Версия для печати

Нельзя допускать массового выселения из Кондопоги

Вчера стало известно, что Общественная палата первой из околовластных структур готовит заявление по поводу ситуации в Кондопоге, а ее представители после этого выедут на место событий для расследования причин и обстоятельств конфликта. Такое решение было принято на совместном заседании комиссий ОП по вопросам толерантности и свободы совести и по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированием судебно-правовой системы. В беседе с корреспондентом "Времени новостей" Ириной БЕЛАШЕВОЙ председатель комиссии Общественной палаты по вопросам толерантности и свободы совести Валерий ТИШКОВ рассказал, какие рекомендации ОП намерена дать исполнительной ветви власти.

- Чтобы не раздувать пожар, многие политики - и в Карелии, и в Москве -сейчас пытаются акцентировать внимание на криминальной составляющей конфликта в Кондопоге, коррупции и плохой работе правоохранительных органов. Общественная палата согласна с такой оценкой событий?

- То, что у этих событий есть этническая окраска, - это безусловно. Хотя бы в силу того, что в них принимают участие местные жители (в основном это русские, карелы, украинцы, татары и евреи) и пришлые, в основном представляющие кавказские национальности. И Кондопога не единична. Во многих местах нашей страны существует конфликт между местным населением и, скажем так, новыми жителями, которые недавно туда приехали. Они могут быть и гражданами России, могут быть иностранцами, мигрантами, временными жителями.

Этот конфликт надо разрешать, и мы будем обращаться к общественным структурам, к институтам гражданского общества, включая национально-культурные объединения, чтобы они внимательнее относились к вопросам социального контроля, особенно за молодыми мужчинами, за молодежью. Чтобы они брали на себя часть ответственности за более гармоничное, мирное сожительство, за адаптацию к местным условиям, а не просто устраивали фестивали и сохраняли свою культуру.

Кроме того, в рекомендациях, которые готовит Общественная палата, говорится о необходимости разъяснительной, воспитательной работы и для общества в целом, и для работников правоохранительных структур. Есть стереотипы, есть мифы, есть страх, который уже посеян среди жителей нашей страны. При этом надо понимать разницу - даже те, кого в России называют "кавказцами", могут быть выходцами с Северного Кавказа или же Закавказья, а это принципиально не одно и то же. Одно дело россияне, другое - иностранцы. А наши собственные граждане по Конституции имеют право свободного передвижения по стране.

- Предстоящая либерализация миграционной политики только увеличит количество приезжих в маленьких городках. Это, на ваш взгляд, усугубит проблемы, о которых вы только что говорили?

- Сложный вопрос. Вообще внутренняя миграция в России неизбежна, с территории Кавказа - тем более. Дагестан, Ингушетия - одни из немногих субъектов федерации, где есть прирост населения, но часто ограничены возможности занятости. Там и в прежние времена часть населения трудилась за пределами своих территорий. Надо их адаптировать, ассимилировать - тех, кто хочет ассимилироваться. И надо находить работу на местах.

Нужно вести большую разъяснительную работу и о той пользе, которую приносят новые люди регионам. Но надо и учить этих новых жителей, как себя вести, в частности представителей некоторых наших нацменьшинств, которые в силу своей деловой активности по части денег лучше выглядят, чем местное население. Кстати, в рекомендациях Общественной палаты по толерантности эти вещи довольно подробно расписаны.

Я не вижу какой-то фатальной безысходности в нашей стране, у нас высокий уровень толерантности по сравнению с другими странами, высокая межэтническая брачность - это такой важнейший показатель, по которому той же Америке, например, за нами не угнаться. У нас нет колоссальных погромов с тысячами жертв, как, например, в Индии, где разрушают чужие храмы. У нас нет таких межрасовых погромов, как в том же Лос-Анджелесе или Новом Орлеане.

Для нас это немного новая проблема, которая объясняется несобранным государством, недостаточной профессиональной подготовкой соответствующих структур. Но в принципе Россия имеет хороший опыт межэтнического сожительства. Сейчас просто времена сложные, поэтому движение населения не поощряется. Идут внутренние, слишком резкие перемены. Люди не столько возражают против того, чтобы жить с людьми другой национальности, сколько против резких перемен привычного состава соседей, а значит, привычного образа жизни. Вот привыкли русские жить с удмуртами, чувашами, татарами, сто лет живут и не замечают, что они разных национальностей. Но тут - быстрые, резкие перемены сразу. Возникают конфликты даже с теми русскими, которые приехали в последние годы, скажем, из Средней Азии.

- Вам не кажется, что в других маленьких провинциальных городках, где копится недовольство приезжими, сейчас внимательно следят за Кондопогой?

- Так и есть! Потому органам государственной власти, не только правоохранительным органам, нельзя ни в коем случае допускать массового выселения новых жителей Кондопоги. Сразу появятся материальные интересы: там же квартиры освобождаются, должности освобождаются, палатки на рынке освобождаются. Мы это уже проходили в Сумгаите, в Грозном. И есть опасность, что подобный пример вызовет цепную реакцию таких стихийных массовых беспорядков по стране.

Ирина Белашева

"Время новостей" 5 сентября 2006 г.