Версия для печати

Что вместо «дружбы народов»?

С точки зрения национальной политики Россия имеет разительное отличие от преобладающего на Западе опыта. Советский Союз, по выражению американского историка Терри Мартина, был "империей позитивных действий". На протяжении долгих лет он осуществлял уникальный эксперимент по масштабному спонсированию этничности - начиная от научных разработок и вплоть до системы государственного устройства и официальной идеологии "дружбы народов".

Термин "культурное многообразие" приравнивали к спонсированию культурных различий, в то время как сердцевиной этого понятия в гораздо большей степени является подчеркивание схожести, одинаковости. В конце концов в рамках одной национальной культуры, каковой является и культура российская, схожести чаще всего превалируют над различиями.

Наиболее перспективным для современного мира, в том числе и для России, является подход, который допускает широту идентификации человека. Другими словами, существует и должна быть признана социокультурная общность "российский народ", или "россияне". Этническая идентичность россиянина может определяться в том числе и сложными словами - как, например, русский еврей, украинец-русский, татаро-башкирин и т.п.

Человек может идентифицировать себя в равной степени по двум признакам - как по культурному, так и по гражданско-политическому. То есть русский и россиянин, татарин и россиянин, чеченец и россиянин - это абсолютная норма, как бы ни старались этнонационалисты подвергнуть сомнению российскую идентичность. Неоспоримым представляется тот факт, что последнее время этнонационализм весьма преуспевает в реализации разделительных, общественно опасных проектов. Печально и то, что это происходит не без участия властей как регионального, так и федерального уровня. Хочется в этой связи высказать определенные рекомендации.

Во-первых, необходимо признание религии. Следует предоставить не только свободу веры, но и право на "многоголосие" в интерпретации догматов веры в рамках одной и той же религии. Не стоит предоставлять религиозным иерархам каких-либо политических и социальных привилегий. При этом государство должно помогать верующим отправлять свои религиозные потребности. А кроме того - охранять исторически утвердившиеся в России религии от внешних прозелитов и от экстремистов.

Во-вторых, нужно придерживаться политики многоязычия. Подобно ряду других государств, в России стоит вопрос: как использовать языковую политику для обеспечения эффективного государственного управления - и соблюсти при этом языковые права малых групп населения. Здесь нужно помнить, что родным языком является не тот, который совпадает с языком национальности, а основной язык, которым человек владеет и пользуется каждый день. Для 90% россиян таким языком является русский.

В-третьих, надо добиваться распространения поликультурного образования. В последние годы в России было много сделано в его утверждении. Однако за фасадом поликультурного образования по сей день скрывается советский концепт "национальной школы" - особой школы для представителей отдельного народа. И преодолеть инерцию этого концепта пока не удалось. Эта система исходит из той предпосылки, что в каждой конкретной школе, в каждом конкретном классе за партами сидят ученики одной национальности. И хотя сторонники подобной системы образования заявляют, что такие школы и классы открыты для всех, на самом деле это только формальные заявления. В ментальном отношении это закрытые корпорации: в них обучают монокультуре, а не культурной сложности и открытости.

Особое внимание нужно обратить на то, что концепт "русского национального компонента" не менее разрушителен для сохранения культурного многообразия и реализации политики толерантности у нас в стране. Пора признать, что национальной школой в России может быть только российская школа, а не русская или татарская. Такой подход открывает новые перспективы в утверждении российской идентичности - и в то же время гарантирует сохранение этнического и религиозного многообразия. Этот и многие другие вопросы стали предметом дискуссии, состоявшейся 24 января по инициативе фонда "Единство во имя России".

"Московские новости" 26 января 2007 г.