить все население, включая беженцев и людей, не имеющих постоянного места жительства (бомжей). Переписчикам предстоит сложная работа. На данный момент подобрано 52% необходимого количества людей. Выступавшие проинформировали, что переписчики будут снабжены специальными атрибутами: значками, чемоданчиками, удостоверениями. Переписные листы будут заполняться переписчиками, причем ответы должны записываться только со слов опрашиваемого. Предъявление документов не требуется. При необходимости переписной лист можно будет заполнить в специально оборудованных и открытых к октябрю месяцу переписных участках. В адрес некоторых местных СМИ высказаны упреки, что в столь ответственную всероссийскую государственную акцию отдельные периодические издания Марий Эл пытаются вплести политические амбиции. Несмотря на сделанное приглашение, так называемые оппозиционные издания категорически отказались освещать этот вопрос на своих страницах.

Не менее важным в организационном и методическом плане состоявшееся 19 июня заседание Государственной комиссии, на котором ее руководитель М. Васютин и некоторые члены проинформируют своих коллег о результатах прошедших в июне совещаниях в Москве с представителями всех субъектов Федерации и  расширенного совещания в Нижнем Новгороде по вопросам подготовки и проведения Всероссийской переписи населения в субъектах РФ, входящих в Приволжский федеральный округ. Последнее из названных встреч провели заместитель полномочного представителя президента РФ в Приволжском федеральном округе Л. Гильченко и статс-секретарь, заместитель председателя Госкомстата России С. Колесников. В нем также приняли участие заместители руководителей регионов, председатели переписных комиссий, представители Госкомстата РФ и территориальных органов государственной статистики и др. Наряду с вопросами общего характера: «О проблемах подготовки к Всероссийской переписи населения 2002 года», «О реализации подготовительных мероприятий к Всероссийской переписи населения 2002 года в субъектах РФ, входящих в Приволжский федеральный округ», «Об организации информационно-разъяснительной работы» были заслушаны отчеты руководителей республиканских, областных, городских переписных комиссий Башкирии, Мордовии, Марий Эл и городов Оренбурга, Перми, Ульяновска.

Л. Гильченко в своем выступлении отметил, что «в некоторых регионах перепись из вопроса технического превращается в вопрос политический: региональные лидеры понимают, что данные переписи будут использованы в выстраивании новых взаимоотношений ряда регионов и Российской Федерации: как межбюджетных, так и отношений в вопросах национальной политики. Это связано с тем, что, согласно пакету федеральных Законов о гарантиях прав национальных меньшинств, финансирование деятельности культурных автономий на территории регионов будет осуществляться через федеральный бюджет». Вряд ли Л. Гильченко имел в виду ситуацию в Марий Эл, однако в республике существует вероятность возникновения в процессе подготовки и проведения переписи определенных методических затруднений, связанных с проявлением среди части марийского населения множественной идентичности, в частности этнического и субэтнического самосознания.

На текущий момент среди наиболее важных принятых в Марий Эл, в соответствии с федеральным законодательством, нормативно-правовых актов по вопросам подготовки к переписи заслуживает упоминания в первую очередь постановление правительства республики от 10 июля 2002 г., № 227, «Об организации Всероссийской переписи населения в 2002 году».

Одним из главных организаторов всех мероприятий является Государственный комитет республики по статистике, который должен также обеспечить подготовку материалов переписи к обработке и распространению (публикации) результатов, целевое использование средств, выделяемых на подготовку, проведение и подведение итогов переписи. Ответственность за проведение переписи военнослужащих и гражданского населения (включая членов семей военнослужащих), проживающих на территориях войсковых частей и учреждений, возложена на Йошкар-Олинский гарнизон.

Управление исполнения наказаний Министерства юстиции должно провести перепись лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы и содержащихся в следственных изоляторах. Не забыты также лица, находящиеся в изоляторах временного содержания, иностранные граждане и лица без гражданства в центрах временного размещения. Ответственность по этой части возложена на Министерство внутренних дел, которое также должно обеспечить безопасность лиц, осуществляющих сбор сведений о населении, сохранность переписных листов и иных документов переписи. Особая роль отведена защите информации. Эта задача возложена наряду с Министерством внутренних дел на республиканское управление службы безопасности и центр правительственной связи.

И, наконец, приняты во внимание лица, проживающие и (или) находящиеся в подведомственных соответствующим министерствам учреждениях социального обслуживания, здравоохранения и образования.

Одним из ключевых и сложных вопросов проведения переписи является привлечение переписчиков. С учетом ставки на студенческую молодежь и учителей школ, особенно в сельской местности, особая роль здесь отведена министерству образования.

Положение о Комиссии по проведению Всероссийской переписи населения 2002 г. было утверждено упомянутым выше постановлением правительства республики от 5 февраля 2000 г. Существенные изменения первоначального состава названной комиссии, утвержденного этим документом, отражены в целом ряде последующих постановлений правительства республики:

– Вопросы Государственной комиссии по проведению Всероссийской переписи населения 2002 года (23 апреля 2001 г., № 146);

– О внесении изменений в состав Государственной комиссии по проведению Всероссийской переписи населения 2002 года (5 апреля 2002 г., № 94);

– О внесении изменений в некоторые постановления Правительства Республики Марий Эл (20 мая 2002 г., № 145).

На сегодняшний день комиссия по проведению Всероссийской переписи населения 2002 г., возглавляемая заместителем главы правительства республики М. Васютиным, включает 21 чел. и представлена руководителями самых различных министерств и ведомств.

В соответствии с нормативно-правовыми актами республиканского уровня, принимаются соответствующие документы и в муниципальных образованиях. Созданы городские и районные комиссии по проведению переписи, наводится порядок в адресном хозяйстве городов и сел, подготовлены схематические карты населенных пунктов. В этой связи достаточно упомянуть об одном из постановлении мэра г. Йошкар-Олы от 9 марта 2000 г., № 726, «О Всероссийской переписи населения 2002 года», которое в качестве приложения включает в себя и «Положение о Комиссии по проведению Всероссийской переписи населения 2002 года на территории муниципального образования "Город Йошкар-Ола"».

Подготовка к предстоящей переписи осуществляется в настоящий момент в соответствии с планом информационно-разъяснительной работы среди населения по вопросам переписи на второе полугодие текущего года. Этот документ, утвержденный на заседаний комиссии по проведению переписи 19 июня 2002 г.,  включает большой перечень самых различных мероприятий, объединенных в следующие рубрики: взаимодействие с республиканскими и местными СМИ; реализация спецпроектов; организация пресс-конференций, семинаров, круглых столов, презентаций; рекламное сопровождение; подготовка инструктивно-методических материалов для информационно-разъяснитель­ной работы по сопровождению переписи; участие в информационно-разъяснительной работе коммуникаторов (узнаваемых представителей органов государственной власти, политических и общественных движений, деятелей науки, культуры и искусства).

Приведенные рубрики наглядно отражают масштабы, подход и технику проведения информационно-разъяснительной работы по предстоящей переписи. Наибольший интерес представляет реализация спецпроектов:

1. «Многонациональная Россия»: привлечь внимание к факту проведения переписи представителей различных национальностей и конфессий путем публикаций в СМИ на национальных языках (ответственный за проведение мероприятия – Пресс-служба по информационно-разъяснительной работе комиссии по проведению переписи).

2. «Детская перепись»: дети в игровой форме организуют перепись в семьях (с 9 по 18 сентября 2002 г., ответственные: Госкомстат и министерство образования).

3. «Горячая телефонная линия» в режиме диалога «вопрос-ответ». Анализ характера обращений граждан.

4. «Власть и перепись»: постоянное упоминание темы переписи в выступлениях президента республики, председателя Государственного Собрания и других официальных лиц.

5. «Силовики»: разъяснение населению представителями силовых структур значимости переписи, а также механизма обеспечения безопасности и конфиденциальности переписи.

6. «Органы местного самоуправления»: организация выступлений мэров городов и глав администраций районов на тему переписи населения.

7. Информационная поддержка переписных, инструкторских, стационарных участков.

Среди других мероприятий представляется важной состоявшаяся в сентябре пресс-конференция руководителей Министерства внутренних дел о механизмах обеспечения безопасности граждан и конфиденциальности полученных данных.

С 16 июля в республике началось обучение уполномоченных по переписи населения и их заместителей. Первую группу обучающихся составили работники г. Йошкар-Олы и Медведевского р-на. На учебе речь шла о порядке проведения переписи населения и заполнении переписных листов. Несмотря на то что учащимися были опытные профессионалы, им необходимо было ознакомиться с особенностями организации нынешней переписи, впервые проводящейся в соответствии с международными нормами, рекомендациями ООН. Дело в том, что со времени проведения Всесоюзной переписи 1989 г. подход к учету населения изменился, и переписчики на практике, вне всякого сомнения, столкнутся со сложными ситуациями, аналогов которых в истории отечественной статистики еще не было. Большая часть инструктажа посвящалась изучению базового документа – «Руководства для переписчика» о порядке проведения Всероссийской переписи населения 2002 г. и заполнения переписного листа, а также практическим занятиям по заполнению переписных документов. По завершении четырехдневного инструктивного совещания проходит тестирование.

Госкомстат России подготовил специальную обучающую компьютерную программу, которая содержит информацию об организации работы переписчика (обязанности, календарь, инструментарий переписчика), заведующего стационарным переписным участком и его помощника, инструктора-контролера, а также об организации работы уполномоченного по вопросам переписи населения и его заместителя в районах и городах; о порядке заполнения каждой из форм переписных документов.

Несмотря на всю сложность и огромный масштаб предстоящего мероприятия, каковым является всеобщая перепись населения, в официальных средствах массовой информации республики опасений и даже серьезных разговоров по вопросам, связанным с проблемами  определения этнической идентичности у представителей локальных групп марийского населения, местных татар и т. д., ранее не возникало. И даже в оппозиционной прессе, которая активно поддерживается лидерами и членами марийского национального движения, «переписная» тема практически не затрагивалась. В то же время озабоченность организаторов переписи по вопросам корректности при фиксации национальной принадлежности опрашиваемых лиц существует, подтверждением чему явилось состоявшееся в октябре 2002 г. заседание упомянутой Государственной комиссии, на котором работники Госкомстата проинформировали присутствующих, что у переписчиков  во время их подготовки возникали вопросы о том, в каких случаях они должны записывать этничность как «горный», «луговой» или просто «мари». Переписчикам разъяснялось, что какие-либо намеки, подсказки и тем более навязывание своего мнения категорически запрещено, так как, по инструкции, в этой части гражданам предоставлено право свободного волеизъявления и на случаи явно нелепых и шуточных ответов в методике обработки данных предусмотрена соответствующая коррекция.

Материалы всеобщих переписей населения, обследуя, с точки зрения социологии, всю генеральную совокупность, представляют для изучения динамики и характера функционирования языков наиболее достоверный и ценный материал, так как текущая статистика практически неспособна фиксировать изменения в этой сфере, а выборочные социологические опросы, насколько бы репрезентативными они не казались, требуют научно-обоснованного, тщательного и добросовестного выполнения методики отбора респондентов, что случается в связи с политической ангажированностью социологических служб и их исследований далеко не всегда.

Итоги предстоящей переписи вне всякого сомнения подтвердят наличие устойчивой тенденции снижения численности марийцев и уровня знаний ими своего родного языка, несмотря на то что некоторые материалы социологических обследований фиксировали задержку и даже ростки появления чуть ли не противоположных тенденций в связи с временной эйфорией среди марийского населения в начале 1990-х годов по поводу роста национального самосознания.

Об озабочености общественности финно-угорских народов по отношению к этой проблеме говорит факт проведения, в соответствии с планом работы Консультативного комитета финно-угорских народов, Венгерской национальной организацией Всемирного конгресса финно-угорских народов (председатель – Е. Рубовски) 22–23 ноября 2001 г. в г. Будапеште научной конференции «Этнодемографические процессы в финно-угорских регионах». В ней приняли участие исследователи и представители национальных общественных организаций из Венгрии, Финляндии, Эстонии, республик РФ – Коми, Карелии, Марий Эл, Удмуртии и Башкортостана. На конференции рассматривался ход этнодемографических процессов, происходящих у финно-угорских народов на протяжении XX в., адекватность их отражения в переписях населения, влияние политических, социально-экономических и экологических факторов на динамику численности данных народов[28].

ПРИЛОЖЕНИЕ

Таблица 1. Распределение населения наиболее многочисленных национальностей по районам республики (по переписи 1989 г., в абсолютных показателях)

Все население

Марийцы

Русские

Украинцы

Бело-русы

Мордва

Татары

Удмурты

Чуваши

Другие

Всего
в том числе:
 
г. Волжск
г. Козьмодемьянск
Волжский район
Горномарийский
Звениговский
Килемарский
Куженерский
Мари-Турекский
Медведевский
Моркинский
Новоторьяльский
Оршанский
Параньгинский
Сернурский
Советский
Юринский





24 430
26 257
33 137
50 762
16 750
17 958
27 745
52 828
38 985
20 769
16 285
19 588
27 458
33 015
14 490





7097
22 835
28 767
26 006
8732
12 929
13 093
27 570
30 648
14 061
9101
8155
20 020
22 417
921




42 536
16 516
2879
3829
18446
7295
4737
7546
22 502
4191
6358
6713
2007
6950
9490
13 234




502
147
47
44
247
81
43
44
339
50
61
47
11
40
150
64




157
38
29
12
83
16
6
12
68
12
15
15
4
10
33
14

1749

533
699
22
59
17
172
21
10
17
55
17
28
18
9
20
38
14

43 850

11 496
8234
258
246
119
2394
240
156
5180
1330
3777
68
147
9318
322
475
85

2457

298
55
14
11
10
15
6
7
1767
133
15
26
17
10
13
52
8

8993

2481
1306
252
103
264
3147
262
34
30
451
110
45
150
15
38
202
103

5213

2875
688
86
48
75
252
92
36
56
380
129
107
77
59
45
158
47

Таблица 2. Общая численность (в абсолютных показателях, тыс. чел.) и естественное движение населения (на 1 тыс. чел. населения)

Год

1985

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Общая численность

729,9

758,0

761,9

764,2

764,2

766,2

766,3

764,8

763,1

762,3

761,3

758,7

755,2

Рождаемость

19,5

15,8

13,9

12,1

10,5

10,3

9,6

9,1

8,9

8,7

8,7

9,0

9,1

Смертность

11,7

10,3

10,2

10,9

12,6

14,1

13,0

12,4

12,6

12,6

14,0

14,6

15,2

Естественный прирост,

убыль (-)

7,8

5,5

3,7

1,2

-2,1

-3,8

-3,4

-3,3

-3,7

-3,9

-5,3

-5,6

-6,1

Таблица 3. Миграция населения (в абсолютных показателях; все виды миграции, включая внутриреспубликанскую)

Год

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Прибыло

34 315

30 050

23 216

20 114

23 193

22 256

19 112

17 317

16 953

16 296

14 679

14 071

Выбыло

31 453

26 347

21 007

18 294

18 816

19 813

18 127

16 228

15 762

14 629

13 976

14 412

Миграц. прирост

2862

3703

2209

1820

4377

2443

985

1089

1191

1667

703

-341

Таблица 4. Динамика национального состава населения

Республики Марий Эл за 1989–1994 годы (%)

Национальность

1989 г.

1994 г.

1994 г., в % к 1989 г.

Марийцы

43,5

40,2

93

Русские

47,5

49,1

103

Татары

5,9

7,8

133

Чуваши

1,2

1,0

86

Украинцы

0,7

0,5

74

Удмурты

3,3

5,6

170

Мордва

2,3

1,8

76

Белорусы

1,9

1,8

94

Прочие

0,7

0,4

57

Таблица 5. Естественный и миграционный прирост в Республике Марий Эл за 1989–1993 годы

Год

1989

1990

1991

1992

1993

Естественный прирост

Всего по республике

5565

4178

2792

897

-1603

Русские

1096

475

62

-626

-1548

Марийцы

3933

3227

2416

1435

71

Украинцы

41

48

15

18

18

Татары

312

282

228

95

-68

Чуваши

-

-

36

-10

-46

Миграционный прирост

Всего по  республике

  3332

  2737

  2787

  2152

  1992

Русские

1714

1687

 1580

1385

1362

Марийцы

  922

  655

   997

  656

  306

Украинцы

  105

  139

    87

    68

  138

Татары

  287

  211

   214

   143

    29

Чуваши

  167

   39

      39

      12

    -11

Таблица 6. Отношение марийцев к родному языку (по данным Всесоюзных переписей населения)

Годы

1926

1959

1970

1979

1989

Из общего числа марийцев назвали марийский язык родным (%).

99,3

95,1

91,2

86,7

80,8

Из общего числа марийцев назвали русский язык родным (%).

0,4

4,6

8,6

13,0

18,8



[1] Статистический ежегодник Республики Марий Эл. Ч. 1–2. Йошкар-Ола, 1998; Республика Марий Эл. Стат. сб. Ч. 1–2. Йошкар-Ола, 1999; Стат. сб. Республики Марий Эл. Краткий стат. сб. Йошкар-Ола, 2002 и др.

[2] См., напр.: О предварительных итогах Всесоюзной переписи населения 1989 года. Сообщение республиканского управления статистики //Марийская правда. 1989. 23 мая; Население Марийской АССР: к итогам переписи1989 г. //Ориентир. 1996. № 17. C. 14-15; Кто живет в Марий Эл? По итогам переписи в январе 1989 года (на марийском языке) //Марий чан. 1990. № 5 и др.

[3] Марийский мир. Информ.-стат. сб. Йошкар-Ола, 1996. C. 17.

[4] Республика Марий Эл. Стат. сб. Ч. 1. Йошкар-Ола, 1999. С. 40.

[5] Гаврилов Н. Н. Марийский путь в ХХ веке: от крестьян до нации //Финно-угорский вест. Информ. бюл. 2000. № 3(19). С. 7.

[6] Шабыков В. И., Соловьев В. С., Исанбаев С. Н. Межнациональные отношения в Республике Марий Эл (по материалам социологического исследования 1994 г.). Йошкар-Ола, 1995. С. 130.

[7] Межнациональные отношения в Республике Марий Эл (материалы социологического исследования 2001 года). Науч.-стат. сб. Йошкар-Ола, 2002. С. 107, 110.

[8] Закон Республики Марий Эл «О языках в Республике Марий Эл» от 26 октября 1995 г. //Собрание законодательства Республики Марий Эл. 1994. 8 (361).

[9] Закон Республики Марий Эл «Об образовании» от 4 ноября 1992 г. //Ведомости Верховного Совета Республики Марий Эл. 1992. 8 (361).

[10] Закон Республики Марий Эл «О культуре» от 31 мая 1994 г. //Ведомости Государственного Собрания Республики Марий Эл. 1994. 4 (76); Закон о внесении и дополнений в Закон Республики Марий Эл «О культуре» от 28 сентября 1998 г. //Собрание законодательства Республики Марий Эл. 1998. 10 (314).

[11] Постановление Государственного Собрания Республики Марий Эл «О Государственной программе развития образования Республики Марий Эл» от 25 июля 1995 г. //Собрание законодательства Республики Марий Эл. 1995. 8 (232). С. 71–122.

[12] О концептуальной основе этого обследования см.: Пименов В. В., Шаров В. Д. Основные проблемы этнографического изучения современного марийского этноса //Современные этнические процессы в марийском селе. Йошкар-Ола, 1991. С. 5–13.

[13] Стенографический отчет третьей, внеочередной сессии верховного Совета Марийской ССР двенадцатого созыва. Йошкар-Ола, 1991. С. 106.

[14] Постановление Государственного Собрания Республики Марий Эл «О протесте Прокурора Республики Марий Эл на Декларацию о государственном суверенитете Марийской Советской Социалистической республики» от 10 ноября 2000 г. //Собрание законодательства Республики Марий Эл. 2000. 12 (328).

[15] Собрание законодательства Республики Марий Эл. 2001. 5 (219).

[16] Шаров В. Д. Коллизии этноязыкового нормотворчества //Бюллетень сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов в Приволжском федеральном округе. 2001. № 6; Подготовка закона о языках: конфликт или консенсус? //Бюллетень сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов в Приволжском федеральном округе. 2001. № 10. С. 7–9.

[17] Тишков В. А. Есть ли конфликт в Марий Эл? //Бюллетень сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов в Приволжском федеральном округе. 2002. № 40. С. 3–6; Шаров В. Д. Конфликтные ситуации //Там же. № 29. С. 3–8.

[18] Собрание законодательства Республики Марий Эл. 1998. 1 (22).

[19] Там же. 2002. 1(85). С. 45.

[20] См., напр.: Национальные отношения и государственная национальная политика в Республике Марий Эл. Матер. науч.-практ. конф., 25–26 апреля 1997 г. Йошкар-Ола, 1997; Соловьев В. С. Марийцы: прогноз этнической судьбы в ХХІ веке //Финно-угорский вест. Информ. бюл. № 4(16). Йошкар-Ола, 1999. С. 5–14; Шабыков В. И. Народ мари: как живешь, о чем думаешь? О некоторых итогах социологических исследований (май, 1999 г.) //Марийский мир. Проблемы национального, социально-экономического и культурного развития марийского народа. Йошкар-Ола, 2000. С. 90–99 и др.

[21] Русские в Средневолжском полиэтническом регионе. Матер. науч.-практ. конф., 19–20 декабря 1997 г. Правительство Республики Марий Эл, Йошкар-Ола,1998, 182 с.

[22] Национальные проблемы татар, проживающих в Республике Марий Эл. (Матер. науч.-практ. конф. 26–28 января 1996 г.). Йошкар-Ола; Параньга, 1996.

[23] Национальные проблемы чувашей, проживающих в Республике Марий Эл. Матер. науч.-практ. конф., 4 октября 1997.  Йошкар-Ола; Звенигово, 1998.

[24] Удмурты Республики Марий Эл: проблемы и перспективы развития (Матер. науч.-практ. конф. 24–26 мая 1996 г.). Йошкар-Ола; Большой Карлыган, 1998.

[25] Более подробно см.: Крайнов Г. Н. Институционализация многопартийности в Республике Марий Эл (информ.-аналит. Матер.). Йошкар-Ола, 1995. С. 20; Сануков К. Н. Марийцы: прошлое, настоящее, будущее //Марийский мир. Проблемы национального, социально-экономического и культурного развития марийского народа. Йошкар-Ола, 2000, С. 52–61.

[26] Крайнов Г. Н. Указ. соч. С. 20.

[27] Наиболее полную подборку о марийском национальном движении (научные публикации, газетные статьи, нормативно-правовые документы, материалы пленумов «Марий ушем» документы некоторых съездов марийского народа и т. д.) см.: Червонная С. М. Пробуждение финно-угорского Севера. Национальные движения Марий Эл. Т. 1-2. М, 1996.

[28] Строгальщикова З. Финно-угорские народы и предстоящая перепись населения //Финно-угорский вест. Информ. бюл. Йошкар-Ола, 2001. 4 (23).