Версия для печати

Казанские страсти

"Великий, единый, неделимый татарский народ" как новая историческая общность

Визит Владимира Путина в Казань, состоявшийся в конце августа, с точки зрения сиюминутной политической диспозиции прошел вполне пристойно, а для татарстанских лидеров - даже триумфально. Татарстан выразил российскому президенту свою поддержку и заявил лояльное отношение к федеральному Центру. Москве это было важно услышать. В свою очередь, татарский этнокультурный компонент зазвучал в стране еще более громко. На российском телеэкране даже появилась подсказка в видеоклипе о предстоящей переписи, как в графу "национальность" нужно записывать слово "татарка".

Однако вскоре стало ясно, что визит президента только укрепил националистический миф о существовании "великого, единого, неделимого татарского народа". Эта и другие цитаты - из документов III Всемирного конгресса татар, 562 делегата которого собрались в столице "единственного государства татарского народа". Данная проблема имеет общероссийское значение.

Всемирные конгрессы как партсобрания

Аналогичные конгрессы, съезды, курултаи практикуют, кроме Татарстана, и некоторые другие республики, а также этнокультурные объединения и их лидеры. Это Башкирия, Адыгея, Мордовия, Марий Эл и другие. Известны также съезды российских немцев и евреев, за которыми следуют другие "безгосударственные народы".

В ряде аспектов "национальные съезды" и "всемирные курултаи и конгрессы" играют положительную роль, особенно для сохранения и развития культуры, установления более широких связей между представителями той или иной страны или этнической группы. Однако по своей сути это случайные сообщества, организуемые по жесткому сценарию.

Такие собрания "делегатов" не обладают никакой правомочностью, хотя и могут принимать громкие решения. Например, о свержении законной государственной власти (в Чечне в 1991 г.), о том, куда должны мигрировать со своих родных мест российские немцы (решения съездов российских немцев), о том, должны ли участвовать в выборах и как должны на них голосовать все "члены народа" (решения крымско-татарского общественного органа), о смене используемой графики письма (решения съезда татарского народа) и т.п.

Резолюции татарских конгрессов всегда писались в Казани. Первых двух конгрессов - радикальными националистами из числа общественников, а последнего конгресса (в связи с приездом президента Путина) - непосредственно в органах власти с участием местного экспертного истеблишмента. Разница в идеологии и фразеологии этнических съездов небольшая, и она зависит от конкретной ситуации и политической задачи организаторов.

Собрание в Казани, названное всемирным конгрессом татар, - не более чем собрание части местных граждан татарской национальности, которые действуют как этническая партия. Но на его повестку дня были поставлены и проблемы федерально-республиканских отношений: поскольку республиканским верхам недостаточно обычных гражданско-правовых и политических методов для того, чтобы решить важные вопросы для политического статуса и контроля за ресурсами, на помощь призываются аргументы "мирового конгресса". Оказывается своего рода давление на федеральные власти по принципу: стабильность в обмен на уступки.

"Всемирные" этнические съезды, а также "казачьи круги" и прочее есть порождение ослабевшей государственной власти и кризиса гражданской идентичности. Это своего рода квазигосударственность, когда не хватает собственно государственности в строго гражданском понимании.

Кто участвует и кто решает?

Ясно, что ни о каком полномочном представительстве здесь речи быть не может. Приглашают выборочно и главным образом людей известных и нестроптивых или тех, кто может "взорвать бомбу". Приглашают тех, кто согласен с формулой Казани, что Татарстан - это "историческая и духовная родина всех татар", а проживающие за пределами "исторической родины" татары - это диаспора. Тех, кто принимает высокомерие казанских татар в отношении "диаспорных соотечественников", утративших родной язык, каковым Казань однозначно считает татарский язык. Хотя для многих российских татар русский язык - это родной язык, т.е. основной язык, который они знают и которым пользуются.

Еще приглашают министров и губернаторов с татарскими фамилиями, как будто этих людей граждане назначали или выбирали за то, что они татары. Приглашают иностранцев с татарскими этническими корнями, которые по случаю поездки надевают татарский костюм, но во всех остальных случаях живут и ведут себя прежде всего как соотечественники страны проживания. Причем иностранцы из мифического "татарского мира" могут на конгрессах высказываться против российской Конституции или за языковые реформы в России.

Главные люди на конгрессе - это казанские политики и интеллигенция исключительно из числа татар. Придав данному действу ложную значимость, организаторам и лидерам конгресса легче навязать собственные политические проекты всему населению республики и укрепить свои позиции на переговорах с Центром.

Внутренние дела татар?

Решения конгресса могут касаться многих российских граждан и даже страны в целом, как, например, перевод татарской письменности на латиницу. Хотя конгресс преподносит этот вопрос как "внутреннее дело татарского народа". То есть финский гражданин с татарской фамилией решает вопрос, который касается прежде всего россиянина и его государства.

В документах конгресса есть важные положения, касающиеся развития татарского языка и культуры, делового сотрудничества, образовательно-информационного пространства, необходимости утверждения гражданского согласия, противодействия исламофобии и т.д. Конгресс высказался в пользу целостности государства, развития рыночной экономики, федерализма, утверждения демократии. Однако все это превращается в декларативные реверансы в соседстве с другими положениями.

Во-первых, это самовозвеличивание татар как великого народа и одержимость идеей неделимости татарской нации, в которую идеологи татарского национализма зачисляют всех, кто в разные исторические времена вольно или невольно записывался татарами. Еще при обсуждении законопроекта о российской переписи в декабре 2001 г. депутат Ф.Сафиуллин выступил с драматическими заявлениями о заговоре против татарского народа, из которого в ходе переписи предполагается выделить несколько новых этнических групп. В Казани велась беспрецедентная кампания против выделения таких групп, как кряшены или сибирские татары, в качестве отдельных единиц статистического учета в переписи. Путин обещал разобраться с этим вопросом по возвращении в Москву.

В Обращении к татарскому народу конгресс в Казани называет Всероссийскую перепись "решающим испытанием татарского народа, которое ему послали первые годы XXI века", и призывает всех татар принять активное участие в переписи. Президент Шаймиев, видимо, напуган, что доля татар в республике, которая местными специалистами определялась как "большинство населения" (примерно 51%), может не подтвердиться, и тогда исчезнет мощный аргумент в пользу утвердившегося в республике политического и экономического доминирования татар. Именно в этом кроется смысл кампании "запишись татарином".

В списках национальностей для предыдущих переписей вышеупомянутые группы всегда присутствовали и в переписных материалах отражались, но при подведении итогов зачастую растворялись в других группах. И если сейчас Шаймиев пожаловался Путину на Институт этнологии, то тогда в ЦК КПСС жаловались первые секретари Алиев и Шеварднадзе, также озабоченные единством и неделимостью своих наций. Точно так же генсеки зарубежных компартий Тодор Живков и Жорж Марше сигнализировали Брежневу, что тогдашний директор института академик Бромлей придумывает турок и македонцев в Болгарии, бретонцев и корсиканцев во Франции.

Кроме того, список для переписи 2002 г. отражает произошедшие изменения в сфере самосознания и общественно-политической организации ряда культурно отличительных групп. Если для татар годы после переписи 1989 г. были "незабываемым временем созидания и возрождения", то почему среди других групп, в том числе и малочисленных, не могли происходить подобные же процессы? Не только татары имеют право самоопределяться. И осуществление этого права невозможно без того, чтобы кто-то "отпустил" из своих рядов новых кандидатов на самоопределение.

Отказ в признании может вызвать только обратную реакцию, а насильственное переписывание, имевшее место в советских переписях, сейчас может привести к скандалу и к обострению межэтнических отношений. Грозить стране и президенту татарским бунтом в этой ситуации просто неприлично. Речь идет максимум о десятках тысячах людей, которые никак многомиллионный татарский народ не расчленят. Тем более что драматизация несуществующей проблемы теперь наверняка даст свои результаты и в число "великих татар" запишутся и те, кто в этом сомневался. Постараются и местные статистические органы, в деятельность которых федеральные власти и российская общественность вмешиваться просто боятся. С Путиным можно согласиться, что русским в Татарстане нелегко, но что они могут сделать? Об их участии в переписи власти Татарстана не говорят ни одного слова.

Роль и место татар в их собственной стране могут жестоко пострадать от этой несостоятельной стратегии. Претензия Казани быть столицей татарского мира может быть отвергнута большинством российских татар. Уже сейчас астраханские, нижегородские или мордовские татары не желают быть диаспорой Казани в своей собственной стране. И без ученых-этнологов они начинают вести речь о "мишарском народе" или об "астраханских татарах".

Нетерпимость величия

Во всей этой истории с переписью проявляется межнациональная нетерпимость, а не согласие и толерантность, о которых заявлял конгресс в Казани. Власть в Татарстане все больше становится татарской властью, и это крайне тревожно. Многое, что решил Всемирный конгресс татар и что высказывалось президенту Путину от имени татарского народа, к подлинным заботам и проблемам граждан Татарстана, к российским татарам имеет малое отношение. Проведенный Институтом этнологии РАН в начале этого лета социологический опрос по профессиональной выборке (опрошено более тысячи жителей республики) показал, что главные проблемы, которые волнуют и беспокоят татар и нетатар, - это низкие зарплаты, состояние здоровья, плохая экология, алкоголизм и наркомания, воровство и коррупция, трудности с обучением детей и их поступлением в вуз, плохое управление, война в Чечне и терроризм, наконец, положение страны в мире и будущее России. Часть опрошенных (нетатары) жаловалась на состояние межнациональных отношений и национализм. И ни одного человека не оказалось, кого бы беспокоила проблема раскола единой татарской нации, татарского самоопределения и будущее "великого и древнего народа"!

Независимая газета. 2002. 4 октября. № 212. С.11.