Версия для печати

Вопросы о национальности и языке Всероссийской переписи населе-ния 2010 года

 (а Всероссийском совещании статистиков 12 февраля 2009 года, д.о. «Покровское» Одинцовского района
  

Опыт Всероссийской переписи населения 2002 г. показал, что, несмотря на трудоемкость сбора и обработки информации о национальностях и языках, полученные данные являются одними из самых востребованных переписных материалов и по прошествии шести лет, они не утратили своей актуальности. Важно отметить, что материалы о национальном (этническом) составе населения Российской Федерации, а также некоторые данные о языковой ситуации и сегодня используются для совершенствования законодательства федерального и регионального уровней, для разработки и информационного сопровождения федеральных нацпроектов, федеральных целевых программ.

Учитывая, что за последние годы отечественная статистика утратила (или почти утратила) прочие источники информации об этническом составе населения, современная перепись превратилась в безальтернативный ресурс. Никакие иные исследования, будь то социологические, этнографические и любые другие, связанные с выборочными опросами населения на ограниченных территориях, не в состоянии конкурировать с данными о национальностях и языках, получаемыми всеобщей переписью. Опыт работы Института этнологии и антропологии РАН, накопленный за многие десятилетия, свидетельствует о том, что данные переписей уникальны. Поэтому, каковы бы ни были мнения некоторых ученых и представителей управленческих структур, что, якобы, вопросы о национальности усложняют процедуру или даже противозаконны, необходимо осознавать, что именно эти данные, наряду с основными демографическими сведениями, являются важнейшим итогом общегосударственной переписи.

Мнение о том, что в других государствах переписи не учитывают национальность или языки во многом ошибочно. Соответствующие виды учета осуществляются как раз во многих странах, однако при этом используются свои концепции и методики. В структурах ООН уже в течение ряда лет обсуждаются варианты рекомендаций, которые бы способствовали развитию форм статистического учета тех категорий населения, которые относятся к культурным и языковым меньшинствам. Это, в частности, продиктовано требованиями международных норм о защите прав меньшинств. Многие из этих норм, кстати, признаны и действуют на территории Российской Федерации. Наиболее распространенным подходом является фиксация этнического состава населения страны, в том числе с предоставлением права гражданам указывать сложное этническое и даже расовое происхождение.

Не только само направление «национальность и язык» должно быть сохранено во всероссийских переписях, но необходимо усовершенствовать программу и методы предстоящей переписи. Одним из таких шагов могло бы быть предоставление возможности жителю страны указать сложную национальную (этническую) принадлежность, если таковая потребность существует у части потомков смешанных браков, которым затруднительно указать какую-либо одну национальность. Незнание жителей страны о наличии такой возможности еще не означает, что в ней нет потребности. Исправление вопросника при проведении пробной переписи в пользу старого варианта (единичной формы этнической идентичности) было, на наш взгляд, ошибкой. Шагом вперед могла бы быть и формулировка вопроса (вопросов) о языке, если за исходный критерий будет взят принцип выяснения реальной языковой ситуации (какие языки знают и использую граждане) в стране, а не идеологических установок насчет «родного языка». Сделанная в прошлой переписи в самый последний момент  корректировка данного вопроса под давлением этнонационалистических установок и старой методологии нанесла ущерб качеству полученных данных, сделав почти невозможным их использование. 

Переписные итоги о национальностях и распространенных в стране языках в советский период не могли быть адекватными по многим причинам, в том числе причинам идеологическим. Сегодня, когда ограничения подобного рода как бы сняты, все же имеется немало поводов сохранять старые идеологические доктрины и, соответственно – прежние методы сбора и обработки информации. Вместе с тем, программа переписи-2010 является  шагом вперед.  Наш доклад имеет целью развить эти достижения, дабы результаты очередного всероссийского опроса стали еще более адекватными и более полно отвечали потребностям развития российского государства.

  

О списке национальностей

Следует преодолевать расхожее мнение (распространенное и среди научных работников) о том, что перепись подсчитывает количество народов. Сама переписная процедура дает лишь сумму ответов населения. Данные переписи всегда требуют сопоставления, анализа, интерпретаций, и все это находится за пределами компетенции самой переписи. Очень верно, что в публикациях итогов переписи 2002 г. заголовки таблиц (как и названия томов) не содержат каких-либо упоминаний о народах или национальностях Российской Федерации. Используются термины: «национальный состав населения», «население по национальности и владению русским языком». Понятие «национальный состав населения» применялось в переписи 1989 г. и в предыдущих переписях, кроме переписи 1926 г.

По итогам переписи 2002 г. впервые были опубликованы все закодированные варианты ответов населения (всего 779 единиц). И озаглавлен этот список был вполне корректно: «Перечень встретившихся в переписных листах вариантов самоопределения населения по вопросу "Ваша национальная принадлежность"». Таким образом, при официальной публикации итогов прошлых переписей не было ни «списка народов», ни «списка основных национальностей» или же «списка национальностей РФ».

А вот в научной литературе – ситуация иная. Следует привести только один пример. В энциклопедическом томе «Народы России» на стр. 433 имеется таблица «Народы Российской Федерации (по данным переписи 1989 г.)». Она-то как раз смущает наличием в ней американцев, голландцев и др. Но сама перепись (и Госкомстат) тут ни при чем. Если отказаться от неверного представления о том, что сумма ответов на вопрос о национальности – это и есть список народов России, тогда отпадает необходимость заранее и по произволу корректировать этот список, урезая какие-то варианты ответов. Ведь перед переписчиками не ставится задача выявлять принадлежность к народам или национальностям России. Цель состоит в полном фиксировании сведений о самоназваниях по вопросу о национальности. После сбора анкет, за дело принимаются кодировщики. Если кодировщики будут пользоваться инструкцией, чтобы какие-то ответы в анкетах не учитывать, то в этом случае итоги переписи опять таки не будут полными. А поскольку анкеты затем уничтожаются, изъятые данные никто и никогда не узнает. Даже Росстат.

Сотрудникам Российской академии наук и специалистам Росстата необходимо преодолеть заблуждение, что цифры переписи напрямую отражают количество и численный состав народов России. Если бы это было так, можно было бы говорить о практическом исчезновении в одном только Дагестане кайтагцев, кубачинцев, арчинцев и других. Арчинцев переписчики насчитали только 100 человек, а по наблюдениям этнографов, их не менее тысячи. Кубачинцев должно быть порядка 6 тысяч, а учтено менее сотни. Огромное несоответствие в отношении кайтагцев: ожидалось чуть ли не 30 тысяч, а получилось всего 5 человек – двое мужчин и три женщины...

Во время переписного опроса трудно добиться высокой точности учета, особенно в отношении малочисленных национальностей. Однако важно осознавать, что данные переписи является во многом уникальным источником, а также и важнейшим ориентиром для изучения национального состава населения Российской Федерации.

Но еще необходимо решить проблему общественного восприятия переписи. Обыденное сознание еще более, чем специалисты, ожидает, что перепись укажет, сколько в России народов. Но на сакраментальный вопрос «сколько» отвечает не сама перепись, а те, кто пользуется и анализирует ее итоги. Чтобы не давать повода думать иначе, в программе переписи следует предусмотреть решение двух проблем, а именно:

– переименовать так называемый словарь национальностей для кодирования

– повысить точность комментариев, которые публикуются вместе с итогами переписи.

Упомянутый словарь национальностей представляет собой инструментарий для кодирования информации в анкетах. Этот документ не является объектом широкой публикации, но в наше время доступность материалов переписи обеспечивается интернетом, поэтому термины, применяемые в словаре, немало способствуют тому, что результаты переписи воспринимаются искаженно. Применение словаря в программе переписи 2002 г. вызвало критику со стороны политиков, общественных деятелей, литераторов, а также и научных работников. Были высказаны претензии в адрес государственных статистических органов, а также в адрес Института этнологии и антропологии по поводу того, что неоправданно подробные «списки национальностей» разрушают саму суть российских народов, и даже ставят под вопрос их существование. Особенно бурные дебаты происходили в связи с опасениями «уничтожения» (посредством переписи) целостности татар и аварцев.

Дело, конечно, не в самом словаре, как инструменте кодирования, а в том, какие термины в нем используются. На сегодняшний день полное наименование словаря для следующей переписи звучит так: «Словари национальностей и языков для кодирования материалов Всероссийской переписи населения 2010 года». Подчеркнем, что в названии значится «национальности». А нужно бы указать более точно: «возможные ответы на вопрос о национальной принадлежности». Если не вникать в суть дела, можно думать, что кодировочный словарь действительно содержит списки народов России. Обывателя особенно впечатляет список из многих сотен наименований, упорядоченный по алфавиту. В этом списке, например, наряду с собственно татарами значатся десятки этнографических названий татар. Для кодировщика – это оптимальная последовательность, а для обывателя – нет, ведь он судит по названию списка, а список озаглавлен «национальности». Повторим, проблему искаженного общественного восприятия в значительной мере можно преодолеть одним лишь переименованием словаря, а также некоторых заголовков в его таблицах.

Некорректная терминология из этого словаря частично проникла и в официальные итоги переписи. В упомянутой выше таблице «Перечень встретившихся в переписных листах вариантов самоопределения населения…» (том 4, кн. 1) ключевой столбец озаглавлен следующим образом: «Национальность, этническая группа или их самоназвание». А следовало бы указать более точно – «варианты самоопределения» или вообще ничего не указывать, поскольку общего заголовка таблицы вполне достаточно.

Несколько слов по поводу сопроводительных комментариев, представляемых вместе с итогами переписи. При опубликовании официальных итогов переписи 2002 г. в 4-м томе (кн. 1) помещены «Методологические пояснения». В этом документе (на стр. 929) приводятся сведения, каким образом были получены данные о национальном составе населения. Сказано, что в соответствии Конституцией Российской Федерации, национальность записывалась со слов опрашиваемых, а затем анкетные данные «систематизированы в 142 национальности и 40 входящих в них этнических групп». Сказано также, что такая группировка осуществлена «согласно Списку национального (этнического) состава населения Российской Федерации, разработанному Институтом этнологии и антропологии». Действительно, такой список, точнее, основа списка была выработана нашим институтом. Но в нем не употреблялся термин «этническая группа», не было и рекомендации делить ответы на 142 национальности и 40 этнических групп, или в какой-то иной пропорции. Причем национальности в указанном официальном томе по какой-то причине названы «основными национальностями». Следовательно, можно думать, что в России, несмотря на конституционное равенство, есть неосновные или второстепенные национальности. В указанном тексте имеется упоминание и о «народах». В частности, говорится, что в итоговый список национальностей внесены «народы, выделенные в качестве самостоятельных национальностей». Таким образом, по прочтении сопроводительных комментариев, читатели должны  воспринимать официальные итоги переписи именно как сведения о количестве «народов» и численном составе этих «народов».

Но в переписи 2002 г. не было вопросов о народе или народах, не было упоминания об «основных» национальностях, не было там и этнических групп. Согласно инструкции и формулировке под номером семь, отпечатанной на бланке, каждый переписчик должен был задать вопрос: ваша национальная принадлежность. И полученный ответ заносился в графу, состоящую из единственной строки. Других источников переписных данных о национальной принадлежности не предусматривалось. Следовательно, и комментарии в официальных итогах переписи должны соответствовать методу переписи. Поэтому точным термином для написания официальных комментариев является тот, что используется в заглавиях таблиц –  «национальный состав населения», тогда как такие понятия, как «народы» или «этнические группы» в данном случае неуместны.

  

О методе переписного учета ответов на вопрос о национальной принадлежности

   

На этапе подготовки пробной переписи населения 2008 г. предусматривалось использовать метод более подробного учета ответов населения на вопрос о национальной принадлежности. Суть нового подхода состояла в том, чтобы опрашиваемые могли дать мнрожественный ответ, в том случае, если они определяют свою национальную принадлежность как  двойную или как более сложную. По этнографическим и социологическим, данным такие ситуации характерны для национально-смешанных семей, особенно в крупных городах, а также для некоторых регионов Российской Федерации. К сожалению, опубликованные итоги переписи 2002 г. не позволяют судить о количестве населения с двойной национальной принадлежностью. Однако, используя данные переписи 1989 г., можно оценить численность лиц с двойной национальной принадлежностью на уровне 7 – 15%.

Технически учет двойной национальной принадлежности не более труден, нежели учет языков владения. Ведь по условиям переписи каждый опрашиваемый может указать, что владеет несколькими языками, поскольку для разработчиков программы переписи очевидно, что человек может знать более одного языка. Также опрашиваемый вправе назвать несколько источников средств существования, ведь таких источников действительно может быть несколько. Однако согласиться с тем, что у опрашиваемого родители могут быть разной национальности, оказалось почему-то трудно. Это довольно таки странно, ведь и без этнографических исследований, факт межнационального смешения очевиден из житейских наблюдений. И получилось по результатам переписи 2002 г., что численность в России украинцев сократилась  почти вдвое. При этом из более ранней переписи известно, что 76% украинцев в России живут в смешанных семьях. То же можно сказать в отношении белорусов, мордвы, коми, евреев, немцев и многих других.

Задача более точного учета переписных категорий населения вроде бы является очевидной для статистики. Осталось только признать, что точность учета и однозначность – это не одно и то же. Если национальная принадлежность человека не является однозначной, то, следовательно, фиксирование единичного ответа вместо множественного является ошибочным. А значит, и итоги переписи будут менее достоверными. Относительно некоторых дагестанских национальностей, итоги вообще оказалась некорректными.

Если бы перепись была способна учитывать двойную национальную принадлежность, можно было бы избежать многих конфликтных ситуаций. Например, менее  острыми были бы политические отношения в Башкирии, где масса жалоб на нарушения конституционных прав башкирских татар, не учтенных государственной переписью. После переписи 2002 г. татары в Башкирии даже сделали попытку провести самоперепись. Широко известны скандальные примеры с кряшенами в Татарстане, и т.д. Если бы перепись была способна учитывать двойную национальную принадлежность, не было бы такого большого количества не указавших национальность – почти 1,5 миллиона человек.

Применение нового метода учета национальной принадлежности могло быть  революционным для переписи 2010 г. и вариант переписной анкеты, разработанный Росстатом в 2007 г., как раз предусматривал такую возможность:

«Ваша национальная принадлежность (по самоопределению опрашиваемого; если опрашиваемый называет несколько вариантов ответа, то  запишите не более трех)»

Однако этот вариант даже не дошел до пробной переписи. Предварительно разосланные переписные вопросы в территориальные статистические органы, как оказалось, вызвали в ряде случаев неприятие самих статистиков. Но такая реакция ожидаема, и это не должно быть поводом для шага назад. Нужно учесть, что в нашей стране, как и в других бывших советских республиках, люди привыкли указывать национальность не по самоопределению, а просто одну национальность. Это – результат пропаганды советского времени, мол, все граждане СССР подразделяются на нации и народности и человек не может «находиться» сразу в двух нациях. Подтверждением тому служили паспортные данные, где указывалась только одна национальность. Обязательно найдутся те, кто будет против возможности дать ответ о национальности. Однако это не должно становится  поводом для отказа государства от желания получить более адекватную картину национального (этнического) самосознания среди российского народа.

Исследования показывают, что российское общество более восприимчиво к идее учета множественной национальной принадлежности, чем это может показаться. Весной и в начале лета 2008 г. мы опросили столичных жителей в 14 субъектах федерации – по два в каждом федеральном округе. Был задан вопрос: Может ли человек иметь две или более национальности? Почти половина респондентов дали отрицательный ответ: «нет» – 36%, ответ «такого не должно быть» – 12%. Но другая половина дала утвердительный ответ: однозначно «да» – 21%, «в некоторых случаях, да» – 21%. Десятая часть опрошенных не дала никакого ответа. Это намного больше, чем ожидалось. Примерно равное соотношение тех, кто приемлет, и тех, кто не приемлет множественную национальную принадлежность, естественно, проявляется не повсеместно. В одних регионах резко преобладают те, кто считает, что такая принадлежность у человека может быть только одна. Особенно много таких высказываний в Грозном (78%), Якутске (64%), в Горно-Алтайске (53%). В иных регионах, наоборот, больше тех, кто считает, что национальная принадлежность у человека может быть неоднозначной. Особенно заметна доля таких ответов в Сыктывкаре (49%), в Омске (48%). А в таких городах, как Москва, Оренбург, Пятигорск, Екатеринбург, Хабаровск, распределение мнений примерно равное и соответствует общероссийской картине. В целом же по российским регионам доля тех, кто настаивает на однозначной национальной принадлежности (48%), оказалась намного ниже, чем представлялось специалистам.

Конечно, количество людей, причисляющих себя к двум национальностям, сравнительно немного, но они должны иметь возможность реализовать свое конституционное право на самоопределение. До настоящего времени таким правом в отношении переписи они не обладают. Институт этнологии и антропологии по заказу Росстата проанализировал нераспределенные данные, отнесенные во время переписи 2002 г. к категории «другие национальности». Выявлено, что даже в той переписи записей двойной национальности было значительное количество[1], но им не нашлось места при подсчетах переписных итогов. В настоящей программе переписи 2010 г. удален подсказ о том, что опрашиваемый может указать свою национальную принадлежность полностью, т.е. в любом приемлемом для него варианте. На бланке опроса размещена единственная строка для записи ответа. Все это означает, что сохранена старая методика советского образца.

Разработчики программы говорят, что, если опрашиваемые сами захотят указать две национальности, они это сделают. Мол, подсказывать нельзя, это неконституционно (якобы, нарушается принцип самоопределения). Но проблема как раз в том и заключается, что опрашиваемые не будут знать, что есть возможность указать две национальности. А это как раз и есть нарушение прав и принципа самоопределения. Если человек не может дать однозначный ответ на вопрос о национальности, и соответствующая графа переписной анкеты остается незаполненной, значит, в данной ситуации он лишен равных прав с остальными гражданами.

Мы считаем, что на бланке переписи необходимо уточнение о том, что возможен не только один, но и два ответа на вопрос о национальной принадлежности. Например, вопрос может звучать так: «Ваша национальная принадлежность. Можно указать одну или несколько по самоопределению». Для переписчика в инструкции следует уточнить, что последовательность записи ответов на вопрос о национальности не имеет значения.

И еще один важный момент. Слово «самоопределение» необходимо поместить в «теле» самого вопроса. Это нужно учесть по опыту Всероссийской переписи 2002 г., когда люди затруднялись давать ответ, говоря, что не имеют соответствующей записи паспорте. В той переписи слово «самоопределение» также значилось на бланке, но не было частью вопроса и чаще всего не «озвучивалось» переписчиком.

Особое внимание нужно уделить разработке инструкции для переписчика по вопросу о национальности. Наши исследования показали, что по вопросу о национальной принадлежности скупые и невнятные инструкции для  переписчиков в 2002 г. порождали трудности опроса, и это повлияло на точность переписных данных.

   

О языках в переписи

Осуществляя сбор информации о языках, нужно исходить из того, что перепись не может выяснить, насколько человек хорошо владеет тем или иным языком. Можно, конечно, совершенствовать методику опроса, но все же изучение языковой компетенции – это не задача переписи. Это вполне очевидно. Ведь не является задачей переписи проверка уровня образования опрашиваемого, хотя он и говорит о своем образовании, или, например, проверка его действительного состояния в браке.

Для чего же нужен в переписи вопрос о языке? В дореволюционной переписи вопрос о языке заменял вопрос о национальности, а в предвоенных переписях он служил дополнением к этому вопросу. Поэтому переписчики спрашивали не о языках, которыми люди повседневно пользовались, а только о родном языке. В те годы родной язык расценивался как синоним национальности и служил ее подтверждением. Такой подход в 1920-е годы был во многом оправдан, ведь еще не было огромного притока людей в города и промышленные центры, еще не было массового смешения культур и языков. Распространение языков виделось как простое повторение картины национальностей или народностей – так в те годы было принято говорить. Таким образом, прямым назначением вопроса о родном языке было уточнить национальность опрашиваемого, если полученные итоги опроса недостаточно определенны. Язык в тех переписях не имел самостоятельной ценности для статистики.

Но уже в те годы ученые понимали, что язык и национальность – это не одно и то же и, что распространение языков может отличаться от географии национальностей. Уже тогда были попытки сделать язык отдельным объектом изучения переписи. В переписи 1920 г. инструкция переписчику гласила: «Под родным языком разумеется тот язык, на котором говорит семья опрашиваемого (а в многоязычных семьях – мать)». Эта инструкция вкладывала новый смысл. Если сам вопрос переписной анкеты – «Родной язык?», фактически означал «Кто ты? Какого роду-племени?», то в инструкции просматривалось стремление учесть не эмоции, а языки, «на которых говорят». В переписи 1926 г. вопрос о языке не изменили, но инструкция для переписчиков была еще более уточнена: «Родным языком признается тот, которым опрашиваемый лучше всего владеет или на котором обыкновенно говорит».

Далее, в переписях 1937 и 1939 годов, а также в послевоенной переписи 1959 г. упомянутые инструктивные указания были убраны. Однако итоги переписей о родном языке стали рассматривать как сведения о знании и распространении языков. Язык превратился в самостоятельный объект переписи, но инструментарий оставался прежним. Этот инструментарий позволял учесть в основном только тот язык, который совпадал с национальностью опрашиваемого. Между тем, реальная языковая ситуация уже в те годы была иной – быстрыми темпами распространялся русский язык и доминирующие в республиках СССР языки. Развивалось двуязычие. Все указывало на то, что языковые практики населения гораздо шире, чем показывает перепись.

Однако, только начиная с переписи 1970 г. стали задавать прямой вопрос о знании языка. Причем записывалось знание одного языка: «Указать также другой язык народов СССР, которым свободно владеет». Но при этом в качестве главного остался старый вопрос о родном языке. Что же получилось в итоге?

Вопрос о родном языке не давал картину знания языков. Как и по старинке получалось, что, если якут назвал родным языком якутский, а калмык назвал родным языком калмыцкий, то считалось, что эти языки действительно в ходу. На самом деле знание того же калмыцкого среди калмыков было намного ниже знания русского языка. Тем не менее, переписные итоги по родному языку суммировались с итогами по второму языку владения. Нужно ли говорить, что общая картина, представляемая переписью, была далека от действительности.

Что произошло в переписи 2002 года? В изучении языкового разнообразия населения был сделан настоящий прорыв. Программа впервые была полноценно ориентирована на изучение языка как самостоятельного объекта переписи. Предполагалось задать вопросы о владении русским языком, а также о владении другими языками.

При этом разработчики программы переписи-2002 испытывали давление. Им было трудно уйти от вопроса о родном языке, который в советскую эпоху, хотя и в значительной мере утратил статистический смысл, приобрел значение символа. Понятие о родном языке попало в российскую Конституцию и в конституции российских республик, а также во многие правовые документы. С воспламеняющими призывами, «кто украл родной язык?» выступили некоторые социолингвисты, поддержанные периферийными националистами. Поэтому в короткие сроки перед переписью, когда бланки уже были отпечатаны, последовало решение вернуть вопрос о родном языке и записывать его первым в графе ответов о знании иных языков. Такова была инструкция для переписчиков. Но, поскольку, на самом бланке переписи не реанимированного вопроса не было, оказалось, что далеко не везде он был задан. В одних регионах и населенных пунктах просуммированы родные языки и языки владения, а в других случаях получены только данные о языках владения. Получился прежний советский вариант, но в менее качественном исполнении.

Сейчас принято решение вернуть вопрос о родном языке на бланк переписи. Мотивируют это положениями Конституции. Кроме того, сведения о родном языке действительно помогают разобраться в сложностях подсчета национального состава населения. Однако напомним, что сведения о родном языке не будут отражать действительного распространения языков в Российской Федерации.

Очень важно тщательно подойти к разработке прямых вопросов о языке. Вспомним инструкцию для переписчиков 1926 г. В ней говорилось о языке, которым опрашиваемый «лучше всего владеет или на котором обыкновенно говорит». В более поздних переписях в качестве прямого вопроса стали использовать термин «владеет». Предполагалось, что владение языками автоматически означает их использование.

На самом деле «владение» и «использование» - не одно и то же. Если человек знает какой-либо язык, то это не значит, что он употребляет его в повседневной жизни. Это, в частности, касается иностранных языков, которые учат в школах и вузах. Чтобы исключить запись о неиспользуемых языках, в советских переписях записывали только владение номенклатурными языками, их называли «языки народов СССР». Но и такой подход не давал гарантии, что язык владения, действительно используется в повседневной жизни. Вот характерный пример, который дал повод националистам из бывших советских республик обвинять советское руководство в фальсификациях и плохой национальной политике. Последняя советская перепись 1989 г. показала в Белоруссии и Украине якобы широкое распространение белорусского и украинского языка. В обеих республиках на тот период 78% всего населения (т.е. не только украинцы и белорусы) указали, что знают эти титульные языки. Но по многим исследованиям было хорошо известно, что использование этих языков было гораздо меньшим, и поэтому данные переписи называли фальсификацией. А в итоге это дало возможность отказаться от двуязычия и наказать русский язык – язык большинства налогоплательщиков таких стран, как Латвия, Украина, Беларусь, Киргизия.

Между тем, перепись должна предоставлять не только точные данные, но и отвечать на актуальные вопросы современности. Как известно, Генеральная конференция ЮНЕСКО еще в 1999 г. провозгласила Международный день родного языка, который отмечается 21 февраля. Это было сделано для привлечения международного сообщества к проблеме защиты исчезающих языков и тех языков, позиции которых ослаблены. Очевидно, что, если в переписи 2010 г. использовать прежние подходы, то мы не получим знаний об устойчивости или угасании языков. Мы не получим действительной языковой картины. Следует также напомнить, что Россия подписала Европейскую Хартию региональных языков и языков меньшинств,[2] и вскоре предполагается ратификация этого документа. Согласно ему, государство обязуется представлять отчеты международному сообществу о выполнении основных норм.

В указанном документе важнейшим является термин "региональные языки или языки меньшинств". Под ними понимаются языки, которые традиционно используются жителями государства. Подчеркнем, речь идет не о языках владения, а именно о языках пользования, т.е. активных, действующих языках.

В рамках выполнения международных обязательств, России необходимо показывать на цифрах, какова доля населения, использующая региональный язык. А по данным прошлых переписей такие цифры представить невозможно. Если применять метод переписи 2002 г., тогда придется приравнять число тех, кто называет родным языком язык своей национальности, даже, возможно, им не владея, но считая это более корректным к числу людей, которые действительно владеют языком, а тем более им пользуюся.. И в этом случае возникнет абсурдный результат: в России к языкам меньшинств придется причислить английский и французский языки, о владении которыми заявили миллионы россиян. Нашей стране придется защищать и поддерживать на своей территории в первую очередь именно эти языки. Мы предлагаем усовершенствовать тематический блок о языках, дополнив его вопросом об используемых языках. После вопроса о языках владения, уместен, например, такой вопрос:
  

«Какие языки вы используете для общения?»
  

(вопрос задавать, если имеется ответ на вопрос 9.2. о владении другими языками)
  

В инструкции для переписчика нужно отметить следующее: требуется указать язык или языки, на которых опрашиваемый чаще всего говорит в семье, на работе, в общественных местах. Наше предложение лишь незначительно усложнит переписную процедуру, но полученные в комплексе сведения впервые в истории отечественных переписей позволят получить полноценную картину о языках Российской Федерации.

В заключении нашего доклада один вопрос общего характера об обязательности переписи. Опыт прошлой переписи 2002 г. показал, что далеко не все население согласно в ней принимать участие. Прежде всего, речь идет о населении крупных городов, трудовых мигрантах, а также иностранцах, прибывших из стран дальнего зарубежья. В связи с этим Росстат предпринял попытки (и предпринимает их до сих пор) по внесению дополнения в федеральный закон о переписи, которое бы предусматривало обязательное участие в переписи граждан.

По поводу обязательности существуют разные точки зрения. Если рассматривать зарубежный опыт, то там участие в переписи, как правило, обязательное и стимулирование участия предусматривается наложением внушительных штрафов на нарушителей.

В нашей стране вопрос об обязательности в значительной мере перечеркивается развитием законодательных норм о персональных данных. Причем имеется в виду даже не столько недавний федеральный закон о персональных данных, сколько положения Конституции Российской Федерации.

В Основном Законе сказано: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну» (статья 23).

Заполнение бланков переписи, где указаны имя и фамилия опрашиваемого, а также код счетного участка (фактически адрес), безусловно, является вторжением в частную жизнь.

Мы, конечно, можем заявить, что собранная информация будет храниться в «агрегированном виде». Однако, чтобы обобщить информацию нужно обработать первоисточники (переписные вопросники), а это требует времени. Как известно, для осуществления полной процедуры требуется год, и лишь затем бланки переписи уничтожаются. Значит, конфиденциальная информация практически о каждом жителе страны храниться довольно продолжительный срок. А это противоречит соответствующим положениям Конституции Российской Федерации: "Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются» (статья 24, пункт 1).

Это означает, что, какими бы ни были поправки к закону о переписи, положения об обязательном участии будут неконституционными.

Сказанное не означает, что закон не должен предъявлять требования обязательного участия в переписи. Но это требование должно быть адресовано не населению, а различным государственным и муниципальным службам. Опыт прошлой переписи показал, что как раз этого вида сотрудничества зачастую недоставало для эффективной работы переписчиков. Известно, что в Москве переписчики тратили много времени не на то, чтобы произвести опрос, а чтобы добиться возможности получить номера телефонов тех, к кому они должны были прийти с вопросниками. Много времени и усилий тратилось на выяснение дверных кодов для проникновения в подъезды московских многоэтажек.

Участие чиновников в переписи не должно быть обязательным и добросовестным, а уклонение от этого должно наказываться. Особо строго – за фальсификации-приписки или переделывание первичного материала.



[1] Например, заметное количество тех, кто причислен к категории «другие», назвали себя карело-финнами, русскими немцами, русскими татарами, русскими украинцами, кряшено-татарами,  курдами-езидами, мари-русскими. Кто-то заявлял, что многонационален, или метис и т.д.

[2] Европейская хартия региональных языков и языков меньшинств (Страсбург, 5 ноября 1992 г.).