Версия для печати

России нужны новые жители

Сегодня в Москве самые рьяные противники мигрантов и защитники "коренных" традиций – "лимитчики", которых в советские времена оптом завозили на московские заводы, уверен председатель Комиссии по вопросам толерантности и свободы совести Общественной палаты, директор Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая, член-корреспондент РАН Валерий ТИШКОВ.

– Валерий Александрович, как отражается на безопасности России наличие многомиллионной армии нелегальных мигрантов из-за рубежа?

– Не мигранты, а бездумные законы представляют угрозу национальной безопасности России. С 1991 года в нашу страну прибыло, наверное, около 10 млн мигрантов, в основном из республик бывшего СССР.

Из них 90% – нелегалы, причем почти половина – русские, украинцы, молдаване.

Не потому, что скрываются, а потому что не могут зарегистрироваться. Я лично пробовал помочь нескольким ученым из Узбекистана, с которыми сотрудничает наш институт, зарегистрироваться в Москве. Не получилось, слишком много искусственных препон. Наши законы делают людей нелегалами, загоняют в подполье. В 2002 году Госдума приняла вредный закон о гражданстве. В итоге наши бывшие соотечественники, по сути, лишились возможности получить российское гражданство. Я считаю, что нужно уволить тех, кто продвигал этот закон в Госдуму. Это была политическая ошибка! Сейчас ее пытаются исправить, с 15 января будущего года находящиеся в России нелегальные мигранты смогут зарегистрироваться и "легализоваться". Проблема в том, что работодатели не хотят их регистрировать.

Им выгодно иметь бесправных и потому дешевых работников.

– Какой же, на ваш взгляд, должна быть правильная миграционная политика России?

– Надо ликвидировать несправедливость и дать возможность получить гражданство "нелегалам", кто давно переехал в Россию из бывших республик и успешно здесь работает.

И в дальнейшем помогать переехать в Россию тем соотечественникам, кто хочет здесь жить. Они говорят по-русски, обычно имеют родственников и друзей в России, легко интегрируются в наше общество. Если мы сейчас не будем привлекать мигрантов из бывшего Союза, нам потом придется завозить эфиопов.

– Без эфиопов нам никак?!

– Ну, я не знаю, как насчет эфиопов, но помощь китайцев и корейцев потребуется. Понятно, что из дальнего зарубежья мигрантов нужно привлекать временно. Китайцы, построив небоскребы в Москве, должны уехать. Как уехали турки после строек в Анадыре. Без миграции наша экономика встанет.

Некому будет работать. А у нас естественная убыль – больше полумиллиона в год и огромная территория, которую надо обслуживать, обустраивать. Я думаю, мы могли бы принимать минимум 200 – 300 тыс. в год, чтобы не уменьшалось население страны.

Все страны мира, которые за последние полвека добились технического развития, не обошлись без мигрантов.

– Социологические опросы свидетельствуют, что большинство россиян против массового наплыва иностранных мигрантов. Не опасаетесь политических последствий по "карельскому" сценарию?

– Ситуация не простая.

Нужны грамотная политика властей и пропаганда.

Почему СМИ не объясняют обществу, какую огромную пользу России приносят мигранты? Мигранты производят не менее 10% нашего ВВП, а все их переводы на родину составляют только 0,1% нашего ВВП.

Они за крохи благоустраивают наши города, строят дороги, школы, больницы.

Мигранты нас лечат. Мой коллега по Общественной палате хирург Лео Бокерия говорил, что половина состава квалифицированных специалистов его института – прибывшие из союзных республик. А кто доставляет на рынки арбузы, дыни, узбекский виноград? Неужели подмосковная бабушка будет этим заниматься? Мигранты привносят культурное многообразие. Посмотрите, сколько мигрантов из республик и даже дальнего зарубежья стали звездами российской эстрады, кино!

Вы зайдите в пять тысяч национальных ресторанов в Москве – разве знали мы о таком разнообразии кулинарного искусства 15 лет назад?

– Выходит, все лучшее в новой России – заслуга мигрантов-иностранцев?

– Миграция несет безусловные риски, порой серьезные проблемы для общества. Но польза все равно превышает риски.

Пожалуй, самое серьезное обвинение – участие мигрантов в наркотрафике.

Но мигранты – рядовые исполнители в наркоцепочке. Организаторы – все местные. Конечно, все участники наркотрафика должны нести наказание, включая уголовное. Но это не значит, что нужно закрыть миграцию. Не будет мигрантов – найдутся другие наркокурьеры.

Другие риски миграции – проституция, распространение болезней, в том числе эпидемиологического свойства. Отчасти от антисанитарии, когда мигрант живет в вагончике, где негде помыться.

Создайте им достойные условия работы – и эпидемий не будет. Существует миф, будто только мигранты совершают самые страшные преступления. На самом деле они наиболее правопослушные люди.

– Как избежать этнополитических конфликтов между "коренными" жителями и мигрантами?

– Я бы сформулировал иначе: конфликты между старожителями и новожителями. Кто такие "коренные"? Сегодня в Москве самые рьяные противники мигрантов и защитники "коренных" традиций – "лимитчики", которых в советские времена завозили на московские заводы, и их потомки.

Адаптация старо- и новожителей – тонкий двусторонний процесс. И события в Кондопоге показали, что у нас огромные недоработки. Мигранты считают, что если подкупили местного прокурора или начальника милиции, то себя обезопасили. Они уже не заинтересованы "пойти в народ", устанавливать контакты со старожителями. Национально-культурные автономии (общины) превратились в полузакрытые организации, которые, в основном, заняты сохранением собственного языка. Между тем в НКА обычно объединяют не только новых мигрантов, но и старожителей данной национальности.

Так, в московской азербайджанской диаспоре есть люди, которые поколениями живут в столице. Я от имени Общественной палаты выступил с критикой: закон о национально-культурной автономии надо поправить. Надо вписать в обязанность национально-культурных автономий интегрировать вновь прибывших мигрантов, помогать им налаживать контакты с местным старожильским населением.

– Некоторые политики пугают: массовый приток переселенцев из южных республик превратит Россию в другую страну – с азиатско-мусульманским лицом.

– Это вредный, разрушающий Россию миф. Нельзя играть на подобных фобиях. До 1991 года русские никогда больше 50% не составляли. Тем не менее страна существовала. Сейчас славяне в России составляют более 80%. Но соотношение будет меняться, и это нормальный процесс развития общества. Когда-то Казань была татарской.

Теперь наполовину русская.

Якутск был стопроцентно якутским, теперь – русский. Население Адлера за последнее десятилетие изменилось на 90% – больше половины там армяне. Город расцвел, отстроился – разве это плохо? Бедна страна, где говорят только на одном языке, варят суп только по одному рецепту и строят дома только по одному стандарту. К сожалению, как очередная избирательная кампания, так ряд политических сил начинает подогревать и эксплуатировать антимигрантские настроения, чтобы мобилизовать свой электорат. Выберете меня – я всех выгоню. И проходят во власть.

Валерий Тишков

"Гудок" 27  ноября 2006 г.