Версия для печати

России надо смягчать миграционную политику

Этническое многообразие России было велико и до революции, и во времена СССР. За весь ХХ век в нашей стране не исчезла ни одна этническая культура. А после прошедшей переписи населения даже появились новые народности. Об этническом составе России, национализме и пользе миграции директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий ТИШКОВ рассказал корреспонденту "Известий" Наталье КОНЫГИНОЙ.

- Валерий Александрович, хорошо ли власти знают, какие народы населяют Россию, и умеют ли применять эти знания на практике?

- В целом да. Даже в Советском Союзе и царской России была национальная политика. Хотя в советское время она, конечно, имела и негативные результаты: депортации, репрессии. С другой стороны, в Советском Союзе, как ни в каком другом государстве, было очень много сделано для сохранения этнического многообразия страны. С нашей карты в XX веке не исчезла ни одна этническая культура, в то время как они во множестве исчезали в Азии, Латинской Америке, Африке.

- Перепись выявила что-то новое в этническом составе России?

- Очевидно, что по итогам переписи в стране увеличится количество этнических групп. Многие малые этнические группы за последнее время самоорганизовались, у них появились лидеры, они написали истории своих сел и своих героев, стали учить свои языки.

- Вы могли бы привести примеры?

- В Дагестане появится примерно десятка полтора народностей, которые не входят в число 14 официальных народностей. Мы всегда о них знали, просто в Советском Союзе это многообразие старались нивелировать, чтобы показать единство советского народа. В Сибири из народности кетов могут выделиться 20-30 югов. Из татар выделится группа кряшен. Я думаю, появится около 30 новых названий.

- Насколько власть представляет, как с этими народами надо обращаться?

- Не надо забывать, что государство у нас одно и то же для всех и законы одни. Люди, которые соглашаются в этом государстве жить, должны жить по этим законам. Но дело даже не столько в таких формальных вещах, как законы. Проживая в одном государстве в течение столетий, люди имеют больше общего, чем отличий. Общность россиян очень мощная - все умеют говорить по-русски, у нас общая история и ценности. Власть должна поощрять интеграцию, а не разделение.

- Надо ли смягчать миграционную политику? Действительно ли спасение России -- в мигрантах?

- Что значит "спасение"? Все прогнозы, что скоро нас останется половина или четверть от нынешнего количества, основаны на том, что берется ситуация за годы, когда была особо высокая смертность после отмены антиалкогольной кампании и низкая рождаемость, и проецируется на следующие 50 лет. А если взять последние 3-5 лет, то можно увидеть и увеличение рождаемости, и снижение смертности, особенно детской. Но без пополнения извне население действительно не растет. Слава богу, у нас есть внешние источники качественного населения - наши бывшие советские республики.

- Демографы говорят, что русскоязычного населения там осталось всего четыре миллиона.

- Почему четыре миллиона? Только на Украине 50 миллионов. Но здесь я радикально расхожусь с нашими политиками-теоретиками, которые говорят, что мы должны принять закон о репатриации и переселить сюда всех русских. Если мы хотим иметь дружественные страны в лице Украины, Молдовы, Казахстана и так далее, русские должны там обязательно остаться. Выезжать всем - это самый глупый вариант, который только возможен. Так мы лишимся очень мощного связующего звена с этими странами. Если не станет русских на Украине, она просто превратится во враждебное государство. А вот принять мигрантов, не только русских, но и украинцев, азербайджанцев, молдаван, - это Россия вполне может. Чем больше их будет, тем лучше. Поэтому смягчать миграционную политику обязательно нужно. Последние два года уже не миграция является национальной угрозой, а сама миграционная политика.

- Но к нам приезжают мигранты не только из ближнего зарубежья. Говорят, на Дальнем Востоке китайцев уже больше, чем русских.

- Их там раз в десять меньше, чем нам говорят статистики и местные власти. Китайцы и корейцы всегда жили на территории нашей страны. До революции доля китайцев в Приморском крае была гораздо больше, чем сейчас. И корейцев было очень много. Тем не менее утрата территорий происходила не оттого, что китайцы заселялись и отбирали их. Мы проигрывали войны, и от этого убавлялись территории. Поэтому при сильном государстве, нормальных границах и правилах ничего страшного в китайской миграции нет.

- А как объяснить населению, что мигранты, даже нерусскоязычные, - это хорошо?

- На самом деле население ладит с мигрантами гораздо лучше, чем об этом говорят ученые, политики и журналисты.

- Вы хотите сказать, что у нас нет бытового национализма?

- Конечно, есть, как есть он в любом обществе. Но жители реагируют отрицательно скорее не на людей другой национальности, а на сам факт быстрого изменения привычной среды. Русские люди, которые годами привыкли жить с татарами или башкирами в одном селе, не знают враждебного отношения друг к другу. Задача государства, властей, специалистов, средств массовой информации -- объяснить новожителям, какие обычаи, нормы и правила существуют там, куда они приехали. И в свою очередь показать местным жителям, чем вызваны изменения, кто эти люди, какую пользу они приносят, какие у них традиции и обычаи. Когда мы начинаем говорить, что надо интегрировать мигрантов в нашу среду, - это односторонний подход. Изменяться должно и принимающее общество. Москва и москвичи уже никогда не будут такими же, какими они были 15 лет назад. Сегодняшние Нью-Йорк, Лондон и Париж - это совсем не те города, которые были 20 лет назад. Там тоже было недовольство. Я помню, 30 лет назад один американец мне жаловался: что случилось с Америкой - в Нью-Йорке появились черные полицейские!

Известия. 2003. 4 июля. № 116. С.6.