Версия для печати

Гражданин России имеет право жить там, где он пожелает

Федеральная миграционная служба недавно приступила к реализации программы по переселению соотечественников из стран СНГ в неосвоенные российские регионы. Но такая мера едва ли способна в полной мере решить проблему нехватки кадров в некоторых субъектах страны. По мнению экспертов, параллельно с этим можно было бы задействовать еще один ресурс – переселение россиян из перенасыщенных регионов в менее освоенные. О проблемах внутренней трудовой миграции «НИ» рассказал председатель комиссии Общественной палаты по вопросам толерантности и свободы совести, директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий ТИШКОВ.

– Сейчас много говорят о трудовых мигрантах из стран СНГ. Но ведь и внутри самой России где-то массовая безработица, а где-то – острая нехватка рабочих рук. Можно как-то перераспределить эти внутренние трудовые ресурсы?
– Во всех странах внутренняя миграция была, есть и будет. Старая поговорка «Где родился, там и пригодился», не отвечает потребностям современного общества и современной экономики. Люди по нескольку раз в жизни меняют места своей жизни и работы в том числе, чтобы быть успешным. Этого требует экономика. Внутренняя миграция – это обязательное условие развития, преуспевания и отдельного человека и страны в целом. А вот отсутствие внутренней мобильности – признак стагнации. Тем более что для нашей страны это явление не новое. Например, в таком традиционно трудоизбыточном регионе, как Северный Кавказ, начиная еще с дореволюционных времен, часть населения отправлялась в другие регионы страны в поисках работы. Ведь в том же дагестанском селе унаследовать хозяйство может только один брат, а если их три-четыре, то, конечно, кто-то должен уезжать. Часть молодежи оставалась работать после службы в армии в других регионах страны, часть – получала образование в вузах от Москвы до Новосибирска и тоже оставалась там. Таким образом, пополнялось население Черноземья, Дальнего Востока, Сибири. А в период всех конфликтов Северный Кавказ оказался заперт внутри себя.

– Насколько известно, у ваших коллег по Общественной палате есть конкретные предложения по решению этой проблемы.
– Да, член комиссии по вопросам толерантности и свободы совести Мавлит Бажаев недавно выступил с инициативой о разработке программы государственного стимулирования миграции северокавказских народов на малозаселенные земли Сибири и Дальнего Востока. Думаю, это предложение должно рассматриваться как часть проекта по улучшению демографической ситуации в стране. Ведь этот проект не сводится только к повышению рождаемости. Речь должна идти о сохранении народа в целом, об освоении плохо развитых территорий. Необходимо удовлетворять потребности рынка в регионах с развивающейся экономикой. Я считаю, что часть населения, особенно молодого, из ряда республик Северного Кавказа вполне может поехать в другие регионы на контрактных или льготных условиях. Но это лишь половина проблемы. Дело в том, что на Северном Кавказе уже нет такого сильного избытка населения, как нам кажется. Он есть только в Дагестане, Чечне и Ингушетии. В других республиках население растет мало. Там, скорее, были приписки к численности кабардинцев, адыгов, черкесов, осетин, чем реальный рост. Там, по всей видимости, нужно развивать производство на месте. Одновременно с этим стоит поощрять возвращение специалистов некавказских национальностей в республики Северного Кавказа. Прежде всего, русского населения, которое покинуло этот регион во время кризисов, войн. В результате были оголены многие ключевые сферы жизни. Сейчас там не хватает ученых, врачей, учителей, инженеров, руководителей предприятий. Собственно, разработку такой программы и предлагает Бажаев, что я в принципе поддерживаю.

– Хорошо, власти, эксперты осознают эту проблему, предлагают варианты ее решения. А у жителей Северного Кавказа такого рода идеи получат поддержку?
– Разумеется, у властей, как говорится, могут быть свои резоны. Но, насколько я знаю, интерес к подобной идее есть и у жителей Дагестана, и Ингушетии. Смотрите, они уже сейчас уезжают работать и живут временно или постоянно в других регионах страны. Часть дагестанцев использует земли для скотоводства в Калмыкии. Часть ингушей работает на строительстве, в золотодобывающей или алмазодобывающей промышленности в Якутии. Значительная часть чеченцев тоже работает за пределами своей республики. Да, такая интенсивная миграция была вызвана во многом войной, но ведь она существовала и раньше. Поэтому это не надуманная, а реальная проблема, требующая решения или хотя бы попыток ее решения. Конечно, некоторые националистически настроенные люди будут против реализации такой идеи. Но нужно учитывать не только интересы местных властей или местных националистов, которые не хотят, чтобы русские приезжали, и не хотят, чтобы местные жители уезжали из республик. Надо учитывать интересы рядовых граждан.

– Звучит убедительно. Но уже звучат опасения, что массовый переезд жителей Северного Кавказа вызовет протесты со стороны населения той же Сибири или Дальнего Востока.
– Надо объяснять основному населению регионов, куда приезжают новые жители, ради чего это делается и какую пользу это приносит. Но и переселенцам нужно объяснять, что во Владивостоке или Новосибирске нужно вести себя несколько иначе, чем в Назрани или Грозном. Вот тогда и не будет почвы для конфликтов. Вспомним, что в Советском Союзе внутренняя миграция была очень интенсивная, но люди не били и не сжигали дома друг друга. Совершенно понятно также, что четкий и жесткий государственный контроль соблюдения конституционных прав всех граждан. Нельзя забывать, что гражданин России имеет право работать и жить там, где он пожелает, там, где ему комфортнее, интереснее, наконец, выгоднее.

Лариса Миронова

"Новые  известия" 15 марта 2007 г.