Коллективные труды

 
Дальше      
 

Научные труды

Главное, что создает ученый - гуманитарий - это научный текст в виде книги, статьи, заметки или рецензии. 

Ученый может также выступать автором идеи, составителем и редактором коллективного труда или серийного издания. 

Отечественная тематика, т.е. изучение этнических и других...

Томская область

Этнодемографическая характеристика

По этническому составу населения Томская обл. относится к типичным для России регионам с преобладающим русским компонентом (88% по состоянию на 1989 г.). Остальные 12% составляют полиэтническое население более 120 национальностей: автохтонные жители и пришлые этнические меньшинства (этнодисперсные группы). К первым относится коренное тюркское население (сибирские татары) и народы Севера (селькупы, ханты, эвены, эвенки, чулымские тюрки и др.), ко вторым – этносы, имеющие свою государственность за пределами России (украинцы, немцы, евреи, поляки, представители народов Кавказа, Казахстана, Средней Азии, стран Балтии) и внутри РФ (татары, башкиры, чуваши и др.) (см. Приложение, табл. 1).

Этническое большинство – русские – представлены сложным сочетанием этнотерриториальных, этноконфессиональных и этнокультурных групп (старожилы, переселенцы разных лет, казаки, старообрядцы и др.). Русские преобладают и в городах, и в сельской местности, составляя соответственно 87,8 и 88,8%% населения. Проживающие на территории области селькупы, ханты, чулымцы, эвенки включены по постановлению правительства РФ от 24 марта 2000 г. «О едином перечне коренных малочисленных народов Российской Федерации» в состав коренных малочисленных народов Российской Федерации. Большая их часть проживает в северных районах области. Но ныне они не составляют большинства в местах своего исконного расселения: 28% проживает в райцентрах и 72% – в деревнях и селах. Большинство из них сосредоточены в шести районах компактного проживания: Александровском (ханты), Верхнекетском (селькупы, эвенки), Каргасокском (селькупы и ханты), Колпашевском (селькупы и ханты), Парабельском (селькупы), и Тегульдетском (чулымские тюрки) Ханты живут в селах Александровском, Старо-Акасомске, Назино, Каргаске, Новом Васюгане, г. Стрежевом; селькупы – в Белом Яре, Каргаске, Колпашево, Парабели, Иванкино, Напасе, Тюхтерево, Нельмаче, Максимкином Яре, расселены и в других районах области и в областном центре. Половина чулымцев живет в районном с. Тегульдет, поселках Белый Яр и Берегаево, а остальные – в деревнях Верхне-Скоблино, Новошумилово, Куяновская Гарь и других малонаселенных пунктах, нигде не составляя большинства (см. Приложение, табл. 2).

Томские татары, представляющие особую этнотерриториальную группу в составе сибирских татар, проживают компактным анклавом в Томске и в пригородных селениях Черная речка, Тахтамышево, Эушта, Барабинка, Казанка, Кафтанчиково, Калтай, Курлек, Алаево.

Среди этнических меньшинств наиболее крупные группы представляют украинцы, татары и немцы, составлявшие, по состоянию на 1989 г., соответственно 2,6; 2,1; 1,5% населения области. Значительная часть меньшинств сосредоточена преимущественно в городах: по состоянию на 1989 г., в городах проживало свыше 70% украинцев и татар, около 70% поляков, свыше 60% белорусов. Некоторые группы этнодисперсного населения представлены практически только городскими жителями: евреи – 96,8%, из них в Томске – 92,5%; башкиры – 81,7%, в том числе в Стрежевом – 54,3%; узбеки – 80,9%. Часть этнических меньшинств распределена равномерно между городской и сельской местностью: в городах проживает 57,7% молдаван, 52,8 немцев, 55,7 мордвы, 48,3% латышей. Некоторые этнодисперсные группы, напротив, представлены преимущественно сельским населением: две трети эстонцев, чувашей и удмуртов проживают на селе. Так, чуваши расселены в деревнях Томского р-на – Перовка, Горьковка, Ново-Архангельское, Кожевниковского – Песочно-Дубровка, Кожевниково-на-Шегарке и др., Бакчарском – Бородинск и Вавиловка, Асиновском – Филимоновка и г. Асино.

Межпереписной период с 1989 по 2002 г. характеризуется неблагоприятной для области демографической ситуацией. Главная причина неблагополучной демографической ситуации – естественная убыль населения. В целом по области ее суммарные масштабы за последние 10 лет достигли 36 238 чел.[1] С 1992 г., когда естественный прирост населения в области сменился убылью, происходит неуклонное сокращение численности наличного населения. После резкого падения рождаемости в 1993 г. (на 15,0% меньше, в сравнении с 1992 г.) и увеличения смертности населения (на 27, 0% больше, чем в 1992 г.), демографическая ситуация ухудшалась с каждым годом. В результате ежегодного сокращения население области к 1 января 2002 г. уменьшилось на 22,8 тыс. чел. (2,2%) и составляет 1060,4 тыс. чел.[2] На этом фоне происходили увеличение в составе населения области численности и доли городского населения и уменьшение сельского. Обратная тенденция наблюдалась лишь в 1993–1994 гг. (см. Приложение, табл. 3).

И хотя рождаемость начиная с 1995 г. стала несколько возрастать, а в городах Стрежевой и Кедровый даже превышает смертность, это обусловлено возрастным составом населения и еще не свидетельствует о переломе сложившейся тенденции к падению рождаемости[3]. Если в 1998 г. наблюдались некоторое увеличение рождаемости, снижение смертности и естественной убыли населения по отношению к 1995–1997 гг., то в 1999 г. в области начался обратный процесс – снижение рождаемости и увеличение смертности. Суммарный коэффициент рождаемости на начало 2000 г. составил 1,15 рожденных одной женщиной за весь фертильный период (16–44 лет). А для нормального воспроизводства населения без увеличения численности этот коэффициент должен быть равен 2,15. Демографов настораживает и крайне неблагоприятное соотношение в возрастной структуре населения области. За 10 лет родилось около 104 тыс. детей, а число лиц в возрасте от 20 до 29 лет (вступивших в возраст активного деторождения) составило 174 тыс. чел. В итоге нынешние дети в возрасте от 0 до 9 лет через 15–20 лет воспроизведут потомство еще меньшее, нежели их численность в настоящее время[4].

Самая болевая проблема современного демографического состояния – высокий уровень смертности населения. В 2001 г. умерли 14 088 жителей области, что на 33,1% больше, чем 10 лет назад (в 1992 г. – 10 586 чел.)[5]. Общий коэффициент смертности в 2001 г. в Томской обл. увеличился до 13,3 (в 2000 г. – 13,1, в 1992 г. – 10,5), в городских поселениях он остался на уровне 2000 г. – 12,0 (1992 г. – 10,3), а в сельской местности возрос до 15,8 (2000 г. – 15,4, 1992 г. – 10,8). На каждую 1000 чел. населения на протяжении ряда последних лет в сельской местности умирает на 3 человека больше, чем в городских поселениях[6]. Число умерших в 2001 г. увеличилось, по сравнению с 1992 г., на 33,1%. Высокой является смертность населения в трудоспособном возрасте, обусловленная прежде всего повышенной смертностью населения от несчастных случаев, травм и отравлений. Возросло влияние на смертность таких факторов, как алкоголизм, курение, дорожно-транспортные происшествия, насильственные причины смерти. Причем мужчин в трудоспособном возрасте, которые в большей степени чем женщины, подвержены психологическим стрессам, злоупотреблению алкоголем, курению, нарушению режима питания, умирает в 3,5 раз больше, чем женщин[7]. О демографическом положении в области дает представление табл. 4 (см. Приложение).

Особенно подвержено воздействию неблагоприятных факторов, обусловленных специфическими климатическими условиями и экологическим неблагополучием, связанным в первую очередь с функционированием нефтегазодобывающей отрасли, население северных районов. Для них характерен более высокий, по сравнению со средним по области, уровень заболеваемости. Особую тревогу вызывает состояние здоровья детей и женщин. В наибольшей степени это относится к представителям коренных малочисленных народов Севера, большинство которых живет за чертой бедности, более половины экономически активных из них не имеют постоянной работы, 432 семьи относятся к малообеспеченным, 167 из них – многодетные. Хорошо оснащенные оборудованием медицинские учреждения стали фактически недоступными для населения отдаленных поселков, так как стоимость проезда в районный или областной центры превышает среднюю зарплату. Средняя продолжительность жизни на Севере на 3–4 года ниже, чем в среднем по области, а у коренного населения – на 10–11 лет. За последние три года рождаемость аборигенного населения снизилась на 34%, а младенческая смертность в возрасте до 1 года возросла на 42%[8].

Статистика рождений и смертности у чулымцев дает, например, по данным метрических записей Тегульдетского сельсовета за 1990–1996 гг., следующее соотношение – на 52 смерти приходится 26 рождений в этнически смешанных и 13 рождений в этнически однородных чулымских семьях. По статистике 1990-х годов, коэффициент смертности составляет (из расчета среднего населения Тегульдетского сельсовета 349 чел. на день переписи 1996 г.) 19,6%. Этот коэффициент считается стоящим на границе высокой (21–30%) и умеренной (15–20%) смертности. Коэффициент рождаемости у чулымцев очень низкий. Этносоциологическое обследование, проведенное в Тегульдетском р-не в 1986 г. В.П. Кривоноговым, дает следующую статистику: в 1957–1959 гг. 3,1%, 1979–1981 гг. – 1,5%, 1982–1986 гг. – 1,5%. За прошедшие 10 лет в смешанных чулымско-русских и однонациональных чулымских семьях родилось 143 ребенка. Среднее число рождений резко уменьшилось в 1991–1996 гг., составив около 10 чел. в год. В предшествующее пятилетие оно было равно 18. Именно эта возрастная когорта – от 5 до 9 лет – сейчас самая многочисленная у чулымцев (всего 93 чел.). Группа 20-летних, бывшая самой многочисленной в 1986 г. (122 чел.), ныне насчитывает всего 58 чел. Число пожилых людей заметно уменьшилось. Людей свыше 60 лет осталось 87 или 11,7%, по сравнению с 14,7% в 1986 г. Таким образом, процесс депопуляции нарастает за счет уменьшения числа рождений и сокращения общего срока жизни. Поистине катастрофическое положение в когорте 50-летних: мужчин и женщин в возрасте 50–54 лет осталось всего 14 (7 мужчин и 7 женщин)[9].

Естественные потери населения в 1992–2001 гг. были компенсированы положительным сальдо в миграционном объеме лишь на 8,1%. В развитии миграционных процессов за межпереписной период можно выделить три этапа: до 1993 г., 1994–1998 гг., 1999–2001 гг. Для первого этапа характерна миграционная убыль населения, которая складывалась за счет выбывших в другие регионы России и в страны дальнего зарубежья. Второй этап отличает увеличение числа прибывших в область, по сравнению с числом выбывших за ее пределы. Кульминацией стал 1995 г., когда миграционный прирост достиг наибольшего значения за последние 10 лет и составил 2,6 тыс. чел. Еще одним пиковым годом был 1997 г., когда в область приехало на 2,4 тыс. чел. больше, чем выбыло. Положительный миграционный прирост в эти годы позволял частично компенсировать естественную убыль населения, вызванную превышением смертности над рождаемостью. Третий этап демонстрирует нестабильность миграционной ситуации. Впервые за предыдущие пять лет в 1999 г. произошел отток населения в 0,7 тыс. чел., который не смог компенсировать миграционный обмен со странами СНГ и Балтии. В 2000 г. число прибывших вновь превысило число выбывших, и миграционный прирост составил 0,7 тыс. чел. В 2001 г. миграционный прирост опять сменился убылью, составившей 0,1 тыс. чел.[10]

Положительное сальдо миграции обеспечивается в основном за счет притока мигрантов из стран СНГ, наибольшего – из Казахстана, Узбекистана, Украины и Киргизии. Миграционный обмен со странами СНГ и Балтии имеет тенденцию к снижению, но сохраняет положительное сальдо. Два первых года десятилетия (1992–2001) отличались постепенным нарастанием миграционного прироста. В 1994 г. произошло резкое, на 4,5 тыс. чел. или в 3,5 раза, увеличение притока населения из стран СНГ и Балтии. Но уже в следующем году произошло его сокращение на треть, причем равномерно из всех стран. И хотя это сокращение (с небольшим ростом в 1997 г.) продолжается, миграционный прирост за счет стран СНГ и Балтии пока еще полностью компенсирует убыль населения, возникшую из-за оттока в российские регионы и страны дальнего зарубежья.

Миграционный обмен со странами дальнего зарубежья имеет обратную направленность: число выбывших намного превышает число прибывших (в 1993 г. – в 11,9 раза, в 1995 – в 43,0, в 1998 г. – в 20 раз). Наибольшее число эмигрантов приходится на 1995 г., когда область покинули 1032 чел. В последующие годы процесс эмиграции стабилизировался и колеблется около величины в 700 чел. Основными странами приема эмигрантов являются Германия, Израиль и США; на их долю приходится в среднем более 90% выехавших за пределы бывшего СССР. Большая часть уезжает в Германию (в 1998 г. – 87,2%), значительно меньше – в Израиль и США. Происходит, таким образом, сокращение абсолютной и относительной численности немцев в составе населения региона. Потери здесь не только количественные, но и качественные: уезжают высококвалифицированные специалисты, профессионально и технически наиболее подготовленные люди. В последние пять лет география стран, куда выезжают на постоянное место жительства жители области, расширилась за счет таких стран, как Канада, Новая Зеландия, Австралия (см. Приложение, табл. 5).

Интенсивные миграционные процессы не могли не сказаться на этнодемографической ситуации в регионе и этнической структуре его населения. Обращает на себя внимание отрицательное сальдо миграции башкир, татар, чувашей, белорусов, узбеков. Следует ожидать их абсолютного и относительного уменьшения в составе населения области (см. Приложение, табл. 7).

Основную часть миграционного притока составляют русские, но их доля среди прибывающих мигрантов ниже (около 85%), чем в составе населения области (88%). Доля украинцев, армян и азербайджанцев, напротив, выше, чем их было в регионе по переписи 1989 г. Для этих этнических групп характерно положительное сальдо миграции. Данные о национальном составе, предоставленные муниципальными образованиями шести районов области, также свидетельствуют об увеличении численности азербайджанцев и армян в области. Перепись 2002 г., скорее всего, зафиксирует увеличение их численности в регионе (см. Приложение, табл. 6).

Что касается коренных малочисленных народов Севера, то следует ожидать (об этом свидетельствуют научные исследования по чулымцам – В. П. Кривоногова и данные текущей статистики облгос­комстата) сокращения их общей численности по всем основным группам, кроме селькупов и чулымцев. Текущая статистика не фиксирует также наличие в области представителей целого ряда КМНС: эвенки, коряки, энцы и др. (см. Приложение, табл. 8).

Изменения в самосознании

Советский период, как показали исследования Н. А. Томилова, характеризовался стремительными консолидационными процессами среди томских татар, которые нашли отражение в изменении этнического самосознания у коренных татар и у бухарцев. Такие самоназвания, как «бухарцы», «чаты» («цаттыр»), «калмаки» почти полностью исчезли как у городских, так и у сельских татар. Для томских татар наиболее распространенным является этноним «сибирские татары». Сохраняется также самоназвание пришлых татар – «казанские татары» и «мишари». В повседневном общении сибирские татары иногда пользуются этнонимом «татары», опуская слово «сибирский», но в общении с пришлыми татарами они не преминут уточнить, что они – сибирские татары. В тоже время этноним «томские татары» («томтатарлар») не получил широкого распространения в качестве самоназвания. В этом проявилось своеобразие процесса консолидации в группе томских татар, по сравнению с аналогичными процессами в других территориально-этнических группах сибирских татар, которые еще до революции завершились возникновением общих самоназваний («бараба», «тарлик» и др.).

Опрос 1994 г.[11] подтвердил приверженность тюркоязычного населения к области национальным обычаям и традициям. Этничность сохраняется как в языке, так и в предпочтении, отдаваемом национальной кухне (40,2%) и одежде с элементами национального колорита (36,6%). В наследовании национальных традиций, по мнению респондентов, определяющая роль принадлежит семье, в том числе родителям – 76,8%, другим родственникам – 48,6%. В числе других факторов указали: художественную литературу – 28,8%, религию – 27, соседей – 23,4, друзей и знакомых – 21,6, школу – 18, газеты и журналы – 13,2, трудовой коллектив – 10,2, техникум, вуз – 7,2, радио и телевидение – 7,2, национально-культурные объединения – 6%. Отмеченное опрашиваемыми падение интереса к достижениям национальной культуры отражает неудовлетворенность культурной средой обитания. В числе причин назывались отсутствие телепередач (74,4) и литературы на родном языке (67,8), слабая пропаганда и отсутствие организационно-финансовой поддержки национальной культуры (73,8), отсутствие книг на родном языке (61,8), ограниченная возможность знакомства с театральными постановками и посещение концертов на родном языке (54), перевод школ на русский язык обучения (35,4), отсутствие родного языка в детсадах (47,4%) и т. п. Опрос продемонстрировал отсутствие негативного восприятия своей этнической принадлежности. В числе факторов, повлиявших на этническую самоидентификацию, 68,8% респондентов назвали гордость за свою нацию, желание видеть ее равной другим народам, 48,4% – боль за малейшее оскорбление по национальному признаку, за умаление ее достоинства, 46,2% – стремление помочь людям своей национальности. Свою национальность избрали бы 64% татар, 78,5% азербайджанцев, 83% чувашей. Более сложная ситуация у чулымцев: 62,5% чулымских тюрок идентифицировали себя как чулымцы и 37,5% – как хакасы.

Чулымцы (по современному самоназванию), чулымские хакасы (в официальных документах), чулымские тюрки по принятому в науке определению, тутальцы и мелетцы, или тутальские и мелетские татары, от названия двух инородческих волостей (управ) в ХVII–ХVШ и XIX – начале XX в. – под этими разными именами существует одна из групп коренного тюркоязычного населения Сибири. Начиная с 1939 г. во всех переписях коренное население, относимое к хакасам, в сводных таблицах по Тегульдетскому р-ну, где проживает большая их часть, вообще фигурировало в разряде «жители других национальностей» или «прочие», хотя эти «прочие» и составляли самое значительное этническое меньшинство[12].

Как показывают исследования В. П. Кривоногова[13], официальное причисление тюркоязычного населения Чулыма к хакасам не привело к возникновению между ними каких-либо культурных или иных связей. Однако это сказалось на этнонимах, выразившись в путанице и бытовании одновременно нескольких терминов, и привело к тому, что четкого этнического самосознания у чулымцев так и не сформировалось. На русском языке среди этнонимов встречаются хакасы, исашные, чулымцы, татары, инородцы, чулымские хакасы, причулымские хакасы, чулымские татары и т. д. На родном языке говорят: пис-тын кижилер (наши люди), июс кижилер (чулымские люди), тадарлар и т. д. Степень распространения этих этнонимов неодинакова. По данным опроса 1986 г., этноним «хакасы» назвали 69,6% опрошенных взрослых, «исашные» – 48,5, «чулымцы, причулымцы, июс чоным» – 28,2, «татары, тадарлар, тадар кижилер» – 21,6, «пис-тын ки-жилер» – 18,2%. Все названия на родном языке, а также «исашные», «татары» используются в основном пожилыми людьми, в средних возрастах нарастает использования этнонима «хакасы», но нередко встречается и «чулымцы», в молодежной среде этноним «хакасы» доминирует, его используют его 85,2% молодых людей («чулымцы» – 18,2%, «татары» – 1%). Однако, хотя вытеснение этнонимом «хакасы» остальных этнонимов кажется очевидным, его использование – вынужденное (за неимением другого). Термин этот привит «сверху», административным путем, через паспортную систему, и эта искусственность заметна в отношении к этнониму самих чулымцев. Даже молодежь, не использующая иных этнонимов, применяет его в довольно своеобразной форме, как бы отстраненно – не «мы хакасы», а «нас записали хакасами», «я по паспорту пишусь хакасом» и т. д. Прослеживается также связь использования тех или иных этнонимов со степенью владения родным языком – те, кто знает язык, используют разные термины, среди русскоязычной части доминирует этноним «хакасы». А так как молодежь и дети сплошь русскоязычные, то и доминирование официального названия становится объяснимым.

За прошедшие между двумя проведенными В. П. Кривоноговым исследованиями (1986–1996 гг.) 10 лет в этнонимах и в этническом самосознании чулымцев произошли существенные изменения. За эти годы стала «модной» национальная тема, ей стала уделять внимание местная пресса, появились публикации краеведов. Были установлены связи с Хакасией, в Тегульдетский р-н зачастили делегации, устраивались концерты, развил деятельность филиал хакасской организации «Тун!», который развернул пропаганду идеи единства чулымцев с хакасами. Но после 1991–1992 гг. эти контакты прервались, не приведя к дальнейшему утверждению этнонима «хакасы» и к укреплению общехакасского самосознания. А к середине 1990-х годов обозначилось сильное движение к утверждению местной самобытности, особых местных интересов и стала активно вестись пропаганда признания местных жителей особым этносом. Для его названия был предложен этноним «чулымцы». Успехом увенчалось стремление получить статус малочисленного народа Севера с вытекающими отсюда государственными льготами. Согласно постановлению правительства РФ от 24 марта 2000 г., чулымцы были включены в «Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации».

Надежда на льготы сделала движение популярным, что уменьшило влияние сторонников единства с Хакасией. Все это не могло не отразиться на этнонимах. По данным опроса 1996 г., этноним «хакасы» по-прежнему доминирует над остальными, в том числе и над этнонимом «чулымцы», но, по сравнению с 1986 г., его использование сократилось с 75,1 до 69,6%, а использование этнонима «чулымцы», напротив, увеличилось с 13,7 до 21,6%. И хотя разрыв в пользу «хакасов» по-прежнему велик, показательна сама тенденция. Если в молодежной среде этноним «чулымцы» раньше вообще не использовался, то в середине 1990-х годов его назвали 18,2% молодых людей. При опросе многие чулымцы откровенно заявляли: «Если дадут льготы, то мы готовы записаться кем угодно». И действительно, вопрос об этнонимах сам по себе волнует очень немногих – прежде всего немногочисленную прослойку интеллигенции и лидеров национальных организаций, население же относится к этому весьма индифферентно[14].

Наблюдения В. П. Кривоногова подтверждаются данными сплошной переписи населения, которая была проведена в апреле 1996 г. по постановлению областной администрации с целью определения фактической численности коренных жителей. 742 чел. назвали себя чулымцами или чулымскими хакасами. Эта цифра оказалась даже более высокой, чем результаты индивидуальных подсчетов численности аборигенного населения, неоднократно проводимых исследователями, и осуществленного по инициативе ассоциации «Чулымец» самоподсчета чулымских хакасов в декабре 1995 г., по которому их насчитывалось 448 чел. Расхождения в результатах подсчетов в 1995 и 1996 гг. являются наглядным подтверждением механизма смены идентичности, который носит ситуативный характер. Перепись 1996 г. впервые выделила чулымцев в качестве самостоятельного этнического субъекта. Этническая группа, став объектом особого к ней внимания, за которым просматривалось решение ее исторической судьбы, мгновенно отреагировала переориентацией этнического самосознания. Особенно интенсивным был этот процесс в смешанных семьях[15].

И еще один подмеченный исследователями штрих, характеризующий изменения в национальном самосознании чулымцев. Если раньше чулымцы, как правило, стеснялись своей национальности, избегали разговоров на эту тему, то теперь они стали охотнее говорить на национальные темы, прежней приниженности уже не чувствуется в той степени, как раньше. Деятельность общественных организаций, публикации в прессе на национальные темы, пропаганда прав коренных малочисленных народов – все это привело к позитивным сдвигам в национальном самосознании, к его укреплению[16].

Сходной представляется ситуация с этническим самосознанием селькупов и хантов. В 1930-е годы, когда Комитет содействия народам Севера при ВЦИК РСФСР вводил новые названия для северных народностей, термин «селькуп» на севере Томской обл. не привился. Местные селькупы в качестве самоназваний употребляли традиционные названия своих этнотерриториальных и диалектных групп: «чумылькуп», «сюссекум», «тайгул». В официальных документах они записывались как «остяки», «инородцы» и даже «туземцы». В начале 1960-х годов ситуация радикальным образом изменилась; послевоенное поколение приняло в качестве самоназвания термин «селькуп», который теперь фигурирует во всех официальных документах: похозяйственных книгах, паспортах, свидетельствах о рождении, браке, смерти[17]. Однако и сегодня, как свидетельствуют исследования, проведенные О.М. Рындиной в августе 2000 г. на Нижнем Васюгане (Каргасокский р-н), значительная часть коренного населения демонстрирует явную приверженность к этнониму «остяк» и отрицание модернизмов «хант» и «селькуп». При этом основным этнодифференцирующим признаком выступает язык, и в зависимости от его диалектных особенностей остяки подразделяют себя на «тымских», «обских», «чижапских» и др. Вместе с тем среди молодого поколения остяков заметна избирательность в пользу селькупской национальности, предоставляющая определенные экономические льготы[18].

Исследование этнической ситуации в остяцком с. Староюгино[19] показало рост числа смешанных браков. Если в 1940–1942 гг. зафиксировано лишь 3 межнациональных брака из 124 (3% от общего числа), то в 1961–1963 гг. – уже 39 (10%), а в 1997–2000 гг. - 62 из 272 (23%). Преобладает в смешанных браках русский компонент. Наиболее частыми брачными партнерами русских являются украинцы, немцы, остяки. До 1980-х годов дети, рожденные в смешанных браках, как правило, записывались русскими. В 1980-е годы в похозяйственных книгах оказался зафиксирован период «раздумья»: в графе «национальность» во многих случаях вообще отсутствует какая-либо запись. 1990-е годы отразили смену ориентиров в процессе этнического самоопределения. В то время как в русско-украинских и русско-белорусских семьях национальность детей по-прежнему определяется как русская, в русско-немецких и русско-селькупских семьях подрастающее поколение предпочитает обозначать соответственно немецкую и селькупскую этническую принадлежность. Нередки случаи замены ранее избранной русской идентичности на немецкую или селькупскую.

Причины, вызвавшие рефлексию на тему этнической самоидентификации, и последовавшие за этим решения о ее перемене вполне объяснимы и носят прагматический характер. Выбор в пользу немецкой идентичности обусловлен стремлением к выезду в экономически благополучную Германию, в пользу селькупской – возможностью получения льгот на постройку и приобретение жилья, предоставления охотничьих и рыболовных угодий и других привилегий, закрепленных за коренными малочисленными народами Севера[20].

На выбор идентичности в пользу коренных малочисленных народов Севера влияет и деятельность ассоциации «Колта-куп» (в переводе с селькупского «Обской человек»), которая была создана 9 сентября 1989 г. на первом съезде селькупов. Первоначально ассоциация объединяла только представителей селькупского этноса. На третьем областном съезде в марте 1992 г. произошло переименование общества селькупов «Колта-куп» в Ассоциацию коренных малочисленных народов Томской обл. «Колта-куп». В состав областной ассоциации входят шесть районных отделений: Александровское («Ась ях»), Парабельское («Колдэл куп»), Каргасокское («Ай ванна»), Верхнекетское («Кеть»), Колпашевское («Лымбый куп»), Тегульдетское («Чулымец»), а также отделение в с. Напас Каргасокского района («Чумуль куп»).

Метаморфозы в области этнической самоидентификации, выявленные на примере остяков-селькупов Васюганья, подтверждают вывод Б. В. Винера[21] о задействованности в процессе этнического самоопределения мобильных переменчивых структур, которые имеют ситуативный характер. С их помощью происходит сознательная мобилизация этнических символов для реализации вполне конкретных экономических, политических, карьерных и других устремлений[22]. Отражением этой ситуации является увеличение численности селькупов, зафиксированное текущей статистикой. По всей вероятности, это найдет отражение и в результатах предстоящей переписи.

Изменения в самосознании немецкой этнической группы можно проиллюстрировать данными этносоциологического обследования немцев Кожевниковского р-на (1998 г.), часть вопросов которого была ориентирована на определение этнической идентификации. Все интервьюируемые заявили, что немцем может считать себя тот, у кого хотя бы один из родителей немец. Назывались также такие черты: аккуратность, чистоплотность, трудолюбие; духовная близость к национальной культуре и традициям; владение родным языком; интерес к истории своего народа. На основании этих признаков от 72 до 78% опрошенных причислили себя к немецкому этносу. Чувство этничности определяется многими параметрами, в том числе и представлениями о своей «малой» родине. Информаторы 1910–1927 гг. рождения считают своей родиной Поволжье, а себя – немцами. Немцы 1928–1938 гг. рождения хранят в памяти детские воспоминания о жизни на Волге, но и Сибирь, Кожевниково в частности, называют «второй родиной». Люди 1940–1960 гг. рождения обозначают родиной то село, в котором живут сегодня. Поколение 1960–1980-х годов рождения относит себя к сибирякам и имеет смутное представление о своих поволжских корнях, поэтому в данной возрастной группе наименьший процент назвавшихся немцами[23].

В целом этническая ситуация в регионе характеризуется, с одной стороны, высокой степенью вовлеченности (у разных этнических групп – различной) в ассимиляционные процессы, прежде всего русским этносом, а с другой – не только сохранением, но и мобилизацией этнического самосознания, уровень которого также различается у разных этнических сообществ.

Языковая ситуация

Важнейшими индикатором состояния этнического общества выступает языковое самосознание. На территории Томской обл. представлены различные языки и диалекты: русский, татарский, чулымско-тюркский, немецкий, польский, селькупский, хантыйский и др. По данным переписи 1989 г., 99,5% населения области свободно владели русским языком. Большинство (94%) считали родным язык своей национальности. Но характерно это, помимо русских, для пришлых национальностей: киргизов и таджиков (92%), туркмен и цыган (91%). Наименьший удельный вес назвавших родным язык своей национальности был зафиксирован у евреев – 7,2%, поляков – 9,6, немцев – 27, а также народов Севера – 15, в том числе кетов – 8,3, селькупов – 11,2, хантов – 17,4, эвенков – 18,6%. У всех коренных национальностей России, за исключением башкир, наблюдалось снижение доли владеющих языком своей национальности в качестве родного. Одной из причин этого явилось сокращение с начала 1970-х годов обучения на национальных языках в дневных общеобразовательных школах. В области не оставалось ни одной школы, где бы дети изучали язык своей национальности (кроме русского). Результатом отсутствия национальных школ в местах не только дисперсного, но и компактного проживания автохтонного населения и пришлых этнических меньшинств стала усилившаяся ассимиляция, что привело к вытеснению родного языка как из сферы трудовой и общественной деятельности, так и из повседневного обихода.

Вместе с тем этническая языковая среда еще устойчива в быту. Почти все татары г. Томска говорят на литературном татарском языке, в отличие от сельских жителей, в значительной мере сохранивших свои говоры. По мнению специалистов (Д. Г. Тумашева), диалекты томских татар подверглись более сильному влиянию литературного татарского языка, по сравнению с диалектами сибирских татар. Вместе с тем процесс этот не получил окончательного завершения. В том, что татарский литературный язык не стал общеразговорным для всех татар, определяющую роль сыграл и тот фактор, что в 1940–1950-е годы все татарские школы в Томской обл. были закрыты. В 1956 г. был закрыт и татарский педагогический техникум, готовивший кадры учителей для татарских школ. С объединением русских и татарских деревень в единые колхозы, совхозы и сельсоветы (ныне – администрации) все заседания и общие собрания проходят на русском языке. Степень владения ими русским языком высока. К концу 1960-х – началу 1970-х годов, как свидетельствуют исследования Н. А. Томилова, свободно владели, умели читать и писать по-русски 77,8% опрошенных. Ниже этот процент был у людей пожилого возраста (у мужчин – 9,58, у женщин – 44,44%). Дошкольники мононациональных по составу татарских деревень русский язык знали плохо. Поэтому еще в те годы в начальных классах языковой барьер давал о себе знать. В татарских школах, по сообщениям респондентов, устанавливались специальные русские дни, когда даже на переменах детям запрещалось разговаривать по-татарски. Для уменьшения трудностей в овладении детьми русским языком в школах таких деревень действовали подготовительные (нулевые) классы.

В настоящее время тюркоязычное население области остается двуязычным. По результатам опроса 1994 г., 82% татар, 86% азербайджанцев разговаривают в семье на родном языке. В то же время 74,4% опрошенных ответили, что они в совершенстве владеют русским языком, в то время как родным – только 50,4%. Необходимо, как считают опрошенные, обучение и русскому, и родному языкам. 57% участников опроса высказались за введение часов родного языка во всех типах детсадов; 46,2% – за группы родного языка для всех национальностей в детских садах. 46% респондентов предложили создать классы с обучением родному языку в общеобразовательных школах. 54% сочли необходимым вести обучение родному языку в школах с русским языком обучения; 22,2% высказались за создание школ с родным языком обучения.

Однако ситуация, сложившаяся в области с национальным образованием томских татар, выглядит не слишком благополучно. В Томском р-не, где они проживают относительно компактно, только в Тахтамышевской основной школе татарский язык ведется постоянно, да и то факультативно. По состоянию на конец 2000/2001 учебного года, татарский язык здесь изучали 23 ученика (всего в школе было 70 учащихся) 5-го и 9-го классов; в 2001/2002 учебном году – 27 учеников: 16 – в 6-м классе (1 час в неделю) и 11 во 2-м и 3-м классах по 2 часа в неделю (кружок). В деревне Кафтанчиково татарский язык изучают учащиеся 5–11 классов (кружок, 1 раз в неделю). В Эуштинской основной школе, где из 55 учащихся 43 татары, татарский язык не преподается совсем. Не преподается он и в Чернореченской средней школе, где из 198 учащихся 122 – татары (ранее он преподавался факультативно), учащиеся знакомятся здесь с родным языком лишь через музыкальный кружок «Чишма». Факультативно преподается татарский язык также в 1–4-м классах Новоисламбульской основной школы Кривошеинского р-на, в 1–3-м классах Тукайской начальной школы Зырянского р-на. Нельзя назвать удовлетворительной и ситуацию с изучением татарского языка, как родного, в областном центре, где он изучается лишь в кружках Областного центра татарской культуры и школы № 10, расположенной в Заисточье (бывшая Татарская слобода).

К началу 1990-х годов только 34% детей народов Севера, проживающих в Томской обл., изучали родной язык в качестве самостоятельного предмета или факультативно. В целях сохранения национальных языков и возрождения культуры члены ассоциации «Колта-куп» вместе с Томским государственным педагогическим университетом (ТГПУ) и областным отделом народного образования участвовали в разработке программы просвещения для народов Севера; совместно с управлением культуры, Томским университетом и Институтом этнологии и антропологии РАН – в разработке комплексно-целевой программы сохранения культуры народов Севера. Особое внимание уделялось разработке учебно-методических комплексов для селькупов и хантов, наиболее многочисленных среди других северных народов. Имеющиеся в ТГПУ лингвистические материалы, собиравшиеся в течение более 40 лет в местах проживания селькупов, хантов и других народов Севера, позволили создать комплексы учебно-методической литературы для учащихся и учителей по селькупскому, чулымско-тюркскому, кетскому, хантыйскому языкам (буквари, разговорники, словари, учебные пособия и т. п.). Однако ревитализация языков коренных малочисленных народов пока идет крайне медленно. Так, по состоянию на конец 2000/2001 учебного года в единственной в области национальной школе – неполная средняя (малокомплектная) школа в с. Иванкино Колпашевского р-на – обучались 22 ученика, все они изучали селькупский язык как родной (12 чел. в 1–4-м классах, 9 – в 5–9-м классах). На изучение селькупского языка с 1-го по 8-й класс отводится 3 часа в неделю, в 9-м классе – 2 часа. В Нарымской средней школе из 230 учащихся селькупский язык изучали 6 чел., в пос. Тогур – 1 ученица 8-го класса (всего учащихся в школе – 70). Кроме того, селькупский язык дети изучают в кружке Парабельского дома детского творчества (около 20 чел.) и в школе пос. Нельмач Парабельского р-на.

Еще менее благоприятно развивалась языковая ситуация у чулымцев[24]. В начале XX в. из 1257 жителей Тутальско-Чулымской инородной управы на русском языке говорили всего 315 чел., понимали еще 33, совсем не говорили и не понимали русского языка 198 чел. Только 48 чел. не понимали и не могли говорить на родном языке (3,8%). В 1989 г. чулымский язык назвали родным 84,5% в возрасте старше 50 лет, среди людей среднего возраста этот показатель снижался до 41,2%, а среди детей и молодежи до 20 лет – до 9,8%. Из детей моложе 10 лет только 1–2% в какой-то степени понимали родную речь. Микроперепись 1996 г. не зафиксировала владение родным языком по возрастным группам. Из 742 чулымцев родным языком своей национальности владели только 184 чел. (24%), а назвали родным языком русский – 557 (75%). Сфера употребления чулымского языка – сугубо бытовая, семейная, непрестижная. Чулымский язык бесписьменный, его никогда не преподавали в школе, и хуже всего им владеет молодое поколение и люди среднего возраста. Утрата языка драматична сама по себе, а для чулымцев в особенности. Для них она равноценна утрате самобытной культуры[25].

Развитию национальной системы образования коренного населения региона препятствует прежде всего то обстоятельство, что учителя языков народов Сибири (селькупский, татарский) являются носителями языка, но не имеют специальной языковой подготовки. Основная причина в том, что в Томске нет учебных заведений, которые бы готовили специалистов для таких общеобразовательных учреждений. Ситуация сейчас выглядит намного хуже, чем это было в начале века: в 1908 г., например, дети томских мусульман обучались в шести школах, трех женских и трех мужских, в октябре 1917 г. была образована Мусульманская учительская семинария, реорганизованная позднее в Тюрко-татарский педагогический техникум, готовивший кадры учителей для татарских школ всей Сибири. Сегодня только в Лаборатории языков народов Сибири (ЛЯНС) при ИИЯ ТГПУ, которая была сформирована на базе научной школы известного лингвиста A. П. Дульзона, ведется работа по созданию учебно-методической литературы для учащихся и учителей языков народов Сибири. С 1991 г. введено факультативное преподавание селькупского языка для студентов-селькупов, обучающихся в ТГПУ на различных факультетах. В 1994 г. проводился обучающий курс для учителей селькупского языка в г. Колпашево Томской обл. С 1998 г. при ЛЯНС также факультативно преподается татарский язык, а с 2000 г. начато преподавание хантыйского языка для студентов и аспирантов ТГПУ.

Вместе с тем факультативная подготовка не дает систематических знаний. Поэтому лаборатория готова открыть специализации по языкам коренных малочисленных народов Севера и по татарскому языку. По обеим специальностям разработаны учебные планы и программы, предусматривающие 5-летний срок обучения. Обеспечены эти специализации необходимой учебной и методической литературой. Дополнительную специализацию по преподаванию татарского языка при ИИЯ ТГПУ был готов открыть уже в 2001/2002 учебном году. Предполагалось, что в рамках этой специализации студенты будут изучать татарский язык наряду с одним из иностранных языков. Тем более, что в ТГПУ уже есть подобный опыт: специализация по польскому языку и открывшаяся в 2001 г. году специализация по украинскому языку. Открытие специализации по татарскому языку было поддержано администрацией города и области, областным управлением образования и областным центром татарской культуры. Состоялось и соответствующее постановление Ученого совета университета. Но отдел лицензирования Министерства образования лицензию на открытие специализации не дал, аргументируя это тем, что, во-первых, открытие специализации по родному языку на факультетах иностранных языков не предусматривает госстандарт, и, во-вторых, что в ТГПУ нет необходимого количества специалистов по татарскому языку (не менее пяти), имеющих ученые степени.

Сельскому немецкому населению области, несмотря на поликультурное окружение, в значительной мере удалось сохранить родной язык, причем в диалектной форме. Об этом свидетельствуют, в частности, данные этносоциологического обследования немцев Кожевниковского р-на (1998 г.). В среднем 60% опрошенных понимают разговорный язык и могут на нем объясняться. В некоторых селах (Вороново и Песочно-Дубровка) 75 и 78% соответственно владеют разговорным немецким языком. Свободно владеют языком, могут писать и читать 16% респондентов, прежде всего из числа людей пожилого возраста. Поколение, родившееся в 1970–1980-е годы, понимает немецкую речь, но не владеет ею даже на уровне разговорной практики. В это число входят и немцы, вступившие в смешанные браки. Их дети также не владеют немецким языком. Половина опрошенных назвала родным языком русский, другая половина – немецкий. В с. Уртам 90% называли родным русский язык. В с. Вороново 20% информаторов определили в качестве родного оба языка. В целом для большинства немецких сел Кожевниковского р-на характерен невысокий уровень свободного владения немецким языком, очевидна тенденция к снижению числа носителей немецко-русского билингвизма. Это объясняется тем, что немецкий язык, никогда не применявшийся в производственной сфере, за последние десятилетия активно вытеснялся и из бытового общения. Третье поколение депортированных в Кожевниковский р-н немцев перешло на внутрисемейном уровне исключительно на русский язык[26].

Сказалось и то, что до недавнего времени немецкий язык даже как иностранный в Кожевниковском р-не, где немцы составляют 6% населения, не преподавался вовсе. Сейчас немецкий язык изучается в пяти школах района, в том числе в двух школах районного центра. Причем в школе № 1 с. Кожевниково он преподается не только как один из двух иностранных языков, но в 6–8-м классах изучается как второй иностранный язык. Уже несколько лет здесь ведется обучение немецкому языку в начальных классах. Группа с немецким разговорным языком создана также в детском саду «Колокольчик». Ежегодно организуется летний лингвистический лагерь. Таким образом, в Кожевниковском р-не сейчас осуществляется непрерывное обучение немецкому языку и немецкой истории и культуре в дошкольном, начальном и среднем общеобразовательном звене.

В области ныне немало делается для изучения немецкого языка. Действует экспериментальная педагогическая площадка по углубленному обучению немецкому языку, которая была создана в 2000 г. в рамках поэтапной многоуровневой системы непрерывного обучения немецкому языку как средству общения (детский сад – школа – вуз – взрослое население). Базовым экспериментальным учреждением для реализации программы изучения немецкого языка как родного стал муниципальный образовательный комплекс для детей дошкольного и младшего школьного возраста – прогимназия «Кристина». Здесь дети в возрасте от 3 до 10 лет из семей разных национальностей учатся говорить одновременно на двух языках – русском и немецком. В июле 2001 г. состоялся первый выпуск воспитанников этой прогимназии. Еще одно важное многофункциональное звено многоуровневой системы обучения немецкому языку – Российско-немецкий центр (РНЦ) при Томском политехническом университете (ТПУ), где немецкий язык можно изучать с нулевого уровня знаний и до уровня, соответствующего международному сертификату. В Томске и области по проекту «Breitenarbeit», финансируемому Обществом технического развития (GTZ), функционируют бесплатные курсы немецкого языка для взрослых, детские языковые группы, проводятся летние лингвистические лагеря для школьников и студентов г. Томска и области.

Сейчас уже можно говорить, что в Томске создана необходимая база для организации системы польского национального образования, соединяющая семейное воспитание, костел, общеобразовательные учреждения, высшую школу, национально-культурные общества (Польский национальный центр «Белый орел» и «Дом польский»). Многоступенчатая система изучения польского языка, истории и культуры включает польские классы в двух школах Томска и с. Белосток Кривошеинского р-на – ТГПУ (специализация студентов-филологов) – Учебно-методический и информационный центр польского языка и культуры (УМИЦ ПЯК), дополнительные курсы, разговорный клуб, курсы польского языка при ТПУ. Польский язык преподается в школе № 4 и Заозерном архитектурно-художественном лицее № 16 областного центра. В школе № 4 польский язык, история и культура преподаются в экспериментальном классе уже восьмой год, в 2001/2002 учебном году – это 8-й класс (26 учеников). В Заозерном лицее преподавание славянских (польского и украинского) языков, истории, культуры, страноведения ведется с 5-го по 9-й класс и охватывает около 130 учащихся. Подобных школ, где преподается украинский язык как второй, в РФ только четыре, а в Западной Сибири – это единственное учебное заведение. С 2000 г. школа имеет статус «школы "ЮНЕСКО"». С 1995 г. существует специализация «польский язык» при кафедре славянской филологии ТГПУ, в 2001 г. получена лицензия на специализацию «украинский язык». С этого же года начала работать первая в Сибири летняя школа польского языка и культуры для сибирских детей с польскими корнями, организованная Центром польской культуры «Дом Польский» в Томске при содействии сената Польши и фонда «Помощь полякам на Востоке».

Стремление к изучению родного языка, истории и культуры своего этноса присутствует и у других этнических меньшинств Томской обл. В Вамболинской основной школе Зырянского р-на, где обучаются 32 эстонца, с 3-го по 9-й классы ведутся факультативные занятия по эстонскому языку (по состоянию на конец 2000/2001 учебного года). С 1991 г. в Томске существует воскресная еврейская школа, действующая под патронажем Израильского культурного центра. Школу посещают от 10 до 20 учащихся. Изучаются еврейские традиции, основы иврита. Дети младшей группы изучают библейскую историю, старшей – историю еврейского народа. В 2001 г. удалось осуществить «прорыв» в преподавании корейского и греческого языков. Через посольство Республики Корея был приглашен преподаватель из Сеула, и в корейской воскресной школе сейчас учатся 60 студентов, 8 детей и 12 взрослых. В Томском государственном университете (ТГУ) открылась первая за Уралом «Школа языка, литературы и искусства современной Греции», где учащиеся получают навыки разговорной речи и чтения на современном греческом языке.

В октябре 2001 г. Государственной Думой Томской обл. был принят закон «Об образовании». Учитывая региональные особенности, закон закрепляет право выбора собственной региональной политики. Ст. 7 «Национально-региональный компонент государственных образовательных стандартов» гласит:

«1. В Томской области действует государственный образовательный стандарт, который включает в себя федеральный и национально-региональный компоненты.

2. Национально-региональный компонент государственных образовательных стандартов (далее – национально-региональный компонент) обеспечивает особые потребности и часть содержания образования, в которой отражены региональные и социально-культурные особенности и традиции.

3. Национально-региональный компонент разрабатывается Администрацией Томской области на срок не более 10 лет и утверждается Государственной Думой Томской области. Национально-регио­нальный компонент обязателен для исполнения на территории Томской области»[27].

Подготовка к Всероссийской переписи населения

Подготовка к переписи населения в Томской области проходит в целом успешно. Она начавшись с конца 1999 г. и с 2000 г. приобрела уже целенаправленный характер. 31 марта было подписано постановление главы администрации области о подготовке переписи. В целях координации деятельности всех структур, занятых в подготовке к переписи, была образована областная переписная комиссия. Аналогичные комиссии были созданы во всех муниципальных образованиях региона. Первое, что было сделано, это упорядочение адресного хозяйства: уточнение названий улиц, нумерации домов и квартир, установка недостающих и замена устаревших аншлагов с названиями улиц. Эта работа в основном завершилась к августу 2001 г. Было также произведено тиражирование и перезакладка книг похозяйственного учета, выполнены работы по уточнению границ городов, поселков городского типа и сельских населенных пунктов, расположенных в муниципальных образованиях. На населенные пункты с численностью свыше 5 тыс. чел. разработаны картографические материалы. Их изготовление было осуществлено в срок, в соответствии с заключенными государственными контрактами, причем все карты прошли проверку в территориальной инспекции госгеонадзора. В августе 2001 г. специально привлеченными регистраторами была проведена проверка населенных пунктов на их соответствие подготовленному картографическому материалу. По оригиналам этих материалов удалось изготовить пять рабочих карт. В итоге областной комитет госстатистики, как ни одно другое ведомство, теперь располагает обновленным и самым полным картографическим материалом.

Организованно прошла работа регистраторов по составлению списков домов и сельских населенных пунктов, которая считается первым этапом переписи 2002 г. Проверкой полноты и правильности регистрации населения по месту жительства с одновременным устранением выявленных недостатков, которую областной комитет госстатистики осуществил совместно с паспортно-визовой службой УВД, было охвачено 1019 тыс. чел., что составляет 97% от общей численности постоянного населения области. Кроме того, регистраторами были составлены схематические планы 29 населенных пунктов с численностью населения от 500 до 3000 чел., имеющих сложную застройку (Томский, Верхнекетский, Колпашевский, Кривошеинский, Бакчарский районы), которые впоследствии также были размножены по четыре экземпляра каждой карты. По данным работы регистраторов, отклонение численности населения по области составило 2,6% от расчетной численности в сторону уменьшения, что считается в пределах допустимой нормы, так как при определении численности населения не учитывался специальный контингент лиц (по линии Минобороны, МВД, Минюста Российской Федерации). В январе 2001 г. было произведено разграничение объектов переписи населения по Министерству обороны РФ, Министерству юстиции РФ, Министерству внутренних дел РФ, имеющие спецконтингенты населения на территории Томской обл. В срок до 5 октября 2001 г. были составлены и уточнены по этим ведомствам расчеты на переписную документацию.

Главная подготовительная работа состояла в разработке организационных планов по проведению переписи: разделение каждого муниципального образования на переписные, инструкторские и счетные участки с учетом средней нагрузки. По оргпланам муниципальных образований был составлен сводный организационный план, в соответствии с которым в области должно быть создано 80 переписных участков, 641 инструкторский участок, 2740 основных счетных участков, 35 счетных участков в учреждениях социального обслуживания, 68 счетных участков в учреждениях для временного пребывания населения и пунктах скопления пассажиров, 82 счетных стационарных участка в городской местности. Всего потребуется привлечь для проведения переписи с учетом планового резерва 4347 чел. и выделить 721 помещение для размещения переписных и инструкторских участков. Для Томской обл. была установлена утвержденная Госкомстатом норма: на каждого переписчика будет приходиться 325 чел. на селе и 425 чел. в городской местности. В пяти районах Севера нагрузка будет меньшей: 280 чел. – в сельской местности и 354 чел. – в городской. В апреле и июне 2002 г. на очередных заседаниях переписной комиссии были рассмотрены вопросы подбора помещений под переписные и инструкторские участки и временных переписных работников. Особых проблем по подбору помещений и переписного персонала в Томской обл. не возникло. По состоянию на 1 июля 2002 г. были определены помещения под все переписные и инструкторские участки с указанием их месторасположения, определены площадь, телефонизация, обеспечение конторской мебелью. Эти данные необходимы для составления договоров на аренду помещений между областной и местными администрациями, стоимость аренды которых впоследствии будут возмещаться из федерального бюджета. (Возмещение планируется начать в августе месяце – 50%, остальная часть после переписи.)

В апреле 2002 г. Облкомстатом заключено соглашения с шестью вузами и одним техникумом, в соответствии с которыми для участия в переписи привлекаются свыше 1000 студентов и преподавателей. Кроме того, после выступления в прямом эфире на радио и телевидении в январе и феврале 2002 г. резко активизировалась запись лиц в Облкомстате, желающих участвовать в переписи. Уже к 15 июля 2002 г. были подобраны практически все временные переписные работники. Работа по подбору переписных кадров должна была полностью завершиться к середине августа 2002 г. Но неожиданно возникли проблемы с подбором инструкторского персонала в областном центре. Последовал массовый отказ (около 40%) работать инструкторами-контролерами. Причины этого разные, но в основном связаны со сложностью работы и низкой оплатой труда.

При проведении переписи необходима помощь со стороны правоохранительных структур. На милицию возложена охрана переписных и инструкторских участков, а также транспортное обеспечение доставки переписных материалов и в особых случаях – переписчиков. Органами внутренних дел в местные органы статистики направлена информация о местах нахождения социально опасных лиц, о состоящих на милицейских учетах, о тех, кто может представлять угрозу для переписчиков, списки общественных пунктов охраны правопорядка. К охране правопорядка будут привлечены дополнительные силы и средства аппарата и подразделений УВД. Во всех райотделах планируется создать специальные мобильные группы. Их задача – оказание помощи переписчикам и сотрудникам милиции при том или ином осложнении обстановки. Они будут также выезжать по звонкам граждан. А перед началом переписи в УВД и в райотделах появятся временные оперативные штабы и рабочие группы, которые будут отслеживать ситуацию, организовывать работу нарядов милиции.

Трудности возникли с доставкой в районы области переписной документации, которая заняла три трехтонных контейнера и один пятитонный. Для доставки и сбора переписной документации в северные районы (Александровский р-он, города Стрежевой и Кедровый) предполагалось использовать воздушный транспорт, железнодорожный – для Верхнекетского р-на, для остальных районов и г. Северска – автотранспорт. Поскольку средств из федерального бюджета на эти цели не выделили, расчет был на помощь местных администраций и спонсорскую помощь, которую хотели оказать нефтяники. Но в последний момент нефтяники помочь отказались, поэтому переписную документацию на север области пришлось отправлять речным пароходством. К 20 сентября доставка переписной документации была полностью завершена.

Успех переписи во многом зависит от ее освещения в СМИ. Однако на ведение разъяснительной работы из федерального бюджета средств также не было выделено. Тем не менее разъяснительная работа с использованием СМИ ведется достаточно активно. 8 сентября 2001 г. с участием представителей Томской, Омской, Новосибирской, Кемеровской областей и Алтайского края состоялся прямой телемост, посвященный ходу подготовки к переписи. 15 июля 2001 г. было организовано выступление представителя облкомстата на заседании Координационного совета по делам религий. 21 декабря 2001 г. аналогичное сообщение о целях и задачах переписи населения было сделано на заседании Координационного совета национально-культурных объединений и автономий, руководители которых, как и священнослужители области, заявили о поддержке переписи и содействии в ее проведении. 14 мая 2002 г. в облкомстате состоялась пресс-конференция о ходе подготовки к переписи и о конкурсе на ее лучшее освещение. 10 июня в пресс-центре ГТРК «Томск» состоялась пресс-конференция по презентации переписных бланков. Всего к концу июля 2002 г. состоялось семь выступлений на областном телевидении, в том числе три в прямом эфире, семь выступлений на радио, из них в прямом эфире – четыре, опубликовано в областной прессе 10 статей, сообщений в колонке новостей и пресс-релизов. Основная их тематика – пропаганда идеи переписи. Этнические или языковые аспекты предстоящей переписи в СМИ практически не обсуждались.

По мере приближения переписи активность информационно-разъяснительной работы нарастает. На радио и телевидении ежедневно «прокручиваются» ролики о предстоящей переписи. Организована «горячая линия», изготовлены листовки, плакаты с информацией о переписных участках и т. п. 20 сентября состоялось открытие пресс-центра, где представители облкомстата и переписной комиссии 3 раза в неделю будут освещать ход подготовки и ход переписи. В плане работы пресс-центра предусмотрена встреча с представителями религиозных и национально-культурных объединений и автономий. В облкомстате считают, что население области достаточно хорошо информировано о предстоящей переписи, а отрицательных моментов в отношении населения к переписи сейчас намного меньше, чем это было в период предшествующих переписей.

Главная задача перед началом переписи – обучение переписного персонала. Госкомстатом России подготовлена концепция организации обучения временных переписных работников. На основе инструктивных материалов Госкомстата впервые в практике проведения переписи населения разработаны специальные обучающие программы, дифференцированные для каждой категории переписных работников. С 24 по 28 июня в Госкомстате России прошли обучение заместитель председателя облкомстата и начальник отдела переписи населения, в августе в облкомстате прошли обучение руководители городских и районных подразделений статистики, уполномоченные и их заместители по вопросам переписи в районах и городах, работники облкомстата, закрепленные за районами кураторы, представители министерств и ведомств, имеющие специальные контингенты населения, а также заведующие переписными участками и их помощники. До 27 сентября обучение должны пройти инструкторы-контролеры, до 4 октября – все переписчики. На очередном заседании областной переписной комиссии 13 сентября 2002 г. председатель облкомстатата, заместитель председателя комиссии В. С. Касинский сказал, что в аппарате представителя президента по Западно-Сибирскому федеральному округу Томская обл. признана лучшей в округе по подготовке к переписи.

Прогнозы

Перепись должна дать ответы на многие важные вопросы: о численности населения области, его половозрастном и национальном составе. В свете происходящих в стране непростых социально-экономических и политических процессов, самым существенным образом затрагивающих этническую сферу, получение адекватных данных очень важно. Как можно судить на основании анализа тенденций естественного и механического движения населения, изменений в этническом и языковом самоопределении населения, перепись, по всей вероятности, отразит уменьшение численности и доли в составе населения области русских. Это обусловлено прежде всего изменениями в этническом самосознании части людей, рожденных в смешанных браках. Вторая причина – низкий уровень естественного прироста, который не компенсируется в должной мере миграционным приростом. Следует также ожидать сокращения численности проживающих в области немцев и евреев в связи с их непрекращающимся отъездом в страны дальнего зарубежья: Германию, Израиль, США, Канаду, Новую Зеландию, Австралию. Ежегодно уезжает в 20–30 раз больше, чем приезжает. Следует также ожидать абсолютного и относительного уменьшения в составе населения области башкир, татар, чувашей, белорусов, узбеков, для которых была характерна миграционная убыль, не перекрывающаяся естественным приростом.

Вместе с тем произойдет увеличение численности коренных малочисленных народов Севера, прежде всего селькупов и чулымцев, что уже фиксируется данными текущей статистики. Перепись, как ожидается, должна также зафиксировать заметное увеличение численности азербайджанцев, армян и, возможно, других выходцев из государств Средней Азии и Закавказья, неустойчивость социально-эконо­мического положения которых вынуждает коренное население этих регионов приезжать в Сибирь в поисках работы. Предшествующие переписи уже зафиксировали рост этих этнических групп в составе населения области. Так, между переписями 1979 и 1989 гг. численность азербайджанцев увеличилась в 4 раза, армян – в 2,4, грузин – в 1,6, казахов – в 2,9 раза. Но адекватного отражения ситуации с выходцами из Средней Азии, Казахстана и Кавказа вряд ли можно ожидать, поскольку перепись зафиксирует лишь постоянное население, в то время как эти регионы дают наибольшее количество нелегальных мигрантов, которые далеко не всегда фиксируются паспортно-визовой службой. По словам заместителя председателя облкомстата Р. Г. Галимова, нелегальные мигранты вполне могут отказаться переписываться. Их будут переписывать с их слов. Документы о прописке не будут требоваться. Вопрос сформулирован так: если опрашиваемый заявит, что он проживает в данном помещении, не имея даже регистрации, он будет записан как постоянно проживающий.

Перепись вынужденных переселенцев и трудовых мигрантов из Чечни особых опасений у облкомстата и УВД не вызывает, поскольку все они зарегистрированы и находятся под патронажем организации «Вайнах», с руководством которой у руководства УВД налажен конструктивный диалог. По оценке руководителей «Вайнаха», сейчас в области проживает примерно 800 чеченцев (в 1989 г. – 487). Сложнее будет учесть наиболее криминализированную группу мигрантов из Азербайджана. По некоторым оценкам, явно преувеличенным, численность азербайджанцев в области достигает сейчас 30–35 тыс. (в 1989 г. – 2752 чел.). Кроме нелегальных мигрантов обеспокоенность облкомстата вызывают цыгане, многие из которых заняты наркобизнесом и могут не пустить переписчиков в свои квартиры. В облкомстате изыскивают возможности для встречи с лидерами цыганской общины для проведения необходимой разъяснительной работы.

Такие встречи с руководителями религиозных и национально-культурных объединений и автономий, как отмечалось выше, уже состоялись. Идея переписи встретила у них полное понимание и поддержку. Исключением может служить только негативная реакция некоторой части татар на предоставляемую переписью возможность дробной идентификации татар. Газета «Союза татарской молодежи» «Алга» в специальном выпуске под шапкой «Прочитал – передай другому» опубликовала «Обращение Госсовета Республики Татарстан в связи Всероссийской переписью населения в 2002 г.», в котором проекты документов, разработанные ИЭА РАН, оцениваются как нацеленные на «искусственное дробление единой татарской нации…». Из номера в номер «Алга» публикует также обращение к татарам «Это должен знать каждый!» с эпиграфом из Садри Максуди «Мы были, мы есть, мы будем». Приведем его полностью: «Совсем скоро осенью 2002 года состоится Всероссийская перепись населения. К сожалению, единую и неделимую татарскую нацию делят на несколько "самостоятельных наций" – "племен". В настоящее время, как известно, татары занимают второе место в России по численности населения. Если в ходе переписи татары не проявят мудрости и не сплотятся, то один из крупнейших народов России, создавший великую и уникальную культуру, будет обречен на исчезновение. Из многомиллионного народа образуются более десяти "самостоятельных" этносов – племен – в результате татары перестанут существовать как один из крупнейших народов России. Что же делать? Во-первых, сохранять спокойствие. Правда – на нашей стороне. Научные исследования подтверждают, что татары – единая нация. Это – вывод Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая Российской Академии наук. Кроме того, даже при разделении на бумаге народный дух объединит и сохранит наш народ. Во-вторых, нужно знать список "племен", на которые дробится татарский народ. На первом этапе нас разделяют на сибирских, астраханских, казанских татар. Затем эти три «племени» подразделяют на еще более мелкие «племена»: нагайбаки, кряшены, мишари, барабинцы и т. п. Но! В общем списке национальностей имеются и просто «татары». Когда к вам придет переписчик, то на вопрос о национальной принадлежности отвечайте: "Я татарин (татарка)"».

По словам директора Областного центра татарской культуры Ю. Я. Абдрашитова, скорее всего лишь половина томских татар обозначит себя как «татары», другая половина, не искушенная в политических баталиях и академических спорах, идентифицирует себя как «томские» или «сибирские» татары.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Таблица 1. Этнический состав населения Томской обл. по данным переписи 1989 г.*

Таблица 2. Численность и расселение чулымцев в Тегульдетском р-не*

Таблица 3. Численность населения Томской обл. (1989–2001 гг.), чел.*

Таблица 4. Демографические изменения населения Томской обл. в 1993–2001 гг.*

Таблица 5. Миграционный обмен Томской области, чел. (1991–2001 гг.)*

Таблица 6. Доля основных этнических групп в миграционных потоках*

Таблица 7. Этнический состав мигрантов Томской области (человек)*

Таблица 8. Численность коренных малочисленных народов Севера с распределением по полу и возрасту на 1 января 2002 г.*



[1] Естественное движение населения Томской области за 2001 год. Томск, 2002. С. 4.

[2] Там же. С. 3.

[3] Статистический сборник Томской области (1990-1996 гг.) Ч. 1. Томск, 1997. С. 10.

[4] Галямов Р. Нас все меньше… И это естественно? //Томский вестник. 2001. 17 янв.

[5] Естественное движение населения… С. 8.

[6] Там же. С. 10.

[7] Там же. С. 11.

[8] Балдин В. Г. О некоторых вопросах социально-экономического положения коренных малочисленных народов Севера Томской области в 2000 году. (Рукопись).

[9] Львова Э. Л. Историческая записка о чулымцах //Мы – томичи, ваши земляки, ваши соседи (Национально-культурная панорама Томской области). Томск, 2000. С. 27.

[10] Миграция населения Томской области за 2001 г. Томск, 2002. С. 3–4.

[11] Опрос тюркоязычного населения области в 1994 г. производился рабочей группой (Л. Б. Галямова, Л. А. Кутилова, Э. Л. Львова, И. В. Нам, Н. И. Наумова, Е. Ш. Сафиулина) по подготовке предложений в государственную программу «Возрождение и развитие тюркских народов Томской области» по двум анкетам, разработанным авторами концепции Государственной программы «Возрождение и развитие тюркских народов России". Всего было опрошено 168 чел., из них: татар – 114 (68,4%), азербайджанцев – 28 (16,2%), чулымцев – 18 (10,8%), чувашей - 6 (3,6%), других – 2 чел. (1,2%).

[12] Львова Э. Л. Указ. соч. С. 20.

[13] См.: Кривоногов В. П. Этнические процессы у народов Средней Сибири. Красноярск, 1998. В главе «Чулымские тюрки» автор анализирует, в частности, данные опросов населения Тегульдетского р-на Томской обл., проведенных в 1986 и 1996 гг.

[14] Там же. С. 69–75.

[15] Львова Э. Л. Указ. соч. С. 20.

[16] Кривоногов В. П. Указ. соч. С. 75–76.

[17] См.: Васильев В. И., Малиновская С. М. Концепция национально-политического и культурного развития малочисленных народов севера Томской области //Исследования по прикладной и неотложной этнологии. № 54. М., 1993.

[18] См.: Рындина О. М. «Остяки» Васюганья и проблема этнической самоидентификации //Развитие межнациональных отношений и национально-культурного движения в Сибири: опыт, перспективы». Томск, 2002. С. 123.

[19] Там же. С. 125–126.

[20] На территории Томской обл. КМНС имеют право на охоту без уплаты государственной пошлины и правом охоты с огнестрельным оружием с 14 лет (согласно Закону Томской области «Об охоте и охотничьем хозяйстве Томской области»); на лов рыбы, согласно правилам любительского и лицензионного рыболовства, во всех водоемах круглый год, исключая нерестовый период, действуют льготы по обеспечению лекарственными средствами (по постановлению правительства РФ от 30 июля 1994 г., № 890); на основании решения Государственной Думы Томской области от 9 октября 1997 г. предоставляется льготное пользование лесным фондом.

[21] См.: Винер Б. В. Этничность: в поисках парадигмы изучения //Этнограф. обозрение. 1998. № 4. С. 4–7.

[22] Рындин  О. М. Указ. соч. С. 126.

[23] Львова Э. Л., Нам И. В., Пашкова Н. В. Этнографическая экспедиция в Кожевниковский район Томской области //[Российские немцы] Научно-информац. бюл. М., 1999. № 2. С. 18–19.

[24] Язык чулымцев принадлежит к уйгурской группе тюркской ветви алтайской языковой семьи. В Тегульдетском р-не коренное население говорило на среднечулымском диалекте чулымско-тюркского языка, в котором два говора – тутальский и мелетский. А. П. Дульзон и P. M. Бирюкович считают чулымский язык самостоятельным языком, занимающим обособленное место среди тюркских языков Сибири. Языковое достояние чулымцев само по себе является культурной ценностью, поскольку в языке чулымцев сохранились многие особенности, позволяющие реконструировать древнейшие состояния и формы тюркской речи в целом.

[25] Львова Э. Л. Указ. соч. С. 28–29.

[26] Пашков  Н .В. Немцы Кожевниковского района Томской области (этнокультурный портрет) //История и культура немцев Алтая. Вып. 1. Барнаул, 1999. С. 79–80.

[27] Государственная дума Томской области. Официальные ведомости. Сб. нормативных правовых актов. № 38 (60). Октябрь 2001. Томск, 2001. С. 48.