Версия для печати

Не может фестивальная формула дружбы народов обеспечить прочность российского государства

Какой должна быть государственная национальная политика, корреспонденту "Власти" Наталье Городецкой рассказал член Общественной палаты, директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков.

- Вы тоже считаете, что в России нет государственной национальной политики?

- А зачем она в сугубо этническом смысле? Есть у нас политика, и законы есть, и республики сохранены. Только досталась нам эта политика от Советского Союза, ее надо менять. До последнего времени в России не существовало понятия гражданской нации, его замещала категория советского народа. Мы как бы опустили понятие национального на этнический уровень и заплатили за это распадом страны.

- Тогда зачем перерабатывать концепцию госнацполитики?

- В принципе последний вариант концепции Общественная палата поддерживает, если в МРР кое-что подредактируют. Написали они ее на старом языке, все о дружбе народов. У нас один народ, и не может фестивальная формула дружбы народов обеспечить прочность российского государства. В России трудно поделить всех людей на башкир, татар, русских - речь должна идти о сложной идентичности среди одного народа, о том, как соблюдать интересы и права граждан, принадлежащих к одной, двум или трем этническим культурам и традициям.

- В последнее время обсуждается мысль, что на основе национальной политики можно выработать национальную идею, базирующуюся на неких единых постулатах мировых религий.

- То, что общие принципы мировых религий схожи, не значит, что можно построить на них единую формулу общежития в стране, где половина населения неверующие. Даже очень набожные страны, где религия - часть государства, ищут другие основы для консолидации людей. Нас объединяют фундаментальные вещи, в первую очередь общая история, русский язык, гражданские права и профессиональная деятельность.

- Многие сейчас спорят о том, нужно ли России единое федеральное ведомство, которое занималось бы нацполитикой.

Вы, как бывший глава Миннаца, поддерживаете эту идею?

- Не поддерживаю. Нельзя огосударствливать этничность, нельзя возводить в абсолют этнические права. Все должны конкурировать на равных, кроме малочисленных народов Арктики или дагестанского высокогорья.

- А насколько актуален закон "Об основах государственной политики в сфере межэтнических отношений в РФ", который пытаются принять депутаты уже двух созывов Госдумы?

- Вот там хорошо бы и записать, что государство несет ответственность за этническую политику, поддерживает этническое разнообразие. А лучше бы этот закон соединить с концепцией, потому что он тоже рамочный. Хотя, думаю, перспектив у него нет, многие депутаты требуют принять сначала закон о русском народе как государствообразующем. Мы ударились в этнический фундаментализм, считаем, что у человека есть особый код - чувашский, татарский, калмыцкий - и, пока мы его не расшифруем, не научим дружить тувинца с даргинцем, а чуваша с аварцем, ничего хорошего не будет. Этнический национализм разрушителен, ибо отвергает российскость, а значит, и единство России.

- Так будут ли у нас этот закон и эта концепция?

- В них нет ничего страшного, их можно принять. По крайней мере, они не навредят - правда, и особой пользы в смысле консолидации российского народа не дадут. Жалко, что Путин и его администрация, по-моему, отступают от политики гражданской нации и утверждения российской идентичности. Чтобы получить 5% дополнительных голосов для "Единой России", выдумывается какой-то "Русский проект" - дескать, надо отобрать у националистов слова "русские", "национализм", "нация". А о том, что так они потеряют 20% голосов, да еще выпустят такого джинна из бутылки, которого потом назад не загонят, никто не думает.

Наталья Городецкая 

"Коммерсант" 2 апреля 2007 г.